Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

17. Начало пролетарской революции в Венгрии (Бела Иллеш)

Бела Иллеш (1895 - 1974). Тисса горит. Роман (1929). М., 1959,' С. 128 - 130, 131.

Б. Иллеш - активный участник социалистической революции в Венгрии I 1919 г., член президиума Совета рабочих депутатов города Уйпешта. С 1923 г. жил в СССР, где возглавлял Международное бюро революционных писателей. После освобождения Венгрии вернулся на родину. Дважды лауреат , премии имени Кошута. В 1929 г. Бела Кун писал автору романа: "...больше * всего обрадовался я тому, как живо выступает на страницах романа движение масс - стихийное, пламенное, широкое и глубокое движение венгерского пролетариата, десять лет назад сплоченного нашей, тогда еще молодой, коммунистической партией в несокрушимую силу и направленного ею на завоевание советской власти. Читая вашу книгу, я вновь пережил радость борьбы, муку отчаянной и почти безнадежной схватки, безграничную горечь поражения, эмиграции... Ощутил я и то, что умудренный опытом венгерский рабочий класс вновь беззаветно сражается за победу грядущей революции". Необходимые пояснения. Рассказ ведется от лица Петера Ковача - коммуниста, солдата венгерской Красной Армии. Образ П. Ковача автобиографичен. Пойтек - друг

Петера Ковача, солдат.

В ратуше по - прежнему царило большое оживление. Беспрерывно приходили люди за распоряжениями, за справками, за пропусками. Ни на минуту не умолкал телефон...

Рассветало, когда курьер принес нам первый приказ Революционного Совета:

ВОДИТСЯ ОСАДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ.

Нам принесли огромный плакат:

ДА ЗДРАВСТВУЕТ СОВЕТСКАЯ ВЕНГРИЯ - СОЮЗНИЦА СОВЕТСКОЙ РОССИИ!

Прекрасное весеннее утро. Если бы природа действовала согласно нашим приказам, то и тогда, пожалуй, восточный полог неба не был бы так ал.

Следы вчерашнего дождя не успели еще просохнуть, и в миллионах маленьких водяных зеркал отражался красный лик встающего солнца.

На заре мы с Пойтеком отправились в автомобиле к вокзалу. У входа стояли красные солдаты. Мы обменялись дружескими рукопожатиями.

Старый Липтак прислонил винтовку к стене и завертывал цигарку.

- Прежний мир подох, - сказал он, - во веки веков аминь!

- Надо быть бдительными, товарищи! - сказал Пойтек. - Хотя старый мир и умер, но прежние люди еще живы.

- Видите вы эту винтовку, товарищ Пойтек?

- Вижу.

- Видите? Тогда мне нечего добавить.

- Вот это деловой разговор, товарищ Липтак.

С вокзала мы отправились на водопроводную станцию, а оттуда обратно на проспект Ваци. На завод Ганца мы прибыли еще до начала работ. Наша машина въехала во двор, битком набитый рабочими. Пойтек встал на сиденье автомобиля. Прошло несколько долгих минут, прежде чем он был в состоянии произнести хотя бы слово.

- Да здравствует диктатура пролетариата!

- Долой буржуев!

- Ура!.. Ура!..

Рабочие горели таким же воодушевлением, каким в первые дни "розовой" революции охвачены были солдаты при известии об окончании войны. Они были пьяны от радости и восторгались, как дети.

Тщетно пытались фабричным гудком водворить среди собравшихся тишину. Первые же слова Пойтека, посвященные великому учителю - русской коммунистической партии, - тотчас же потонули в новом взрыве оглушительных восторженных криков. Война, голод, долгие муки - все, казалось, отошло в невозвратное прошлое. Так радоваться могут лишь дети да преданные своей идее, убежденные в своей правоте борцы. кто-то затянул старую революционную песню, тотчас же подхваченную всей толпой:

Вставай, проклятьем заклейменный,
Весь мир голодных и рабов...

Словно эхо, донесся отзвук этой песни с Дуная - то пели матросы проплывавшего парохода. Дунайский ветер развевал красный флаг на фабричном шпиле.

- Все принадлежит нам!.. Защищайте пролетарскую революцию!.. - Только это и мог выкрикнуть Пойтек сквозь шум толпы, а может быть, он большего сказать и не хотел...

Когда мы прибыли на завод Маутнера, работа там уже шла полным ходом. Мы стали обходить один корпус за другим, и всюду Пойтек произносил краткую речь... Он говорил... о предстоящих тяжелых, грозных боях... Пролетариату, чтобы жить, нужно одолеть своих врагов. <...>

В воротах мы встретили Лукача, главного заводского уполномоченного. Он шумно и восторженно приветствовал нас:

- Я только что из ратуши. Вас как раз и разыскивал, хотел разузнать, что мы теперь делать будем.

- Завод, конечно, социализируем. Теперь, стало быть, необходимо подумать о комиссаре завода... о фабзавкоме...

Лукач проводил нас до автомобиля и долго глядел нам вслед. Всюду на нашем пути на домах развевались красные флаги.

- Буржуи - то спешат флаги вывесить, - улыбнулся Пойтек. - Любопытно узнать, кто первыми оказались? Наверно, немало среди них тех, у кого на самом деле нет оснований радоваться.

В ратуше заседали оба партийных комитета обеих объединившихся партий - коммунистической и социал-демократической. Заседали уже несколько часов подряд. К полудню выбрали директориум* Уйпешта в составе трех человек. По предложению Пойтека я был выбран секретарем директориума.

*(Директориум (лат.) - название местных органов власти в Советской Венгрии.)

- В чем будут состоять мои обязанности?

- Это не так - то легко объяснить. Дел у тебя, во всяком случае, будет по горло.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"