Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

114. Военное поражение Франции в мае 1940 г. (Луи Арагон)

Луи Арагон (род. в 1897 г.). Коммунисты. Роман (1949 - 1951). - Собр. соч. в 11 - ти т. М., 1959, т. 7, с. 183 - 185, 191 - 193, 220 - 222, 228, 251 - 252. Л. Арагон - выдающийся французский писатель, лауреат международной Ленинской премии "За укрепление мира между народами" (за 1957 г.). В 1927 г. он вступил во Французскую коммунистическую партию. Друг Советского Союза, он выступал с речью на I Всесоюзном съезде советских писателей в 1934 г. В предвоенные годы Арагон - непременный организатор и участник международных конгрессов в защиту культуры. Призванный в армию в 1939 г., он сражался на Сомме и на Луаре, пережил трагедию Дюнкерка. После поражения Франции активно сотрудничал в подпольных антифашистских изданиях. В романе "Коммунисты" Арагон воссоздал картину жизни Франции в годы войны и поражения. В 60 - е гг. писатель создал новую редакцию романа, улучшив его композицию, стиль, опустив ряд сюжетных линий и эпизодов.

- Your Grace*...

*(Ваша милость... (англ.) (Ред.).)

Спящий - рыжеватый тучный человек с очень бледным лицом - повернулся в постели. Голос, прозвучавший над ухом, прервал его глубокий, предутренний сон.

- What's the matter*?

*(В чем дело? (англ.) (Ред.).)

Семь часов тридцать минут. Вызывает Париж... французское правительство. У изголовья премьер-министра установлен телефон. Его соединяют с Парижем.

- Алло... - слышится французский голос, встревоженный голос: - We are defeated*...

*(Мы разбиты... (англ.) (Ред.).)

Уинстон Черчилль узнает говорящего: Поль Рейно.

- Мы разбиты... Мы проиграли битву...

- Помилуйте, не могло же это произойти так быстро!

Странный разговор. Англичанин пытается утешить француза, убедить его примерами из прошлой войны. Да бросьте! Если даже враг прорвался в Седане, если его моторизованные части катят к Парижу... все-таки они еще не в Париже.,. Наступление, как и дыхание, имеет свой ритм: к концу четвертого или пятого дня они остановятся, чтобы передохнуть. Это время и нужно использовать. Таков опыт ФоШа.

Странный разговор, в котором то и дело, как припев, звучит голос главы французского правительства: "Мы разбиты, мы проиграли битву..."

Накануне вечером Рейно получил ответ Черчилля на свое послание, отправленное после полудня. Уклончивый ответ. Англичане желают сначала подробнее узнать о положении дел. Самолетов они не обещают. Этой ночью после потерь на Маасе у англичан осталось во Франции только 206 самолетов из 474, посланных 10 мая. Правительство его величества опасается, что отправка новых эскадрилий на континент оголит оборону Британских островов. А ведь теперь Голландия капитулировала, и Гитлер может использовать устье Шельды, чтобы превратить Ламанш в новый Маас...

Уинстон Черчилль не слишком хорошо осведомлен о пробивной мощи танков и не представляет себе, сколько нового они вносят в стратегию современной войны. Он много лет не входил в состав правительства. Не его осведомляла Интеллидженс сервис о событиях в Эфиопии, в Испании и в Польше.

Хорошо, он обещает прибыть в Париж и лично побеседовать с Рейно. Нет, только не сегодня... срочные дела, видите ли. Он прибудет завтра. А пока рекомендует своему собеседнику успокоиться.

Даже учитывая нервозность французского премьера, Черчилль решает, что нет дыма без огня! Соединитека меня с Францией. Дайте кого - нибудь посерьезней, например Жоржа* в Ла-Ферте.

*(Жорж, Жозеф (1875 - 1951) - французский генерал, в 1940 г. - командующий Северо - Восточным фронтом.)

Таким образом, телефонные провода попеременно передают с одного берега Ламанша на другой сигналы тревоги. Генерал Жорж утром 14 мая сообщил Гамелену*: седанский прорыв ликвидирован. Утром 15 мая он отвечает Уинстону Черчиллю: "Седанский прорыв ликвидируется". Вот это хладнокровный человек. Недаром британскому премьер-министру показалось, что господин Поль Рейно слегка потерял голову. Для большей уверенности Черчилль пытается соединиться с Гамеленом. Надо информироваться из разных источников. Но главнокомандующий только что покинул Венсен. <...>

*(Гамелен, Морис Гюстав (1875 - 1958) - французский генерал, в 1939-1940 гг. - главнокомандующий союзными войсками во Франции. Один из виновников поражения Франции в 1940 г. 19 мая 1940 г. был смещен со своего поста.)

Послание Уинстона Черчилля застало генерала Гамелена в Ла-Ферте. Гамелен ответил телеграммой в девять с минутами. Но что же, собственно говоря, мог он сообщить Черчиллю о Париже? Он ничего не знал о положении на фронтах. Его самого только что ввел в курс дела генерал Жорж. И вот он телеграфирует в Лондон... Контрнаступление разворачивается, французское командование не видит причин для тревоги...

Однако это спокойствие чисто внешнее. Жорж рвет и мечет: Бийот* сообщил, что он утвердил кораповский план отступления на линию государственной границы, но только в два приема. На этом основании Корап** дал приказ об отходе даже тем войскам, которых немцы вовсе не атаковали, - подумайте только, даже не атаковали! 61 - я дивизия генерала Вотье отошла от Мааса, хотя противник в этом месте еще не форсировал реку: дивизия оставила первоклассное крепостное вооружение и откатывается под огнем пикирующих бомбардировщиков по дорогам, запруженным беженцами. На левом фланге 102 - я крепостная дивизия генерала Порзера отступила согласно приказу, но, оказавшись в опасном положении, преследуемая противником, прорвавшимся в Монтерме и Нузонвиле, она просто - напросто бросила Мезьер и Шарлевиль...

*(Бийот, Гастон Анри - французский генерал, командующий 1 - й группой армий; погиб в мае 1940 г.)

**(Корап, Андре (1878 - 1953) - командующий 9 - й армией, смещен со своего поста, после того как танковый корпус Гудериана прорвал фронт его армии. Один из самых бездарных французских генералов.)

Гамелен узнаёт от Жоржа, что тот сообщил Корапу о его переводе на место Жиро*. Как всегда, Гамелен согласен с Жоржем. Жорж хотел бы отрешить от должности также и Хюнцигера**. Но здесь требуется осторожность. Правда, прорыв произошел именно на участке армии Хюнцигера, но она еще держится. Прогнать разом двух командующих армиями - какой будет моральный эффект! Этим утром, 15 мая, Гамелен считает, что Хюнцигер, который 9 мая велел снять противотанковые заграждения на линии Седана, Хюнцигер, чей левый фланг был прорван в первую голову, Хюнцигер, который ничего не предпринял для восстановления связи с Корапом, Хюнцигер, который не перешел в контратаку, который пропускает у себя на левом фланге и на севере немецкие танки, идущие как на параде... Гамелен считает, что Хюнцигер опомнился - именно это выражение он употребил в разговоре с Жоржем...

*(Жиро, Анри Оноре (1879 - 1949) - французский генерал. В 1940г. командовал 7 - й армией, находившейся в Голландии. После капитуляции Голландии эта армия потеряла свое значение. Жиро был назначен командующим 9 - й армией, но 18 мая попал в плен к немцам. В 1943 г. был сопредседателем Французского комитета национального освобождения.)

**(Хюнцигер, Шарль (1880 - 1941) - командующий 2 - й армией. Как уполномоченный Петена, 22 июня 1940 г. подписал в Компьенском лесу перемирие с Германией, а 24 июня - с Италией в Риме.)

...Хюнцигер представлял Генеральный штаб в различных странах, завязывал связи, участвовал в подготовке договоров. Хюнцигер не только генерал, он причастен ко многому, ко многим государственным тайнам. Конечно, сегодня турецкие дела решающего значения не имеют. Но ведь не так давно... И надо же думать о будущем: кто знает Украину, Румынию лучше Хюнцигера? Своими людьми нельзя швыряться...

Надо с величайшей осторожностью относиться ко всему, что может затронуть престиж армии, честь командования. <...>

...Посол Соединенных Штатов господин Буллит посетил на улице Сен - Доминик господина Даладье. Министр национальной обороны слушает при нем сообщение по телефону. Говорит генерал Гамелен. Еще сегодня утром он просил передать Черчиллю и Айронсайду*, что создавшееся положение не вызывает тревоги у французского верховного командования, что войска готовятся к контрнаступлению, а сейчас он сообщает министру национальной обороны, что немецкая танковая колонна находится между Ретелем и Лаоном и что мы не располагаем никакими резервами, чтобы контратаковать или преградить дорогу неприятельским танкам. Не располагаем никакими резервами? "Значит, французская армия разгромлена?" - вырывается у Даладье.

*(Айронсайд, Уильям Эдмунд (1880 - 1959) - английский фельдмаршал. В 1918 - 1919 гг. - главнокомандующий оккупационными войсками на севере Советской России, по приказу которого интервенты осуществляли кровавый террор. В 1939 - 1940 гг. - начальник британского имперского генерального штаба. 27 мая 1940 г. был заменен генералом Д. Диллом и назначен главнокомандующим сухопутной армией Англии.)

Не успели эти слова слететь с его уст, как он увидел глаза Буллита, глядевшего на него в упор. Теперь придется посвятить посла Соединенных Штатов в ход событий. Между Ретелем и Лаоном... не располагаем резервами! Невероятно!

Да, действительно невероятно.

Немецкие танки уже на всех дорогах играют в кошки - мышки со своими жертвами. <...>

Смешанные колонны, постепенно вбирающие беженцев и военных, вооруженных и невооруженных, конных и пеших, все больше и больше заполняют дороги, медленно двигаются вперед, тщетно стараясь сохранить облик регулярного войска, идущего походным порядком, с пушками впереди, - но пушкам то и дело приходится останавливаться и поджидать отстающих, - с пулеметами позади для прикрытия тыла. Ведь никто не знает, где враг; в темноте он может появиться отовсюду. Их обстреливают в деревнях, из домов. Иногда мрак встречает их огнем мелкокалиберных орудий, в таких случаях все подтягиваются, артиллерия очищает путь; и опять все тихо, снова идут; впереди никого. Тогда начинаются разговоры о парашютистах... но ведь не спускают же они на парашютах пушки!..

Распространяются всевозможные слухи. Колонна, неизвестно почему, то останавливается, то опять устремляется вперед. Только артиллеристы и вселяют еще некоторую уверенность. Во - первых, при них есть орудия, а потом, это как - никак почти нетронутая часть, которая невольно сохраняет подобие походного порядка.

Вот еще бегущие от немцев солдаты... Эй, вы куда? Не знают. Присоединяйтесь к нам... Вот беженцы, изнемогающие под тяжестью узлов, с которыми им жалко расстаться. Они умоляют взять их вещи на повозки. Счастье еще, что темно. При солнечном свете такого трагического зрелища не вынести. <...>

Париж объявляется прифронтовой полосой. Полицией уже приняты нужные меры... Из армии отзываются сорок взводов мобильной гвардии и поступают в распоряжение военного губернатора Парижа... для поддержания порядка в столице. Еще сегодня днем предполагалось выделить для отправки на фронт некоторое число 75 - миллиметровок, обеспечивающих противовоздушную оборону Парижа. А теперь решено оставить эти орудия на месте - не для защиты столицы от вражеских самолетов, а для наведения порядка на улицах. Ибо отныне страшный вопрос не то, что будет, если немцы займут столицу, но то, что может сделать народ Парижа еще до того, как противник войдет в город. <...>

Генерал Гамелен объясняет положение по большой карте, на которой нанесена линия фронта еще до прорыва, за исключением незначительного, заштрихованного черным пятна к северу от Седана. Белые с позолотой деревянные панели, штофные обои с пчелами, стол с отодвинутыми красными бархатными креслами, люди вокруг стола: Уинстон Черчилль с генералом Диллем* и лордом Исмэем** по правую и левую руку слушает главнокомандующего, по обе стороны которого стоят Даладье и Поль Рейно. Все очень просто и немногословно! Поражение!

*(Дилл, Джон Грир (1881 - 1944) - английский фельдмаршал (1941). С сентября 1939 г. командовал 1 - м армейским корпусом британской экспедици онной армии во Франции, с апреля 1940 г. - заместитель начальника имперского генерального штаба, с мая 1940 г. - начальник имперского генерального штаба. В 1941 - 1944 гг. возглавлял британскую военную миссию при Объединенном штабе союзников в Вашингтоне.)

**(Исмэй, Хейстингс Лайонел (1887 - 1965) - английский генерал. В годы второй мировой войны был ближайшим советником Черчилля по вопросам военного руководства. В 1938 - 1940 гг. - секретарь Комитета обороны империи, в 1940 - 1946 гг. - начальник штаба при министре обороны и секретарь по военным вопросам в военном кабинете Великобритании. В 1952 - 1957 гг. был генеральным секретарем НАТО.)

- But, - произносит Черчилль в наступившей тишине, - where are the strategical reserves? Где же все ваши резервы, господин генерал?

Что это горит там на улице? Языки пламени... дым... зловещий звук падения папок с делами, которые выбрасывают прямо из окон...

Гамелен ответил:

- Резервов нет...

Чего же можно после этого ждать от совещания - люди, управляющие государством, и военачальники в полном смятении. Общий разговор, частные беседы. Они расхаживают по комнате, и английского премьер-министра неудержимо тянет к окну, через которое он украдкой поглядывает на аутодафе, в котором гибнут дипломатические документы. Украдкой... вы приехали к людям в гости, а попали на жестокую семейную драму; все говорят о посторонних предметах, делают вид, что ничего не замечают, но... слезы, беспорядок в квартире... разбитая посуда...

Все сводится к одному: резервов нет. Что же предлагает Гамелен? На что он надеется? Ничего не предлагает. И ни на что не надеется. Из его слов можно сделать только один вывод: необходимо перемирие. Но есть слова, которые нейдут с языка. Гамелен просит у англичан самолетов, и все. Но если французская армия разбита, разве может британская авиация восстановить положение?

Поль Рейно тоже посмотрел в окно на пожар.

- Это надо немедленно прекратить! - сказал он.

На улице успело стемнеть. Архивы горят уже восемь часов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"