Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

6. Образование городов-государств в Греции и на берегах Средиземного и Черного морей

Древние греки были искусными мореплавателями. Предприимчивые купцы заплывали в Черное и Азовское моря. На берегах Италии, Сицилии, Крыма, Кавказа возникали греческие колонии. О причинах, которыми была вызвана колонизация, и о процессе освоения переселенцами новых мест рассказывается в тексте из романа Я. Ильясова "Стрела и солнце". Я. Ильясов, пытаясь в художественных образах восстановить события двухтысячелетней давности, изображает в романе борьбу между могущественным Боспорским царством и рабовладельческой республикой Херсонес. Сложные политические и экономические взаимоотношения народов Северного Причерноморья и древнегреческих колоний показаны в романе В. Полупуднева "У Понта Эвксинского"*. Действие в нем происходит на рубеже II-I вв. до н. э. В первом томе воссозданы события, связанные с конфликтом между Скифским государством и Херсонесом. Во втором рассказывается о восстании боспорских рабов во главе с Савмаком и участии в борьбе скифского населения, угнетаемого греками-колонистами. Автору удалось избежать часто встречающейся в исторических повестях и романах идеализации действующих лиц: его герои - люди своего времени, с племенными, религиозными и социальными предрассудками.

* (Историческая трилогия В. Полупуднева, начатая двумя томами "У Понта Эвксинского", завершается романом "Митридат" (М., 1973).)

В хрестоматию включен отрывок из романа В. Полупуднева, живо и динамично рисующий причерноморский город Пантикапей, ставший торговым, ремесленным и культурным центром Боспорского царства. Жизнь и облик Пантикапея во многом повторяют те черты, которые были присущи городам самой Греции.

Греческая колонизация

Пока людей в общинах было немного, они еще могли добывать пищу и кое-как уживались между собой.

Но потом, когда народ расплодился и в тяжкой борьбе за место под солнцем разделился на богатых и бедных, грекам стало тесно на их жарком полуострове.

Росла ненависть у бедных.

Накапливалась злоба у богатых.

Споры. Раздоры. Усобицы. По улицам и площадям, взметая пыль, бегали толпы вооруженных мужчин. Богатые преследовали бедных. Бедные избивали богатых.

Побежденные искали спасения в иных краях. Тысячи семейств покидали дома и устремлялись к морю. Под заунывный плач ребятишек и грустные переливы флейт изгнанники погружали скарб в трюмы легких кораблей и отплывали от родных берегов, чтобы никогда к ним больше не вернуться. Скрипели уключины, хлопали паруса. Бородатые, загорелые до черноты кормчие наваливались на рулевые весла. Над водой далеко разносилась песня надежды.

На доброе счастье!

В бухтах, удобных для стоянки галер, переселенцы высаживались, ломали известняк, обносили прочной стеной лагерь, разбитый на ближайшем холме, затем, горячо помолившись Зевсу, принимались пахать деревянным плугом непривычную на цвет, удивительно жирную землю.

С утесистых вершин с опаской следили за чужаками одетые в шкуры зверей молчаливые туземцы. Эллины приближались к ним, вскинув над головой оливковую ветвь, знак мира, и меняли свои изделия на зерно, скот, кожу и шерсть. Когда удавалось, захватывали силой не только товар, но и самих владельцев товара.

Так появились у Черного моря греческие города.

Так возник Пантикапей.

Слово "Пантикапей" означает на местном языке "путь рыбы": действительно, рядом (по-гречески "Боспор", отсюда и название государства) сельди больше, чем лягушек в болоте...

Пантикапей богател. Он подчинил другие поселения греков на Скалистом полуострове*, а также на азиатской стороне пролива и превратился в столицу нового царства - Боспора.

* (Ныне Керченский.)

Пантикапей - торговый посредник между Страной мрака и солнечной Грецией. Узел купеческих дорог, ворота, пропускающие мощный поток рабов, скота, зерна, рыбы, меди, воска. Зимой и летом бурлил этот поток. Двигались из степей караваны. Отбывали на юг тяжело нагруженные суда. И в руках боспорских царей оседало, подобно речному илу, чистое золото.

Ильясов Я. Стрела и солнце. Ташкент, 1964, с. 13-15.

Пантикапей

Между двумя морями у пролива стоит город роскоши и рабства, ненависти и красоты - Пантикапей. Западные ветры приносят ему ароматы полей и степной полыни, а порой и зеленых кузнечиков, что пытаются прыгать по плитам мощеных улиц.

Мать морей Темарунда, а по-гречески Меотида, дышит сырым рыбьим духом, а Скифское море, или Черный Понт, обдает шквалами горьких брызг...

Выше всего, на холме, горделиво стоит акрополь, чопорный и великолепный с его храмами, дворцами, колоннадами, великолепными статуями и грозными башнями укреплений. Это Олимп Боспорского царства, на котором живут его земные и небесные боги. Издали, со стороны моря, он напоминает золотую корону на необъятной голове сказочного великана. Акрополь является одновременно и пританеем царства, ибо в нем заседает царь со своими советниками, в его храме горит вечный огонь, привезенный из Милета первыми греками-поселенцами.

Ниже акрополя террасами спускаются дома и укрепленные дворы богатых, средних и просто свободных граждан греческого происхождения, эллинизированных скифов, имеющих свой двор и хоть маленькие доходы.

Еще ниже начинается царство глинобитных лачуг и кривых, пыльных улиц, даже шалашей и юрт, населенных трудовым людом. Здесь располагаются постоялые дворы, загоны для скота, горшечные мастерские, тянутся ряды кузниц и шорных палаток, работают портные и сапожники, мнут кожи кожемяки, трудятся ваятели над кусками гранита и мрамора, надсадно ухают изможденные рабы, вращая день и ночь ручные жернова на мельницах. Все, что производят тысячи искусных рук в полутемных и пыльных мастерских, непрерывным потоком извергается на рыночную площадь, где изо дня в день идет шумный, многолюдный торг. Покупатели стараются перекричать продавцов, но их голоса тонут в реве стад, ржании лошадей, блеянии отар в. загонах степных купцов. Скрипят колеса деревенских возов. Надсмотрщики, щелкая бичами, сопровождают партии рабов, связанных попарно и предназначенных для продажи за море...

Недалеко от рыночной площади расположен портовый район с гаванью и доками на тридцать кораблей. Здесь опять много домов и людей, обширные склады, щепные дворы, харчевни для заморских гостей. Кто побывал в Пантикапее, тот никогда не забудет его шумного порта с сотнями кораблей и рыбачьих ладей, острого запаха копченой и соленой рыбы, тяжкого зловония рыбозасолочных сараев, где, словно в аду, от зари до зари копошится легион худых и мрачных рабов, охраняемых целыми отрядами надсмотрщиков и воинов...

...Много великолепия и благочиния в пантикапейских храмах. Красивы и мрачны покои царского жилища. По-эллински опрятны и уютны дворики частных домов. Много общественных многоколонных зданий. Неприступны стены города для врагов.

Да, немало интересного и своеобразного в облике богатой древней столицы Боспора, государства жестоких хозяев и обездоленных рабов!

Полупуднев В. У Понта Эвксинского, т. 2. М., 1966, с. 193-198.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"