Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава двадцатая

Часов в девять вечера Пхут вышел из гостиницы "У корабля" в сопровождении негра, несшего факел. За полчаса до этого Асархаддон отправил на улицу Гробниц доверенного человека, которому приказал зорко следить, не выйдет ли харранец тайком из дома "Под зеленой звездой" и куда пойдет.

Другой соглядатай хозяина шел за Пхутом на некотором расстоянии; в узких уличках он жался к стенам домов, на более широких - притворялся пьяным.

Улицы были уже пусты, носильщики и разносчики спали. Свет горел только в жилищах ремесленников, торопившихся окончить работу, да у богатых людей, которые пировали, расположившись на плоских крышах. С разных сторон доносились звуки арф и флейт, песни, смех, удары молота, визг пилы столяра. Иногда раздавался пьяный возглас или крик о помощи.

Улицы, по которым шли Пхут и негр, были большей частью узкие, кривые, в выбоинах. Но по мере того как они приближались к цели своего путешествия, дома становились все ниже, все больше попадалось садов, вернее, пальм, смоковниц и жалких акаций, которые свешивались через ограду, словно собираясь убежать.

На улице Гробниц вид сразу изменился. Вместо каменных домов появились обширные сады, а среди них - красивые особняки. У одних ворот негр остановился и потушил факел.

Вот это "Зеленая звезда", - сказал он и, низко поклонившись Пхуту, повернул домой.

Харранец постучал в ворота. Вскоре появился привратник, внимательно осмотрел пришельца и пробормотал:

- Аннаэль, Сахиэль.

- Амабиэль, Абалидот, - ответил Пхут.

- Привет тебе, - проговорил привратник и быстро открыл калитку.

Пройдя шагов двадцать садом, Пхут очутился в сенях особняка, где его встретила знакомая жрица. В глубине стоял какой-то человек с черной бородой и волосами, до того похожий на самого харранца, что тот не мог скрыть своего удивления.

- Он заменит тебя для тех, кто следит за тобой, - проговорила, улыбаясь, жрица.

Человек, загримированный под Пхута, возложил себе на голову венок из роз и в сопровождении жрицы поднялся на второй этаж, откуда вскоре послышались звуки флейты и звон бокалов. Самого же Пхута двое низших жрецов повели в баню, помещавшуюся в саду. Там, обмыв его и умастив ему волосы, они надели на него белые одежды.

Из бани все трое вышли снова в аллею и долго шли садами, пока не попали на пустынную площадь.

- В той стороне, - обратился к Пхуту один из жрецов, - находятся древние гробницы, с этой стороны - город, а вот здесь - храм. Иди куда хочешь. Мудрость укажет тебе путь, а святые слова охранят тебя от опасностей.

Оба жреца вернулись в сад. Пхут остался один. Безлунная ночь была не очень темна. Вдали, окутанный туманом, поблескивал Нил. В вышине искрились семь звезд Большой Медведицы. Над головой путешественника сверкал Орион, а над темными пилонами - звезда Сириус.

"У нас звезды светят ярче" - подумал Пхут. Он стал шептать молитву на незнакомом языке и направился к храму.

Не успел он пройти и несколько десятков шагов, как из-за ограды сада выглянул человек и пошел за ним следом. Но как раз в это время спустился такой густой туман, что на площади нельзя было ничего разглядеть, кроме крыши храма.

Пройдя еще немного, харранец наткнулся на высокую каменную стену и, посмотрев на небо, направился в западную сторону. Над головой его летали ночные птицы и огромные летучие мыши. Туман так сгустился, что харранцу приходилось идти вдоль стены ощупью, чтоб не потерять ее. Путешествие продолжалось довольно долго. Но вот Пхут очутился перед низкой калиткой, в которую было вбито множество бронзовых гвоздей. Он стал считать их от левого угла вниз - и одни крепко нажимал, другие поворачивал.

Когда он дотронулся до последнего гвоздя, калитка тихо открылась. Харранец сделал несколько шагов и очутился в узкой нише, где было совсем темно.

Осторожно нащупывая ногой пол, он наткнулся как бы на края колодца, из которого веяло холодом. Он спустил ноги и безбоязненно соскользнул вниз, хотя был в этом месте и вообще в этой стране впервые. Колодец оказался неглубоким. Пхут очутился в узком коридоре с наклонным полом и стал спускаться вниз с такой уверенностью, как будто давно знал дорогу.

В конце коридора была дверь. Пришедший ощупью нашел деревянную колотушку и трижды постучал. В ответ неведомо откуда послышался голос:

- Ты, в ночной час нарушающий покой святого места, имеешь ли ты право входить сюда?

- "Я не обидел ни мужа, ни жены, ни ребенка. Рук моих не запятнала кровь. Я не ел нечистой пищи. Не присвоил чужого имущества. Не лгал и не выдал великой тайны..."1 - спокойно ответил харранец.

1 (Заимствовано из подлинных источников.)

- Ты тот, кого ожидают, или тот, за кого выдаешь себя? - спросил голос немного спустя.

- Я тот, кто должен был прийти от братьев с Востока. Но и второе имя - тоже мое. В северном городе у меня есть дом и земля, как я и сказал чужим, - ответил Пхут.

Дверь открылась, и харранец вошел в просторное подземелье, освещенное светильником, горевшим на столике перед пурпурной завесой. На завесе был вышит золотом крылатый шар с двумя змеями. В стороне стоял египетский жрец в белой одежде.

- Скажи, вошедший сюда, - проговорил жрец, указывая рукой на Пхута, - известно ли тебе, что означает этот символ на завесе?

- Шар, - ответил вошедший, - есть образ мира, в котором мы живем, а крылья указывают, что мир этот парит в пространстве, подобно орлу.

- А змеи?.. - спросил жрец.

- Две змеи напоминают мудрецу, что тот, кто выдаст эту великую тайну, умрет дважды: и телом и духом.

После минутного молчания жрец снова спросил:

- Если ты в самом деле Бероэс (тут жрец склонил голову), великий пророк Хали (он снова склонил голову), для которого нет тайн ни на земле, ни на небе, то соблаговоли сказать слуге твоему, какая звезда всех чудесней?

- Чудесен Хор-сет1, обходящий небо в течение двенадцати лет, ибо вокруг него вращаются четыре меньших звезды. Но еще чудеснее Хор-ка2, обходящий небо за тридцать лет, ибо у него есть не только подвластные ему звезды, но и большое кольцо, которое иногда исчезает.

1 (Xор - сет - планета Юпитер.)

2 (Хор-ка - планета Сатурн.)

Выслушав это, египетский жрец пал ниц перед халдеем. Затем он подал ему пурпурный шарф и кисейное покрывало, указал, где стоят благовония, и с низкими поклонами покинул подземелье.

Халдей остался один. Он перекинул шарф через правое плечо, закрыл лицо покрывалом и, взяв золотую ложку, насыпал в нее благовония, которые зажег у лампады перед завесой. Шепча какие-то слова, он трижды повернулся кругом, так что дым от благовоний опоясал его как бы тройным кольцом.

Между тем пустая пещера наполнилась странным движением. Казалось, что потолок поднимается вверх и раздвигаются стены. Пурпурная завеса у алтаря заколыхалась, словно колеблемая невидимыми руками. Воздух затрепетал, как будто пролетели стаи незримых птиц.

Халдей1 распахнул одежду на груди и достал золотой медальон, покрытый таинственными знаками. Все подземелье дрогнуло, священная завеса порывисто дернулась, в темноте вспыхнули огоньки.

1 (Халдея - Халдеи - семитическое племя, основавшее в конце VII в. до н. э., после падения Ассирии, Нововавилонское царство. Во времена Пруса так называли вообще все древние государства Южного Двуречья - Шумер, Аккад и Вавилон. Ныне это название вышло из употребления.)

Тогда маг воздел руки и произнес:

- "Отец небесный, кроткий и милостивый, очисти душу мою...

Благослови недостойного раба твоего и простри всемогущую руку на души непокорных, дабы я мог дать свидетельство всесилия твоего...

Вот знак, к которому прикасаюсь в присутствии вашем.

Вот я - опирающийся на помощь божью, я - провидящий и неустрашимый... Я - могучий - призываю вас и заклинаю... Явитесь мне, послушные, - во имя Айе, Сарайе, Айе, Сарайе..."

В то же мгновение с разных сторон послышались голоса, мимо светильника пролетела сначала птица, потом какое-то желтое одеяние, затем человек с хвостом, наконец петух в короне, который встал на столик перед завесой.

Халдей продолжал:

- "Во имя всемогущего и вечного бога... Аморуль, Танеха, Рабур, Латистен..."

Снова послышались далекие голоса.

- "Во имя истинного и вечно живущего Элои, Арехима, Рабур, заклинаю вас и призываю... Именем звезды, которая есть солнце, вот этим знаком, славным и грозным именем бога живого..."1

1 (Подлинные заклинания магов.)

Вдруг все стихло. Перед алтарем показался призрак в короне, с жезлом в руке, верхом на льве.

- Бероэс!.. Бероэс!.. - произнес призрак глухим голосом. - Зачем ты меня вызываешь?

- Я хочу, чтобы братья мои в этом храме приняли меня с открытым сердцем и склонили ухо к словам, которые я приношу им от братьев из Вавилона, - ответил халдей.

- Да будет так! - проговорил призрак и исчез. Халдей стоял без движения, как статуя, с откинутой назад головой, с вознесенными руками. Он простоял так больше получаса в позе, несвойственной обыкновенному человеку. В это время часть стены подземелья отодвинулась, и вошли три египетских жреца. Увидев халдея, который как бы парил в воздухе, опираясь спиной на невидимую опору, жрецы с изумлением переглянулись. Старший из них произнес:

- Прежде бывали у нас такие, но сейчас никто этого не умеет.

Они обходили его со всех сторон, прикасались к оцепеневшему телу и с тревогой смотрели на лицо: желтое и бескровное, как у мертвеца.

- Он умер? - спросил младший.

При этих словах откинувшееся назад тело халдея стало возвращаться в вертикальное положение. На лице появился легкий румянец, поднятые руки опустились. Он вздохнул, провел рукой по глазам, как будто проснувшись, посмотрел на вошедших и после минутной паузы заговорил.

- Ты, - обратился он к старшему, - Мефрес1, верховный жрец храма Птаха в Мемфисе. Ты - Херихор, верховный жрец Амона в Фивах, самый могущественный после фараона человек в этом государстве. Ты, - указал он на младшего, - Пентуэр, второй пророк в храме Амона и советник Херихора...

1 (Мефрес - неправильное написание древнеегипетского имени "Нофри". )

- А ты, несомненно, Бероэс, великий жрец и мудрец вавилонский, приход которого был нам возвещен год назад, - ответил Мефрес.

- Истину сказал ты, - подтвердил халдей.

Он обнял всех по очереди. Они же склонили перед ним головы.

- Я приношу вам великую весть из нашего общего отечества, которое есть мудрость, - продолжал Бероэс. - Выслушайте ее и поступите, как надо.

По знаку Херихора Пентуэр направился в глубь пещеры и принес три кресла из легкого дерева для старших и низкий табурет для себя. Затем сел неподалеку от светильника и вынул спрятанную на груди небольшую палочку и дощечку, покрытую воском. Когда все трое уселись в кресла, халдей начал:

- К тебе, Мефрес, обращается верховная коллегия вавилонских жрецов. Священная каста жрецов в Египте приходит в упадок. Многие копят деньги, имеют женщин и проводят жизнь в утехах. Мудрость у вас в небрежении. Вы не властны ни над миром незримым, ни даже над собственными душами. Некоторые из вас утратили высшую веру, и будущее сокрыто от ваших глаз. Но что еще хуже, многие жрецы, сознавая свою духовную немощь, вступили на путь лжи и ловкими фокусами обманывают невежд. Так говорит верховная коллегия: если вы хотите вернуться на путь истины, Бероэс останется с вами на несколько лет, дабы при помощи искры, принесенной с великого алтаря вавилонского, возжечь свет истины над Нилом.

- Все, что ты говоришь, справедливо, - ответил с прискорбием в голосе Мефрес. - Останься же с нами на несколько лет, дабы подрастающая молодежь познала вашу мудрость.

- А теперь к тебе, Херихор, слова от верховной коллегии.

Херихор склонил голову.

- Пренебрегая великими таинствами, ваши жрецы недосмотрели, что для Египта приближаются черные годы. Вам угрожают внутренние бедствия, и предотвратить их могут лишь добродетель и мудрость. Хуже, однако, другое: если вы в ближайшие десять лет начнете войну с Ассирией, войска ее разгромят ваши войска. Они явятся на берега Нила и уничтожат все, что здесь существует испокон веков. Такое зловещее расположение звезд, как ныне, было над Египтом впервые в эпоху XIV династии1, когда вашу страну и покорили и разграбили гиксосы. В третий раз оно повторится через пятьсот или семьсот лет, когда вам будет угрожать опасность со стороны Ассирии и народа парсуа2, который живет на восток от Халдеи.

1 (XIV династия - полулегендарная династия фараонов, правивших в городе Северного Египта Ксоисе в XVIII в. до н. э.)

2 (Парсуа. - Так называются персы в ассирийских надписях.)

Жрецы внимали в ужасе. Херихор побледнел. У Пентуэра выпала из рук дощечка. Мефрес ухватился за висевший на груди амулет и запекшимися губами шептал молитву.

- Берегитесь же Ассирии, - продолжал халдей, - ибо ныне ее час. Это жестокий народ!.. Он презирает труд и живет войной. Побежденных ассирийцы сажают на кол или сдирают с них кожу. Они разрушают покоренные города, а население уводят в неволю. Их отдых - охота на диких зверей, а забавляются они, стреля в пленников из лука или выкалывая им глаза. Храмы они превращают в развалины, священными сосудами пользуются во время своих пирушек, а мудрых жрецов делают своими шутами. Они украшают стены жилищ кожей, снятой с живых людей, и ставят на пиршественные столы окровавленные головы врагов.

Когда халдей умолк, заговорил досточтимый Мефрес.

- Великий пророк! Ты заронил страх в души наши, но не указываешь спасения. Возможно - и даже наверно так, коль скоро ты это говоришь, - что судьба временно будет немилостива к нам. Но как же этого избегнуть? Есть на Ниле опасные места, где не уцелеть ни одной лодке, но мудрость кормчих огибает опасные водовороты. То же с несчастьем народов. Народ - ладья, а время - река, которую иногда возмущают бурные вихри. Но если утлому рыбачьему челну удается спастись от бедствия, почему же многомиллионный народ не может, попав в беду, избежать гибели?

- Слова твои мудры, - ответил Бероэс, - но не на все я могу тебе ответить.

- Разве тебе не ведомо все, что будет? - спросил Херихор.

- Не спрашивай меня о том, что я знаю, но чего не могу поведать. Важнее всего для вас в ближайшие десять лет сохранить мир с Ассирией, а это в ваших силах. Ассирия пока еще боится вас; она ничего не знает о неблагоприятном для вашей страны стечении судеб и хочет начать войну с народами, живущими на берегу моря к северу и востоку. Сейчас вы могли бы заключить с ней мирный договор...

- На каких условиях? - спросил Херихор.

- На очень выгодных. Ассирия уступит вам землю израильскую вплоть до города Акко1 и страну Эдом2 до города Элат3. Таким образом, без войны границы ваши продвинутся на десять дней пути к северу и на десять дней к востоку.

1 (Акко - город в южной Финикии, недалеко от северной границы Израильского царства.)

2 (Эдом - небольшое государство к югу от Мертвого моря, находившееся в зависимости то от Иудеи, то от Египта.)

3 (Элат - город, находившийся у Акабского залива, отделяющего Синайский полуостров от Аравии.)

- А Финикия? - спросил Херихор.

- Берегитесь соблазна!.. - воскликнул Бероэс. - Если ныне фараона протянет руку за Финикией, то через месяц ассирийские армии, предназначенные для севера и востока, повернут на юг, и не пройдет и года, как кони их будут купаться в Ниле.

- Но Египет не может отказаться от влияния на Финикию! - горячо перебил его Херихор.

- Если он не откажется, то накличет на себя беду, - ответил халдей. - Вот слова верховной коллегии: "Поведай Египту, - наказывали братья из Вавилона, - чтобы он на десять лет, как куропатка, прижался к земле, ибо его подстерегает ястреб злой судьбы. Поведай, что мы, халдеи, ненавидим ассирийцев еще больше, чем египтяне, ибо несем на себе бремя их власти. Тем не менее мы советуем Египту сохранить мир с этим кровожадным народом. Десять лет - небольшой срок, после которого вы можете не только отвоевать свое прежнее положение, но и нас спасти".

- Это верно! - согласился Мефрес.

- Рассудите сами! - продолжал халдей. - Если Ассирия вступит с вами в войну, она потянет за собой Вавилон, который не любит войны, она истощит наши богатства и задержит расцвет мудрости. Даже если вы и не будете покорены, страна ваша на долгие годы подвергнется опустошению и потеряет не только много людей, но и плодородные земли, ибо без ваших усилий их за один год занесет песками.

- Это мы понимаем, - вмешался Херихор, - а потоку и не думаем задевать Ассирию. Но Финикия...

- Что вам до того, - ответил Бероэс, - если ассирийский разбойник прижмет финикийского вора? От этого только выиграют наши и ваши купцы. А если вы захотите иметь в своей власти финикиян, разрешите им селиться на ваших берегах. Я уверен, что самые богатые из них и самые ловкие убегут от ассирийцев.

- А что будет с нашим флотом, если Ассирия начнет хозяйничать в Финикии? - спросил Херихор.

- Ведь на самом деле это не ваш флот, а финикийский, - ответил халдей. - Когда в вашем распоряжении не будет тирских и сидонских судов, вы начнете строить свои и станете обучать египтян искусству мореплавания. И если вы проявите ум и деловитость, вам удастся вырвать из рук финикиян торговлю на всем западе.

Херихор махнул рукой.

- Я сказал, что было велено, - заявил Бероэс, - а вы поступайте, как найдете нужным. Но помните, что ближайшие десять лет для вас неблагоприятны...

- Помнится, святой муж, - вмешался Пентуэр, - ты говорил о внутренних бедствиях, угрожающих Египту в будущем. В чем это выразится, - не соблаговолишь ли ответить слуге твоему.

- Об этом не спрашивайте меня. Это вы должны знать лучше, чем я, чужой человек. Ваша зоркость откроет вам болезнь, а опыт укажет средства исцеления.

- Народ живет под тяжким гнетом сильных и богатых! - прошептал Пентуэр.

- Благочестие упало! - сказал Мефрес.

- Есть много людей, мечтающих о завоевательной войне, - прибавил Херихор. - А я давно уже вижу, что мы не в силах ее вести. Разве что лет через десять.

- Так вы заключите союз с Ассирией? - спросил халдей.

- Амон, читающий в моем сердце, - ответил Херихор. - знает, как противен мне подобный союз. Еще не так давно презренные ассирийцы платили нам дань! Но если ты, святой отец, и верховная коллегия говорите, что судьба против нас, мы вынуждены заключить союз...

- Да, вынуждены... - поддакнул Мефрес.

- В таком случае о вашем решении сообщите вавилонской коллегии; они уж устроят так, что царь Ассар1 пришлет к вам посольство. Поверьте мне, этот договор очень выгоден для вас: вы без войны увеличиваете свои владения! И об этом подумала наша жреческая коллегия.

1 (Ассар - речь идет, видимо, о Тиглатпалассаре I (1115-1071 гг. до н. э.), ассирийском царе-завоевателе, совершившем ряд походов в страну Наири (Армения) против хеттов, живших в Малой Азии, и покорившем ряд сирийских государств вплоть до Финикии.)

- Да снизойдет на вас всякая благодать: богатство, власть и высокая мудрость! - сказал Мефрес. - Ты прав, надо поднять нашу жреческую касту, и ты, святой муж Бероэс, поможешь нам.

- Необходимо облегчить тяжелое положение народа, - вставил Пентуэр.

- Жрецы... народа!.. - сказал как бы про себя Херихор. - Прежде всего надо обуздать тех, кто жаждет войны. Правда, фараон на моей стороне, и мне кажется, что я добился некоторого влияния на наследника, - да живут они вечно! Но Нитагор, которому война нужна, как рыбе вода... И начальники наемных войск, которые только во время войны приобретают у нас значение... И наша аристократия, которая думает, что война даст им возможность покрыть долги финикийским ростовщикам и принесет богатство...

- А между тем земледельцы падают под бременем непосильного труда, а работающие на общественных работах бунтуют против жестокости управителей, - вставил Пентуэр.

- Этот - все свое! - отозвался погруженный в свои мысли Херихор. - Ты, Пентуэр, думай о крестьянах и работниках, а ты, Мефрес, о жрецах. Не знаю, что вам удастся сделать. Но клянусь, что даже если бы мой собственный сын толкал Египет к войне, я не пощадил бы его.

- Так и поступай, - проговорил халдей. - Впрочем, те, кто хочет, пускай воюют, только не там, где они могут столкнуться с Ассирией.

На этом совещание закончилось. Халдей накинул шарф на плечо и опустил на лицо покрывало. Мефрес и Херихор стали по бокам, а Пентуэр позади, все лицом к алтарю.

В то время как Бероэс шептал что-то, скрестивши руки на груди, в подземелье снова началось движение; раздался отдаленный гул. Присутствующие с удивлением прислушивались. Тогда маг громко возгласил:

- Бараланенсис, Балдахиенсис, Паумахие, взываю к вам, дабы вы были свидетелями наших уговоров и оказывали нам покровительство.

Вдруг раздался звук труб, столь ясный, что Мефрес припал к земле, Херихор, пораженный, оглянулся, а Пентуэр бросился на колени и, весь дрожа, зажал уши.

Пурпуровая завеса на алтаре зашевелилась, и ее складки приняли такие очертания, как будто оттуда хотел выйти человек.

- Будьте свидетелями, - взывал халдей изменившимся голосом, - вы, небесные и адские силы! А кто не сдержит клятвы или выдаст тайну договора, да будет проклят...

"Проклят..." - повторил чей-то голос.

- И погибнет... "И погибнет..."

- В этой, видимой, и в той, невидимой, жизни. Неизреченным именем Иеговы, при звуке которого содрогается земля, море отступает от берегов, гаснет пламя и все в природе разлагается на частицы.

В подземелье, казалось, разразилась настоящая гроза. Звуки труб смешивались с раскатами далекого грома. Завеса с алтаря спала и улетела, волочась по земле, а из-за нее среди непрерывных молний появились какие-то причудливые существа, полулюди, полурастения и полузвери, все вперемешку свиваясь в клубки...

Вдруг все стихло, и Бероэс медленно поднялся в воздух над головами трех жрецов.

В восемь часов утра харранец Пхут вернулся в финикийскую гостиницу "У корабля", где его мешки и сундук оказались уже найденными. Спустя несколько минут явился и доверенный слуга Асархаддона; хозяин повел его в подвал и торопливо спросил:

- Ну как?

- Я стоял всю ночь, - ответил слуга, - на площади, где находится храм Сета. Часов около десяти вечера из сада, расположенного на расстоянии пяти владений от дома "Зеленой звезды", вышли трое жрецов. Один из них, с черными волосами и бородой, направился через площадь к храму Сета. Я побежал за ним, но спустился туман, и я потерял его из виду. Вернулся ли он в "Зеленую звезду" и когда - я не знаю.

Хозяин гостиницы, выслушав посланного, хлопнул себя по лбу и стал бормотать:

- Если мой харранец одевается, как жрец, и ходит в храм, то, должно быть, он и есть жрец; а поскольку он носит бороду и волосы, - очевидно, халдейский жрец. И то, что он тайком встречается со здешними жрецами, наводит на подозрения. Полиции я не скажу об этом, а то как бы мне же еще не попало, но сообщу кому-нибудь из влиятельных сидонцев. Из этого, пожалуй, можно извлечь выгоду если и не для себя, то для наших.

Вскоре вернулся второй посланец. Асархаддон и с ним спустился в подвал и услышал следующее:

- Я всю ночь стоял против дома "Под зеленой звездой". Харранец был там, напился и так орал, что полицейский даже сделал замечание привратнику...

- Как так?.. - спросил хозяин. - Харранец был всю ночь под "Зеленой звездой"? И ты его видел?..

- Не только я, но и полицейский...

Асархаддон вызвал первого слугу и велел каждому повторить свой рассказ. Те повторили в точности, каждый свое. Из их рассказов следовало, что харранец Пхут всю ночь веселился под "Зеленой звездой", ни на минуту не уходя оттуда, и что в то же время он поздно ночью отправился в храм Сета, откуда не возвращался.

- Ого!.. - пробормотал про себя финикиянин.- Здесь кроется великое надувательство... Надо поскорее сообщить старейшинам финикийской общины, что этот хетт умеет бывать одновременно в двух местах. И, кстати, попрошу его убраться поскорее из моей гостиницы. Не люблю тех, у кого два лица: одно свое, другое - про запас, на всякий случай. Такой человек - или большой мошенник, или чародей, или заговорщик.

Поскольку Асархаддон боялся и того, и другого, и третьего, он поспешил сотворить молитвы перед всеми богами, украшавшими его гостиницу, и заклинания против колдовства, а потом побежал в город сообщить о происшедшем старшине финикийской общины и старшине воровского цеха. Проделав все это и вернувшись домой, он вызвал полицейского и заявил ему, что Пхут, по всем признакам, человек опасный. От харранца же потребовал, чтобы тот покинул гостиницу: он не приносит ему никакой прибыли, а только навлекает на его заведение подозрения полиции.

Пхут охотно согласился, заявив, что сегодня же вечером отплывает в Фивы.

"Чтоб тебе оттуда не вернуться! - подумал гостеприимный хозяин. - Чтоб тебе сгнить в каменоломнях или попасть в зубы крокодилу".

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"