Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Послесловие

(В настоящем послесловии объединены предисловия Н. С. Петровского к книгам Э. Херинг "Служанка фараонов" и "Ваятель фараона", вышедшим в издательстве "Наука" в 1968 и 1971 гг. )

Элизабет Херинг - известный литератор. Среди ее книг можно найти литературные изложения скандинавских саг и старых немецких сказок, научно-популярную книгу (написанную в соавторстве с В. Херингом) об истории развития письма и дешифровки различных систем письменности и несколько художественных произведений на сюжеты из древней и средневековой жизни. Следуя традиции немецкой историко-художественной литературы, традиции, развитие которой связано с именем Г. Эберса, выдающегося египтолога и романиста прошлого века, Э. Херинг написала также два романа из древнеегипетской жизни - "Служанка фараонов" и "Ваятель фараона".

При написании этих книг Э. Херинг использовала значительный материал древнеегипетских источников. Имена почти всех действующих или упоминаемых лиц засвидетельствованы источниками этого времени. Автор хорошо осведомлен в вопросах исторической географии Египта и привлекает данные археологических пок. Нет сомнения, что Э. Херинг проштудировала знчительную литературу по истории и истории искусств Древнего Египта. Тем не менее, не будучи египтологом, автор допускает и отдельные необоснованные утверждения, которые могут сбить с толку читателя или создать неправильные представления о событиях и их значении.

Памятуя о том, что беллетристическое произведение даже на конкретную историческую тему не является учебником по истории, мы не будем перечислять недочеты в целом интересных и увлекательных романов. Однако представляется необходимым, хотя бы коротко, рассказать об освещаемых периодах так, как они представляются по древнеегипетским источникам.

В начале XVI в. до н. э. Египет вступил в новую эпоху своего развития - Новое царство. Предыдущий период окончился бурными событиями. Около 1700 г. до н. э. в Египет, распавшийся до этого на несколько царств в результате внутренней борьбы, вторглись гиксосы - конгломерат кочевых племен Передней Азии и Аравии. Более ста лет гиксосы находились в Египте, а их египтизированные правители носили даже титулатуру египетских царей. Борьбу с гиксосами, а также выступления за объединение страны возглавили цари XVII династии, столица которых находилась в Фивах (совр. Луксор), далеко на юге Египта, в 740 километрах вверх по Нилу от современного Каира, т. е. примерно от границы Верхнего и Нижнего Египта.

Эта борьба часто приобретала драматический характер и кончалась не в пользу египтян. В Египетском музее в Каире можно видеть мумию царя Секненра, голова и лицо которого страшно разбиты боевыми топорами. Более успешно вел борьбу его сын, последний царь XVII династии, Камос (около 1600 г. до н. э.). Об этом можно судить по тому, что он воевал уже под самой столицей гиксосов, Аварисом, на северо-востоке Дельты. А его брат Яхмос I (1584-1559 гг. до н. э.) завершил изгнание гиксосов из Египта и положил начало новой (XVIII) династии и всему Новому царству.

Успешная освободительная борьба, развитие производительных сил (и прежде всего переход к широкому использованию бронзы), изменения в области производственных отношений (усиление роли мелких рабовладельцев - опоры фиванских царей в тот период) - все это является показателем крупных изменений в истории египетского общества. Нельзя не отметить и централизацию всей власти в Египте в руках одного царствующего дома. Но здесь можно наблюдать одну любопытную деталь: в этом доме в начале Нового царства большую роль играли "великие жены царя", т. е. главные царицы. После смерти Камоса, когда его брат Яхмос I был, видимо, слишком молод, а потом занят боевыми действиями, в Фивах умело правила вдова Секненра и мать Камоса и Яхмоса I - Аххотеп. Как говорят источники, она "заботилась о войске", "она умиротворила Верхний Египет и истребила мятежников его [Египта]", т. е., надо думать, подавила выступления местной знати против центростремительных действий Яхмоса I. Сам Яхмос I был женат на дочери своего брата Камоса по имени Яхмос-Нефретири. После смерти мужа она тоже играла большую роль в управлении государством при своем сыне Аменхотепе I.

Со смертью Яхмоса I, который восстановил Египет в рамках Среднего царства, кончился период освободительных войн, и вскоре Египет вступил в новый период создания огромной империи. Начало этому положил Тутмос I (середина XVI в. до н. э.). На юге он проник до 3-го Нильского порога, а на севере - до Евфрата. Но с его именем связано и иное: возникновение крупных династических распрей. Династическая борьба происходила потому, что по стечению обстоятельств наследниками престола, начиная с Тутмоса I, являлись сыновья от побочных (и часто незнатных), т. е. не "великих", жен царя. Складывалась чреватая последствиями ситуация: главные жены царя, игравшие большую роль в управлении государством, после смерти мужа вынуждены были уступать власть царевичу от побочной жены.

Сам Тутмос I, основоположник египетской мировой державы, был сыном Аменхотепа I и его побочной жены, женщины нецарского происхождения, Сенисенеб. Поэтому свои права на престол Тутмос I должен был укрепить женитьбой на своей сводной сестре, носившей традиционное имя начала Нового царства - Яхмос. У "великой жены царя" Яхмос и Тутмоса I было два сына, которые, однако, не дожили до вступления на престол, а также дочь - царевна Хатшепсут. Зато от побочной жены Мутнефрет у Тутмоса I был сын - Тутмос II, который и унаследовал египетский престол.

Для укрепления своего положения ввиду нецарского происхождения матери Тутмос II сочетался браком со своей сводной сестрой Хатшепсут, которая была с этих пор не только "дочерью царя", но и "великой женой царя" и произвела на свет царевен Нефру-ра и Мерит-ра Хатшепсут. Как мы видим, снова у "великой жены царя" не было сына, который унаследовал бы царский престол. Но у Тутмоса II от другой жены (женщины совсем незнатного происхождения по имени Исида) был сын, будущий царь Тутмос III,- значительно моложе своей тетки и мачехи Хатшепсут.

Поэтому, когда скончался Тутмос II, в Египте оказалось два претендента на царский престол: в общем законный наследник, но сын незнатной женщины, очень молодой человек, Тутмос III, и вдова умершего царя Хатшепсут, не только "великая жена царя", но по происхождению "дочь царя" (Тутмоса I) и дочь "великой жены царя" (Яхмос).

Если верить надписи Тутмоса III в Карнаке, в которой он рассказывает о своих юношеских годах, то он был объявлен царем еще при жизни своего отца. Почему Тутмос II спешил назначить себе соправителя, нам неизвестно, но соправительство - факт обычный в египетской истории, и сам по себе вызвать особого изумления не может. То, что случилось после смерти фараона-отца, рассказывает в своем жизнеописании зодчий Инени, который создавал прекрасные памятники архитектуры при Аменхотепе I и Тутмосе I и дожил до глубокой старости. Вот что он пишет: "Сын его (Тутмоса II) встал на место его как царь Обеих Земель. Властвовал он на престоле породившего его, [а] сестра его, жена бога Хатшепсут, заботилась о стране, и Обе Земли были под ее управлением, работали для нее. Египет склонил голову".

Итак, несмотря на то, что после смерти отца Тутмос III стал царем, за него начала править его мачеха и тетка Хатшепсут. Как и почему это произошло, нам неизвестно. Некоторые египтологи полагают, что она узурпировала власть после того, как Тутмос III сочетался браком с Нефру-ра, ее старшей дочерью, т. е. стала регентом при юных царе и царице, а другие - что она даже объявила Тутмоса III своим мужем и стала править за царя из-за его молодости. Во всяком случае, видимо, сразу после смерти Тутмоса II у Хатшепсут и Тутмоса III начинается общий счет лет правления. Но Хатшепсут, женщине, без сомнения, не только ослепительно красивой (судя по ее скульптурным портретам, в значительной степени более эффектной, чем известная всем Нефертити), но и умной, решительной и властной, было мало временно править за кого-либо, и она вскоре объявляет себя царем. Есть данные полагать, что ее коронация произошла на 2-й год царствования. С тех пор она стала именоваться не "великой царицей" и т. д., а "царем Верхнего и Нижнего Египта" и получила еще четыре титула царя-мужчины.

Для утверждения законности своих претензий на престол Хатшепсут повелевает запечатлеть на стенах храмов легенду о том, что она является дочерью самого "царя богов" Амона и что Тутмос I якобы еще при своей жизни, по приказу богов объявил ее царем. Более того, ее именуют иногда даже самим богом солнца Ра, но поскольку слово Ра было мужского рода, то к нему прибавили грамматическое окончание женского рода, и получилось новое, слово, которое можно перевести как "женское подобие Ра".

Итак, Тутмос III был оттеснен от престола на 20 лет.

Нет сомнения, что такое положение создалось в результате столкновения каких-то общественных сил. Лишь в виде гипотезы можно высказать мнение о том, кто именно поддерживал Хатшепсут, а кто - Тутмоса III.

Вероятно, Хатшепсут, тесно связанная родством и положением с фиванской династией, нашла поддержку в консервативных слоях египетского общества, которые вместе с ней временно одержали верх. Отсюда, видимо, похвальба Хатшепсут о восстановлении разрушенных еще гиксосами древних святилищ в Среднем Египте. Вероятно, отсюда идет и явное нежелание Хатшепсут воевать (хотя она и заверяет, что при ней войско было богатым), потому что, во-первых, она боялась усиления войска и военачальников и, во-вторых, ей было достаточно видеть свою страну в рамках классического Среднего царства, не больше.

Во время царствования Хатшепсут (1525-1503 гг. до н. э.), почти за 22 года, кроме небольшого военного похода в Нубию, была совершена лишь полуторговая экспедиция в страну Пунт, с чего и начинается повествование романа Э. Херинг "Служанка фараонов".

Что же касается Тутмоса III, будущего великого воителя, то, судя по результатам его грандиозных завоевательных и грабительских походов, он действовал в интересах того слоя населения мелких и потенциальных рабовладельцев, который сыграл главную роль в изгнании гиксосов и представители которого вели себя "будто львы со своей добычей, с рабами, скотом, жиром и медом, деля захваченное с радостным сердцем". За свою поддержку фиванских царей они получали землю и рабов, т. е. средства и орудия производства. Юридические документы середины XVIII династии показывают, что иметь рабов могли свободные люди, находившиеся на самом дне общества. Например, пастух, у которого не было одежды, имел трех-четырех рабов и отдавал их внаем. Владельцами рабов выступают простые горожане, мелкие жрецы, воины. Именно от времени Тутмоса III для них впервые засвидетельствовано характерное название "немху", т. е. "сироты", "бедняки".

Развивающееся египетское общество требовало постоянного притока рабочей силы. Рабы и добыча - вот цель походов Тутмоса III, который, вступив на престол после смерти Хатшепсут, уже на следующий год (официально 22-й год его царствования), в апреле 1503 г. до н. э., начал свой первый поход. Только из одного города Мегиддо в Северной Палестине он привел 2503 пленника. Там же он захватил 1000 колесниц и с окрестных полей снял урожай: около 17 миллионов литров зерна. Его сын, Аменхотеп II (1491 - 1465 гг. до н. э.) за один год захватил 101 218 пленных!

Такова, гипотетически, расстановка общественных сил, поддерживавших Хатшепсут и Тутмоса III.

Реальной же опорой Хатшепсут в течение более чем полутора десятка лет был Сенмут (или по другому возможному чтению - Сененмут). Сенмут происходил из очень простой семьи. Надпись в первой гробнице Сенмута в Шейх-Абд-эль-Курне называет его родителей просто "его отец Рамос" и "его мать, хозяйка дома Хатнефер". У Сенмута было две жены, но детей не было. Сам же Сенмут совершил головокружительную карьеру.

Феерическое возвышение Сенмута началось тогда, когда Хатшепсут захватила власть. Вполне возможно, что она уже знала Сенмута до этого и поддерживала в продвижении но службе в храме Амона, так как воспитателем ее дочери, а когда-то и ее самой, был его 'старший брат Сенмен. Во всяком случае, вряд ли могут быть сомнения в том, что Сенмут поддерживал Хатшепсут, а может быть, и вдохновлял ее в стремлении к самодержавию. Нам, к сожалению, неизвестно, честолюбие или любовь сделали его временщиком. Он стал "великим начальником дома (т. е. хозяйства) царицы Хатшепсут", "великим начальником дома царевны Нефру-ра" и получил другие важные придворные должности. Соединив в своем лице главные административно-хозяйственные должности в храме Амона и в царских хозяйствах, Сенмут превратился в богатейшего и могущественнейшего вельможу, принимавшего активное участие во всех основных мероприятиях того времени. Участвовал он и в организации экспедиции в страну Пунт.

Наконец, "царь Верхнего и Нижнего Египта" Хатшепсут простерла свою благосклонность к нему до того, что он был назначен "великим отцом-воспитателем царевны, госпожи Обеих Земель, супруги бога Нефру-ра" - возможной наследницы престола как дочери Тутмоса II и Хатшепсут.

Да, у Сенмута были все права заявить в надписи на его статуе, которую поставили в храме богини Мут в Карнаке: "Я величайший во всей этой стране!" И можно только догадываться, сколь велика была ненависть отстраненного от власти Тутмоса III к могущественному временщику.

Но Сенмут был не только временщиком, администратором, организатором и "великим отцом-воспитателем" царевны. Он был также и крупнейшим зодчим. Не приходится сомневаться в его словах, содержащихся в одной надписи, что именно он "руководил всеми работами царя в Ипет-сут (в Карнакском храме), Южном Оне (в городе Ермонте, южнее Фив), в храме "Святая святыня Амона" (в Дейр-эль-Бахри), в "доме Мут" в Ишру (в храме Мут в Карнаке), в Южном Опете Амона (в Луксорском храме).

Известен Сенмут и другими архитектурно-строительными работами. Так, под его руководством были высечены из гранита огромные обелиски в Асуане и в течение семи месяцев доставлены в Карнакский храм. Один из них весом 323 тонны и высотой 29,5 метра возвышается там до сих пор.

Нельзя не сказать хотя бы несколько слов о главном творении Сенмута - храме Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри, который часто упоминается в "Служанке фараонов". Этот храм, сооружение которого началось в 8 - 9-м году царствования, был построен на западном берегу Нила внутри огромного полукруга, образуемого отвесными скалами, тремя террасами, из которых последняя (верхняя) примыкала к скале с высеченной в ней главной святыней.

Южнее этого храма еще с начала Среднего царства находился двухступенчатый храм царя Небхепетра Ментухотепа, представлявший любопытное сочетание храма, пирамиды над последней террасой и гробницы в скале. Сенмут, конечно, в какой-то мере был вдохновлен архитектурной идеей этого храма. Но и только. В целом его храм в Дейр-эль-Бахри - совершенно оригинальное произведение самого высокого искусства и утонченного вкуса. Преемственность между храмами заключалась скорее в политической идее. Храм Хатшепсут был построен рядом с храмом Небхепетра Ментухотепа (конец XXI в, до н. э.) потому, что этот царь XI династии за 500 лет до Хатшепсут первый из фиванских царей смог объединить страну под главенством Фив после столетней раздробленности. И как Менеса египетская традиция считала первым царем Египта, так и Ментухотепа стали считать первым царем Среднего царства. Построить рядом с его храмом новый, еще более величественный храм для подтверждения законности своих претензий на престол - эта мысль Хатшепсут (вполне возможно, подсказанная Сенмутом) сама по себе была значительной.

Сейчас трудно представить себе все великолепие храма Хатшепсут. В нем было свыше 200 статуй. Около 120 сфинксов находилось по обе стороны аллеи и дороги во дворе. Кстати, во дворе по обеим сторонам первого пандуса перед колоннадой были посажены заморские деревья, а в искусственных прудах зеленели заросли папируса.

Внешнему виду храма соответствовало его внутреннее убранство. По описанию Джхути, приближенного Хатшепсут, под его руководством были сделаны, например, центральные ворота из "меди черной с инкрустированными изображениями из белого золота", а все остальные двери храма - "из кедра настоящего, отделанного бронзой". В святилище же Амона пол был сделан из золота и серебра.

В целом трудно было замыслить и осуществить что-либо еще более грандиозное, эффектное и радующее сердце, чем это великое творение Сенмута.

Храм Хатшепсут возвышался как раз напротив Карнака - "дома Амона",- и оттуда, из Фив, с самого восхода солнца можно было видеть за Нилом эти постоянно освещенные солнцем три яруса белых колонн храма на фоне оранжевых гор, а сверху - вечно синее небо.

В строительной деятельности Сенмут не забывает и себя. Он строит себе роскошную гробницу в Шейх-Абд-эль-Курне в скалах на западном берегу Нила, напротив Фив. Там были поставлены и его статуи с Нефру-ра. Но, желая быть и после смерти ближе к своей владычице и покровительнице, он совершает шаг, которого еще не знал Египет. Сенмут высекает себе вторую тайную гробницу глубоко под двором первой террасы храма Хатшепсут в Дейр-эльБахри. Вход в нее находился вне храма, а от него наклонный ступенчатый коридор длиной более 90 метров вел в погребальную камеру под первой террасой храма. На потолке изображены звезды, что до сих пор делалось лишь в царских гробницах. Кроме того, на потолке начертаны пожелания жизни "царю Верхнего и Нижнего Египта Макара" (Хатшепсут) и "начальнику дома Амона, Сенмуту, сыну Рамоса, рожденному Хатнефер".

Казалось, ничто не могло пошатнуть положения Сенмута. И все же это произошло. Его падение, возможно, как-то связано с Нефру-ра. Действительно, последнее упоминание ее имени относится к 11-му году царствования Тутмоса III и Хатшепсут. Э. Херинг представляет дело таким образом, что Нефру-ра умирает от какой-то болезни, что вполне возможно. Как бы то ни было, но, видимо, после смерти Нефру-ра ее "отец-воспитатель" за что-то попадает в опалу (может быть, за неимоверные претензии на близость к царице и на почти царское достоинство), и последнее упоминание о нем относится к 16-му году царствования. Автор "Служанки фараонов" даже заставляет Хатшепсут казнить Сенмута за участие в покушении на жизнь Тутмоса III. Однако, как бы это ни было романтично, такого сообщения в египетских источниках найти нельзя.

Хатшепсут пережила своего временщика лет на 5 - 6 (последняя дата ее правления - 21-й год, 9-й месяц). Сразу же после смерти Хатшепсут Тутмос III стал повсеместно преследовать ее память: уничтожать статуи, изображения на стенах, застраивать ее обелиски, стирать ее имена и т. п. Это коснулось и других сторонников Хатшепсут, в первую очередь Сенмута.

Главной женой Тутмоса III стала дочь Хатшепсут и младшая сестра Нефру-ра царевна Мерит-ра Хатшепсут, которая и явилась матерью будущего царя Аменхотепа II. Но этот период уже вне поля зрения автора "Служанки фараонов".

Нам остается вернуться назад, к 9-му году правления Хатшепсут, когда она объявила двору о благополучном исходе экспедиции в страну Пунт. Из этой страны, по замыслу Э. Херинг, происходила "служанка фараонов", от имени которой ведется повествование. Пунт (или "Страна бога") был расположен, видимо, в Южном Красноморье, на африканском берегу, в районе современного Сомали, примерно напротив Адена.

По всей вероятности, Хатшепсут не без умысла заменила военные походы торгово-исследовательской экспедицией. Несмотря на относительную изолированность Египта от внешнего мира (что, кстати, помогло ему до вторжения гиксосов ни разу не испытать нашествия чужеземцев), он с древнейших времен был связан торговыми отношениями с очень отдаленными районами Африки и Передней Азии. С Пунтом Египет завязал отношения по крайней мере при царе IV династии Хуфу (Хеопсе), т. е. в XXVII в. до н. э., хотя предполагают, что египтяне получали обсидиан из Пунта еще до объединения Египта в одно государство, т. е. в IV тысячелетии до н. э. А при царе V династии Сахура (XXVI в. до н. э.), по сообщениям древнейшей летописи египтян, из Пунта было доставлено одной только мирры 80 тысяч мер. В те времена египетские суда, отправлявшиеся в Пунт, строились еще на берегу Красного моря. В эпоху Среднего царства обмен товарами с Пунтом продолжался, но египетских экспедиций туда, видимо, не было. И вот через много столетий "царь Верхнего и Нижнего Египта" Хатшепсут снаряжает свою экспедицию на пяти больших тридцативесельных судах, которые вернулись из плавания прямо в Фивы, т. е. были волоком перетащены из Красного моря в Нил по Вади-Хаммамат.

Кто же непосредственно организовывал экспедицию? Организаторов было трое, их изображения как приближенных Хатшепсут Тутмос III приказал уничтожить, но надписи остались. Это всесильный фаворит "начальник дома Амона" Сенмут, "князь, местный князь, казначей царя Нижнего Египта, начальник казны" Нехси и, видимо, Джхути, "писец и начальник дома" и один из руководителей строительства храма царицы. Автор "Служанки фараонов" уверенно описывает Нехси как начальника экспедиции. Но из отчета этого не вытекает. Руководителем экспедиции был, по-видимому, кто-то другой, которого отчет называет "уполномоченным царя", без упоминания имени.

Если же говорить о других лицах, связанных в романе с путешествием в Пунт, то бородатый владетель Пунта Параху и его непомерно тучная жена Ити действительно засвидетельствованы в отчете. Более того, увековечены были их двое сыновей и дочь (правда, без имен) и даже... осел, над которым написано: "осел, который возит жену его".

Лет через триста после Хатшепсут из египетских источников надолго исчезают упоминания о Пунте, но потом лет через семьсот они снова появляются. Как бы то ни было, можно сказать, что в течение почти всей своей многотысячелетней истории Египет общался со "Страной бога", которая манила таинственностью и сказочными богатствами.

События, описанные в книге "Ваятель фараона", происходили около 1400 г. до н. э., но, какой бы отпечаток индивидуальности Аменхотепа IV - Эхнатона они ни носили, подготовлены они были, без сомнения, всем ходом исторического развития Египта в течение двух столетий до этого.

С древнейших времен религиозные представления египтян являлись основной формой идеологии и ими были проникнуты все стороны жизни. Каждое поселение чтило свое божество - покровителя и защитника. Божества представлялись в образе животных, растений, предметов, небесных светил. Бог Тот почитался в виде ибиса или павиана, бог Себек - в виде крокодила и т. д. Развитие представлений о божествах как носителях духовных и этических сил привело к "очеловечиванию" материальных оболочек божества. Многие божества мыслились в образе человека. Так, богиня правды Маат изображалась в виде женщины с пером на голове. Были распространены и человекообразные божества. Упомянутый выше бог мудрости Тот почитался также и в образе человека с головой ибиса. Таким образом, для Древнего Египта было характерно многобожие в полном смысле этого слова.

Почитание божеств, олицетворявших силы природы, обычно ни ограничивалось местными рамками, а носило общеегипетский характер. Это относится, например, к богу солнца Ра.

Усложнение социальной структуры общества и развитие различных социальных институтов привели и к представлению о некоторых божествах как носителях общественных сил. Соколообразное божество Хор, одно из небесных божеств, считается покровителем царской власти, а египетский царь - олицетворением Хора на земле. Царь считается также сыном бога солнца Ра. Это связано с тем, что по земному образу и подобию среди божеств намечается иерархия. Естественно, что общегосударственный бог солнца Ра мыслится как главный бог. Но к единобожию Египет никогда не перешел. В крайнем случае преувеличенное представление о мощи местного божества приводило к его отождествлению с богом солнца Ра и появлялись такие, например, божества, как Себек-Ра.

Но ни внешний облик египетских божеств, ни их огромное число, ни их иерархия, ни их многообразное внутреннее содержание отнюдь не исчерпывают вопроса о религиозных представлениях египтян. Последние включают и необычайно сложные философско-богословские, космогонические и мифологические концепции. А если к этому добавить развитие идеи бессмертия, первоначально имевшей отношение лишь к царю, а затем перешедшей на всех смертных, а также связанное с ней развитие заупокойного культа и магии, то верования египтян являют собой пример необычайно мощной и сложной идеологической надстройки, официальным хранителем и распространителем которой было жречество.

Некоторые храмы представляли собой не просто молельни с идолами богов, а были развитыми хозяйственными единицами с. большим количеством приписанной к ним земли, подневольного египетского населения, рабов, стад, верфей, кораблей и даже городов в Египте и вне Египта. Положение храма определялось значением бога, почитаемого в нем, а последнее зависело от политической обстановки в стране. Так случилось и с культом Амона.

Фивы, маленький провинциальный город, стали выдвигаться на историческую арену в XXII в. до н. э., когда местные правители боролись с другими номами за объединение Египта и вышли победителями в середине XXI в. до н. э. В связи с этим увеличивается роль фиванского бога Амона. Некогда малозаметное местное божество каких-то сокровенных сил, может быть, воды (Амон значит "сокровенный"), в результате победы Фив, как покровитель их фараонов, выдвигается на передний план и даже отождествляется, с богом солнца Ра. Но особенно увеличивается роль Амона, или Амона-Ра, через несколько столетий, когда фиванские цари изгнали гиксосов и объединили Египет под главенством Фив. Амон при XVIII династии становится общегосударственным богом. Однако его почитание не было связано с отрицанием других богов, и Амона считают "царем богов". Хотя в титулатуре царь по-прежнему отождествляется с Хором и называется "сыном Ра", фараоны считают себя родными и любимыми сыновьями Амона. Он получает даже постоянный эпитет "владыка престолов Обеих Земель" (т. е. Египта), и все победы воинственных Тутмосидов приписываются ему. Фивы, средоточие культа Амона, начинают именоваться "Городом Амона", а цель военных действий против чужеземных стран официально выражается в следующих словах: "чтобы расширить границы Фив".

Благодарные фараоны строят своему отцу Амону храмы невиданной величины и роскоши. Десятки тысяч рабов, огромные ценности передаются в хозяйства этих храмов. Естественно, что идеологическое возвышение культа Амона и экономическое усиление его храмов привели к усилению политической роли верхушки жречества Амона. Верховные жрецы Амона иногда даже назначаются на высший государственный административный пост - пост верховного сановника. И наоборот, светская знать получает жреческие должности, что обеспечивало постоянное кормление от доходов хозяйства Амона. Из этого видно, что выдвижение культа Амона, чему способствовали сами фараоны, привело к созданию в лице жречества Амона своеобразного государства в государстве, что, без сомнения, умаляло претензии фараонов на ничем не ограниченную власть. Не следует, однако, думать, что культ Амона затронул лишь верхушку египетского общества. Амон становится центром религиозных представлений и простых людей. В своих молитвах они обращаются к нему за помощью, считая его "отцом для сироты", "мужем для вдовы" и т. д.

При XVIII династии кульминационным пунктом благополучия Египта, а также роли культа Амона и его жречества можно считать время Аменхоте-па Ш (1455-1424 гг. до н. э.), который царствовал более 30 лет. Он уже не вел больших войн. Нубия была прочно завоевана вплоть до 4-го порога Нила. Египетские гарнизоны стояли в наиболее крупных городах Сирии и Палестины, а местные царьки, беспрестанно враждовавшие друг с другом, еще регулярно поставляли дань Египту. Дары присылали даже далекие Кипр и Микены. С независимыми от Египта державами, Митанни и Вавилоном, поддерживались дружеские отношения. Возвышение страны хеттов в Малой Азии пока еще не представляло непосредственной угрозы для Египта. И хотя, как показали последовавшие в скором времени события, это внешнеполитическое благополучие оказалось весьма непрочным, были все основания почить на лаврах. Всю свою немалую энергию Аменхотеп III вложил в строительство и увеселения. Строительство храмов ведется во многих местах Египта и Нубии. Особенно оно грандиозно в Фивах, где еще больше был украшен храм Амона в северной части города, так называемый Карнакский храм. Немного южнее был построен храм богини Мут, жены Амона, и возле него выкопано священное озеро. На юге Фив был возведен огромный храм (Луксорский), стены которого были покрыты золотом, а пол - серебром. Оба храма, Карнакский и Луксорский, были соединены трехкилометровой аллеей сфинксов, по обе стороны которой был разбит роскошный сад.

При Аменхотепе III большую роль в государственных делах играла Тэйе, дочь простого жреца бога Мина из Ахмима, которая, несмотря на свое происхождение, стала "великой царицей". Ее царственный супруг всячески подчеркивал свое расположение к ней. Как-то для ее увеселения за 15 дней было выкопано озеро в 3700 локтей длины и 600 локтей ширины (1 локоть равен приблизительно 52 см). Пышные празднества, охота, всякие развлечения беспрестанно сменяли друг друга. От многочисленных жен в своем женском доме ("гареме"), среди которых была даже сестра вавилонского царя и дочь митаннийского царя, у Аменхотепа III было несколько сыновей и более полутора десятка дочерей. Но все права на престол принадлежали сыну Аменхотепа III и Тэйе, царевичу Аменхотепу.

Когда умер Аменхотеп III, то его сын вступил на престол под тронным именем Неферхепрура ("Прекрасные образы Ра"). "Великой царицей" - женой молодого царя - была Нефертити ("Красивая пришла"), тоже, видимо, дочь Аменхотепа III, но от другой жены.

В первые годы правления Аменхотеп IV - Неферхепрура жил со своим двором в западной части Фив, на левом берегу Нила. В его любимое окружение входили царица Нефертити, его мать Тэйе и Эйе - муж кормилицы Нефертити Тии. По-прежнему почитается Амон, умершему фараону достраиваются храмы. Но кое-что уже могло насторожить жрецов Амона. Молодой фараон явно выказывает пристрастие к богу Атону и к культу самого себя. Даже в пределах Карнакского храма Амона начинается строительство храма Атона, в котором устанавливаются не идолы Атона, а огромные статуи молодого фараона.

Атон не был плодом воображения Аменхотепа IV. За несколько сот лет до этого в текстах Среднего царства можно уже найти это слово, обозначающее видимый солнечный диск. Например: в известном "Пророчестве Нефертити", папирус с которым хранится в Эрмитаже, при предсказании грядущих бед говорится, что "Атон закроется и не будет сиять...". Любопытно, что уже в эти далекие времена звуковое написание слова "Атон" сопровождается не только определенным знаком в виде изображения солнца, но и иероглифом, обозначающим божество. У фиванских царей XVIII династии начинается почитание Атона. Во времена Аменхотепа II широко распространяется и его изображение на плоскости в виде солнечного диска с исходящими от него рукообразными лучами. Но каких-либо объемных изображений в виде человеческой или человекообразной фигуры Атон не получает. Совершенно очевидна связь этого солнечного божества с древнейшим общегосударственным богом солнца Ра, который всегда мыслился во многих образах. Выдвижение культа Атона можно представить как реакцию фиванских фараонов на всесилие Амона и его жречества.

При Аменхотепе III имя Атона встречается все чаще и чаще. Даже название ладьи, на которой царь с царицей совершали увеселительную прогулку по только что выкопанному озеру, было "Атон блистает", а сам Аменхотеп III охотно называется "владыкой того, что освещает Атон". Один из его чиновников носит титул "домоправитель усадьбы Атона", что свидетельствует о существовании какого-то святилища Атона. А если связать это с тем, что Аменхотеп III усердно занимается самопоклонничеством (строит себе самому храмы в Фивах и даже в Нубии), то становятся ясными причины и корни атонизма. Но Аменхотеп III еще не порывает с культом Амона; более того, как мы видели выше, при нем расширяется строительство храмов в честь Амона. Возможно, однако, что Аменхотеп III уже делает попытки освободиться от влияния жречества на государственные дела. Намеком на это может служить назначение в конце его жизни верховным сановником не верховного жреца Амона, а градоначальника Фив, вельможи Рамосе.

Интересно и другое. Аменхотеп III упорно претендует на свою связь с "правдой". Это видно и на примере его тронного имени Небмаатра ("Владыка правды - Ра") и других эпитетов, например, "Тот, который воссиял и сияет в правде". Следует только подчеркнуть, что слово "правда" употребляется в этих случаях не в современном смысле, т. е. как то, что соответствует или должно соответствовать действительности, а в смысле правильного, хорошо упорядоченного уклада государственной жизни. Претензии на обладание такой "правдой" тоже можно рассматривать как направление против жречества Амона, которое играло слишком большую роль в государственных делах в ущерб царской власти.

Таким образом, культ Атона и самопоклонение фараона наметились уже до Аменхотепа IV, и, как было отмечено выше, в первые годы его царствования особенных изменений, видимо, не происходило, хотя строительство храма Атона в Карнаке и могло насторожить почитателей Амона.

Но крупные изменения не замедлили последовать. Борьба со жречеством и связанной с ним знатью начинает принимать вид религиозного переворота и культа личности самого Аменхотепа IV. Сохраняя пока еще свое личное имя Аменхотеп ("Амон доволен"), он прибавляет к тронному имени претенциозный эпитет "Ваэнра" ("Единственный для Ра"), а Атон получает длинное имя "Да живет Ра Хорахти, ликующий на небосклоне, в имени своем как Шу, который есть Атон". В нем Атон приравнивается к древнему солнечному божеству Ра - Хорхати ("Ра - Хор небосклонный") и к Шу - божеству сияющего пространства, разделяющего небесную твердь и землю. А вскоре длинное имя Атона было разделено на две части, которые были включены в царские кольца, т. е. совсем как в титулатуре фараона, где в кольца вносились тронное и личное имена царя. Такого Египет не знал никогда! Появился какой-то новый фараон, точнее, богофараон, единственным сыном и первым жрецом которого Аменхотеп IV объявил самого себя. А затем фараон расстается и со своим личным именем, которое намекало на связь с Амоном. Он меняет имя Аменхотеп на Эхнатон ("Полезный для Атона").

Все это, разумеется, не могло не вызвать ярости жречества Амона и знати. К сожалению, до нас не дошло сведений, как произошел разрыв Аменхотепа IV - Эхнатона со жречеством (Э. Херинг описывает это в виде попытки жрецов организовать заговор и ответных мер царя). Существует лишь туманное сообщение, что фараон услышал от жрецов какие-то дурные слова. Но решительный разрыв, без сомнения, произошел.

На 6-м году своего правления Эхнатон покидает Фивы и основывает новую столицу в не освоенном до сих пор месте на правом берегу Нила, примерно в 415 км к северу от "Города Амона". В этом месте горы отступают от Нила и образуют полукруглую долину длиной примерно 12 км, а шириной 5 км; площадь ее была вполне достаточна для большого города, который был назван Ахетатон ("Небосклон Атона"). На левом берегу Нила простиралась большая долина, удобная для сельского хозяйства. Все пространство обеих долин было объявлено собственностью Атона. На скалах, окаймляющих долины гор, были высечены 14 пограничных надписей (перевод одной из них дан в книге). В них определены границы Ахетатона и содержится клятва Эхнатона никогда не покидать город. Это странное утверждение было связано, возможно, с какой-нибудь договоренностью со жречеством Амона.

Со сказочной быстротой и за какой-нибудь десяток лет Ахетатон превратился в огромный город, построенный по единому плану. Здесь ничто не должно было напоминать Фивы. Здесь не было ни старых жрецов, ни старой знати, ни старых храмов, ни беспорядочной планировки "Города Амона", создававшегося в течение многих столетий.

Параллельно Нилу шли три больших проспекта, пересекавшихся под прямым углом меньшими улицами. Центром Ахетатона являлся "Дом Атона" - большой храм Атона, растянувшийся с запада на восток, т. е. перпендикулярно Нилу, на 1,5 км. Он состоял из нескольких частей. В целом же храм не был похож на старые "жилища богов", в нем не было крытых помещений, где в полумраке мерцали статуи богов. Храм состоял из ряда открытых дворов со множеством алтарей. К востоку от этого храма находился второй малый храм - "Усадьба Атона". С юга к "Дому Атона" примыкал шедший параллельно Нилу главный дворец Эхнатона. Он состоял из двух разделенных центральным проспектом частей, которые соединялись мостом. Ближайшая к Нилу часть дворца представляла собой официальный дворец, с гигантскими сооружениями перед входом, обращенным к "Дому Атона", многими дворами, колонными залами и садами. Из центральной части этого дворца по крытому мосту над проспектом можно было попасть в личный дворец Эхнатона. Под мостом было три пролета - боковые для пешеходов и центральный для прохода войск и колесниц. В центре крытого прохода на мосту и находился, видимо, балкон, с которого Эхнатон одаривал своих приближенных. Дворец Эхнатона тянулся вдоль проспекта на 700 м. Он представлял собой огромный комплекс личных покоев и служебных помещений, среди которых были "Место переписки фараона" - ведомство иностранных дел - и "Дом жизни" - место составления и переписки религиозных, медицинских и других текстов.

В северной части долины находился загородный дворец с молельнями, озером и зоологическим садом. На юге был построен другой, еще больший, южный загородный дворец. В остальных центральных частях города, не занятых храмовыми и царскими постройками, за высокими кирпичными оградами скрывались усадьбы вельмож - приближенных Эхнатона. Кроме сада и особняка, в них были житницы, амбары, хлевы, рабочие мастерские. Сами особняки занимали большую площадь (500 - 900 кв. м), на которой располагались приемные залы, столовая, спальни, детские, умывальни и туалеты. Необыкновенно удобное расположение комнат, великолепная отделка стен, потолков и колонн, комфорт - все это создавало для сторонников "нового порядка" прекрасные условия жизни.

В Ахетатоне были обнаружены также квартал рыбаков, гостиница, зерновые склады, общественные колодцы, торговые ряды иноземных купцов, стекольные и скульптурные мастерские (среди них мастерская Тутмоса) с маленькими жилищами учеников и подмастерьев.

От остального города резко отличался восточный квартал, обнесенный стеной. В нем тесно примыкали друг к другу небольшие жилища. Можно думать, что здесь жили те, кто строил дворцы и храмы и высекал гробницы знати в отвесных склонах восточных гор и гробницу Эхнатона далеко в ущелье.

В Ахетатоне продолжается развитие того, что некоторые ученые называют атонизмом. Это видно по многим фактам. Постепенно меняются имена и титулы Атона, Эхнатона и Нефертити. Из старого имени Атона изымаются всякие упоминания о других солнечных божествах, кроме Ра. К имени Нефертити было прибавлено еще одно имя, связанное с Атоном,- Нефернефруатон ("Прекрасная красота Атона"), в титуле фараона - "Царь Верхнего и Нижнего Египта, живущий правдой, Неферхепрура-Ваэнра, живущий правдой, владыка венцов, Эхнатон" - подчеркивалась приверженность Эхнатона к "правде".

По всему Египту на памятниках вырубаются имена бесчисленных египетских богов и богинь, в особенности Амона. Уничтожаются даже письменные знаки, которые использовались при написании имен божеств, и заменяются другими знаками. Даже в слове "правда", с которой так связывал себя фараон, изображение богини с пером на голове заменяется звуковыми знаками. Отвергнуты все древние мифы и даже вера в Осириса, связанная с идеей бессмертия и заупокойным культом. В большом славословии Атону при красочном описании ночного мрака не упомянуты луна и звезды, так как с ними были связаны представления об определенных божествах. Только видимый солнечный диск - Атон - почитается как творец и повелитель всего существующего, а Эхнатон - как его единственный сын, вышедший из его лучей, и единственный познающий замыслы своего отца.

Кто же поддерживает Эхнатона в его борьбе со жречеством Амона? В Ахетатоне создается новое жречество Атона и Эхнатона и новый государственный аппарат. Можно найти только одно-два имени вельмож, прибывших в Ахетатон из Фив. Все остальные - это новые люди, "немху" - мелкие рабовладельцы и землевладельцы, бедные свободные, которые похваляются, что из немху их вывел в люди Эхнатон, так как они "постигли учение Его величества". Они не упускают возможности получить место под солнцем, восхваляя Эхнатона. Характерна в этом отношении надпись вельможи Маи, в которой он заявляет: "Я - немху по отцу и по матери. Создал меня властитель. Дал он, чтобы я стал [вельможей], а прежде я был неимущим... Давал он мне пищу и довольствие ежедневно, а прежде я просил хлеба".

Представители нового служилого сословия из немху вершат всеми государственными делами. Страной правят временщики и фавориты Эхнатона. Одним из них был некто Туту. В столице разыгрываются подчас и тяжелые сцены. Старые фавориты идут на плаху. В 12-м году правления что-то происходит и во взаимоотношениях Эхнатона и Нефертити. На памятниках имя ее начинают уничтожать и заменять именем их старшей дочери Меритатон.

"Живущий правдой" Эхнатон установил поистине "новый порядок", который был не менее тяжел, чем прежний, во всяком случае, ничего не дал широким слоям народа.

Новое учение Эхнатона, атонизм, которое можно определить как "солнцесамопоклоненческий культ", не проникло в массы народа. Характерно, что даже в самом Ахетатоне в жилищах бедняков были найдены амулеты в виде бога Беса и глаз Хора. Храмы Атона были не только в Ахетатоне, но и в Мемфисе и далеко на юге, в Нубии, но все это было каплей в море по сравнению с многотысячелетней традицией. Отвлеченные и сугубо личные идеи Эхнатона, направленные на возвеличивание Атона и самого себя, были чужды народу, для которого он в целом ничего не сделал, обогатив лишь несколько десятков новых жрецов и чиновников из немху. Оказалось, что в новом учении и в новых порядках не заинтересовано ни жречество Амона и старая знать, ни широкие слои народа.

Поэтому, когда на 17-м году своего правления Эхнатон умирает, быстро начинается реакция, которой не могли противостоять его слабые и ничтожные преемники. Эхнатон даже не был похоронен в своей гробнице в Ахетатоне.

Первый его преемник Сменхкара, муж старшей дочери Эхнатона - Меритатон, уже покидает, видимо, Ахетатон. Он восстанавливает поклонение старым богам, но еще почитает Эхнатона как божество. Но он царствует очень недолго (засвидетельствован лишь 3-й год его царствования). После него на престол вступает Тутанхатон, муж третьей дочери Эхнатона - Анхсенпаатон, совсем еще мальчик. Он, видимо, очень короткое время был связан с Ахетатоном, а потом покидает его окончательно и избавляется (без сомнения, не без влияния жрецов Амона) от своего имени, в котором упоминается Атон. Он становится Тутанхамоном, а жена его - Анхсенпаамон. Но столицей государства Фивы больше не являются. Царская резиденция теперь находится далеко на севере - в Мемфисе. В одной из надписей Тутанхамона недвусмысленно сообщается, что, подражая предкам, он назначил жрецами детей вельмож. Так уничтожалась не только религиозная оболочка переворота Эхнатона, но и ее социальная основа - опора на средние слои населения в борьбе со жречеством Амона и старой знатью. Тутанхамон царствовал не более 9 лет и умер 18 лет. В 1922 г. была найдена его гробница в Фивах в почти не тронутом состоянии. Ни с чем не сравнимые находки - от "раскладушки" до пышных лож с украшениями в виде фантастических зверей и от веночка из васильков до гроба из чистого золота весом 450 кг - дали очень много для изучения истории искусства и религии Египта. К сожалению, для истории этого периода они ничего не дали. Только на одной из стен сохранилось изображение Эйе, соправителя Тутанхамона в последние годы. Но Эйе, бывший начальник колесничьего войска, сыгравший большую роль во время переворота как муж кормилицы Нефертити и приближенный Эхнатона, вступил на престол в столь преклонном возрасте, что царствовал очень недолго (известен по памятникам 4-й год его царствования).

Нельзя не упомянуть об отчаянном и опасном шаге, который предприняла после смерти Тутанхамона его молодая вдова Анхсенпаамон. Она решилась обратиться за помощью к хеттскому царю, что могло бы иметь для Египта гибельные последствия.

При хеттском царе Суппилулиуме, современнике Аменхотепа III и Эхнатона, хетты начали действовать на территории Сирии, завоеванной в свое время египтянами. Некоторые сирийские царьки пытались воспользоваться этим и освободиться от власти Египта. Другие же просили у Эхнатона помощи. Но он, занятый своими делами, не оказывает реального сопротивления хеттам. Возникает непосредственная угроза Египту. И вот вдова Тутанхамона обращается к Суппилулиуме с просьбой поистине необыкновенной, о которой мы узнаем из хеттских источников. В так называемых "Деяниях Суппилулиумы" его сын Мурсили II рассказывает, что царица Египта отправила посла к его отцу со следующим письмом: "Мой муж умер. Сына я не имею. Но у тебя, говорят, много сыновей. Если ты пожелаешь дать мне одного твоего сына, он станет моим мужем. Я никогда не выберу своего слугу и не сделаю его моим мужем". Суппилулиума, опытный дипломат, не мог поверить такой удаче и отправил в Египет своего вельможу с поручением проверить реальность предложения. Хеттский посол вернулся вместе с египетским послом Хани. Они привезли еще одно письмо египетской царицы с подтверждением ее предложения. Письмо это кончается следующими словами: "...так дай мне одного из сыновей. Мне он будет мужем, а в Египте будет царем". Но хеттский царевич, посланный в Египет, был там сразу же убит. Это послужило поводом к войне, хеттские войска двинулись на Египет, и лишь эпидемия чумы, начавшаяся у египтян и занесенная пленными в хеттское войско, спасла Египет от вторжения чужеземцев.

Мы не знаем причин, побудивших вдову Тутанхамона вступить в переговоры с хеттским царем. Можно лишь предположить, что намек в ее письме на нежелание выйти замуж "за своего слугу" относится к престарелому Эйе, соправителю Тутанхамона, который для укрепления своего царского положения решил вступить в брак с дочерью и вдовой царя. Кто знает, не был ли Эйе замешан в смерти Тутанхамона? Как бы то ни было, все, что было связано с именем Эхнатона, носит трагический характер.

Огромный город, построенный им, был проклят. Все, что можно было уничтожить, было уничтожено дотла. Все покинули Ахетатон. Эхнатон и три его преемника, связанные с ним и с культом Атона, не считались впоследствии законными царями Египта и не включались в Царские списки. Через много лет Эхнатона вспоминают как "преступника из Ахетатона".

Официальные списки царей Египта помещают после Аменхотепа III сразу фараона Хоремхеба. Действительно, после смерти Эйе в 1342 г. до н. э. велением оракула Амона на престол был возведен военачальник Хоренхеб. Во время солнцепоклоннического переворота он занимался военной административной деятельностью на севере Египта. Бывал он на приемах и награждался Эхнатоном. Но в фаворитах и временщиках не ходил и вообще не жил в Ахетатоне. Опытный военачальник и администратор, хорошо осведомленный в международных делах и управлении государством, да к тому же не скомпрометированный близостью к Эхнатону, он был весьма удобной кандидатурой в цари. Избрав его на царствие, фиванские жрецы и знать окончательно избавились от неугодных им потомков Эхнатона. Но избавиться полностью от всех последствий переворота было уже невозможно. Об этом, например, говорит "Указ Хоремхеба". Основная его часть была посвящена защите немху от вымогательств и злоупотреблений чиновников, чтобы немху "были бы в состоянии служить фараону". Это показывает, что мелкие рабовладельцы и землевладельцы по-прежнему рассматриваются как опора фараона. Далее, Фивы победили в религиозном отношении, но все-таки потеряли значение как центр государства. И так как при Тутанхамоне столицей Египта становится Мемфис, большую роль в идеологии играют теперь не только Амон, но и Птах, главный бог Мемфиса, и Ра-Хорахти - бог Северного Она (Гелиополя). Царская власть укрепилась, и царь стал более независимым от жречества Амона.

Амарнская эпоха имела и широкие культурно-исторические последствия. Реалистические традиции в искусстве, возникновение которых связано с отрицанием древних канонов, закрепились и развились. Наконец, именно при Эхнатоне, порвавшем со старыми традициями и опиравшемся на представителей средних слоев общества, в официальный и литературный язык проникают элементы разговорного языка и как следствие этого в скором времени возникают значительные литературные произведения, написанные на живом новоегипетском языке.

* * *

Таковыми представляются причины, ход и последствия замечательных событий в истории Древнего Египта, о которых рассказывается в книгах Э. Херинг.

Н. С. Петровский

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"