Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

13. "Кровавая собака Носке" (Людвиг Ренн)

Л. Ренн. На развалинах империи, с. 242 - 244.

В Берлине мало кто знал, что почти все воинские части заявили о своем нейтралитете. Однако вождям социал-демократов было ясно, какая опасность им угрожает. Чтобы показать свою власть, они приказали срочно собрать перед рейхсканцелярией всех своих приверженцев.

Эберт и Носке смотрели через шторы вниз, на Вильгельмштрассе.

- И это все? - спросил Эберт.

- К сожалению, да. Несмотря на наше требование, чтобы здесь собрались все наши сторонники, явилась только небольшая кучка народа и нельзя сказать, чтобы она выглядела воинственно.

Эберт отвернулся и, не меняя выражения лица, поздоровался с вошедшим в кабинет военным министром Рейнгардтом.

- Вы понимаете, господин генерал, почему мы вас сюда пригласили?

- Речь, как видно, пойдет о весьма неприятном положении, в которое мы попали.

Эберт кивнул:

- Неприятное положение? Это сказано еще очень мягко!

Все сели, и Эберт предоставил Носке слово для сообщения.

- Здания газет до сих пор еще не освобождены. - Начал тот. - В Берлине не может выйти ни одна газета, поддерживающая политику правительства. Почти все военные части заявили о своем нейтралитете, и, таким образом, в настоящий момент мы лишены возможности изменить это положение.

Виссель, недавно введенный в состав правительства вместо вышедшего из него "независимца", подал реплику:

- Наши товарищи в Советах солдатских депутатов оказались просто тряпками!

- Кроме того, - продолжал Носке, - мы действовали на основании неверной информации, когда попробовали снять Эйхгорна*. Комендант Берлина Франц Фишер заявил тогда, что ему послушны тысячи людей. Для того чтобы сохранить влияние на своих приверженцев, он потратил весьма значительные суммы. Деньги они взяли, после чего, однако, объединились с матросами.

*(Эйхгорн, Эмиль (1863 - 1925) - левый "независимей", пользовавшийся большой популярностью среди трудящихся. Его смещение с поста начальника берлинской полиции послужило поводом революционных январских событий 1919 г. После раскола НСДПГ в 1920 г. вступил в КПГ)

Таким образом, на его стороне оказалось всего лишь восемьсот человек, в то время как на стороне противника были тысячи и десятки тысяч.

Кто-то бросил презрительно:

- Этот Фишер просто паяц! Сам себе присвоил звание главнокомандующего!

- Спокойствие! - сказал Эберт. - Я должен констатировать, что этот самый Фишер оказал нам в известный момент немалую услугу. Однако сейчас мы нуждаемся в настоящем главнокомандующем - я имею в виду человека с военным образованием. Может быть, у господина военного министра есть какое - нибудь предложение?

- Я думал о кандидатуре генерал - лейтенанта фон Гофмана*. Он стоит с несколькими вполне надежными войсковыми частями недалеко от Берлина.

*(Гофман, Макс фон (1869 - 1927) - генерал - лейтенант. В период первой мировой войны служил в 8 - й армии (Восточная Пруссия) и в штабе главноко - мандующего Восточным фронтом. В 1917 - 1918 гг. участник мирных переговоров в Брест - Литовске. Прусский милитарист и злейший враг Советской России, разрабатывавший планы нападения на нее.)

- Генерал? - переспросил Шейдеман. - Лично я ничего не имею против генералов. Но рабочие? Вряд ли это придется им по вкусу!

- Правильно! - раздались голоса.

Затем наступило неловкое молчание, которое наконец нарушил Эберт. Он сказал своим скрипучим голосом:

- Время не ждет! Необходимо найти кого - то, кто объединил бы все наши войска!

кто-то предложил:

- Тогда пускай Густав возьмется за это дело!

- Не возражаю, - ответил Носке. - Должен же кто-то быть кровавой собакой! Меня ответственность не страшит.

Военный министр подался вперед, как видно, с намерением отклонить кандидатуру партийного руководителя. Однако, ко всеобщему изумлению, он сказал:

- Откровенно говоря, я всегда на это надеялся!

- Итак, - сказал Эберт, оглядев всех собравшихся, - мне кажется, что по этому вопросу у нас полное единство. Так как Носке уже в Киле доказал свое умение управляться с матросами, назначим его главнокомандующим. Однако надо точнее определить его задачи. Прежде всего необходимо решить, когда ему выступить.

- Не будем связывать его сроками, - сказал Шейдеман. - Пусть решает это сам со своими военными консультантами.

- А как насчет приказа стрелять? - спросил Носке. - Судя по нашему опыту, это именно тот вопрос, из-за которого вечно возникают всякие недоразумения.

- Я считаю, что в этом вопросе, - заявил Эберт, - необходимо предоставить товарищу Носке полное право делать все, что он сочтет нужным для достижения нашей общей цели - уничтожения коммунистов!

Носке сказал с удовлетворением:

- Все ясно. Разрешите мне покинуть заседание, чтобы сейчас же создать совместно с генералом Рейнгардтом боеспособный штаб.

Эберт, сдерживая улыбку, ответил:

- Заседание, собственно, и так окончено.

Профсоюзный лидер Легиен обратился к Шейдеману:

- У меня прямо гора с плеч свалилась!

- Но насчет кровавой собаки ему лучше было бы не говорить! Такие слова всегда каким - то путем становятся всем известны и могут принести нам большой вред!

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"