Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

XVII. СТРАНА ЗОЛОТА И СОЛНЦА

Салли смотрела в лицо Томску, который обнял и прижал ее к себе правой рукой. Салли хотела знать о чем думает муж? Она так сильно тосковала по нем все три недели ожидания в Икитос. Но теперь не смела прервать его размышления. Возможно он пытается отгадать тайну исчезновения Смуги? Ведь Томск теперь не был беззаботным пареньком, каким она его знала в Австралии! Салли чрезвычайно гордилась Томском, ведь знаменитые и заслуженные путешественники относились к нему, как к равному. Например, в Икитос они встретились с полковником Рондоном, который пользовался в Бразилии не меньшей славой, чем Стэнли в Африке*. Так вот, полковник Рондон, в присутствии нескольких человек просил у Томека совета относительно организации в Бразилии отделения Общества покровительства индейцам. Ах, какой интересный разговор состоялся у них! Со своей стороны Рондон дал несколько ценных советов по организации экспедиции в Гран-Пахональ.

*(С. Рондон - полковник, исследователь и путешественник. В 1907 - 1913 годах он совершил шесть экспедиций по девственным местам Бразилии; в последней из них Рондону сопутствовал Теодор Рузвельт. Они изучили около 15 тыс. кв. км. неизвестных до того земель, куда не ступала нога белого человека, осуществили картографическую их съемку, строили дороги и телеграфные линии. Благодаря Рондону на картах Бразилии появилось множество раньше неизвестных рек, озер и горных цепей. Рондон пытался облегчить участь несчастных индейцев, которые считали его другом и опекуном.

Генри Мортон Стэнли (родился в Англии в 1841 году, ум. в 1904 г.) - американский журналисть и путешественник, один из первооткрывателей внутренних областей Африки.)

Никсон так полюбил энергичного и умного молодого человека, что сопутствовал им от лагеря на реке Путумайо до Икитос. Кроме того, он сделал все, что от него зависело, чтобы ускорить отправку экспедиции. Благодаря связям и щедрости Никсона, они теперь ехали на пароходе вверх по Укаяли, тогда как по расписанию, этот пароход должен был отправиться за грузом каучука на две недели позже.

Три дня назад пароход отошел от пристани в Икитос вверх по реке Мараньоне*. Через две недели непрерывного плавания пароход дошел до места, где серые воды Мараньона сливаются с водами Укаяли, и вот уже три дня идет по этой таинственной реке.

*(Мараньон - так называют Амазонку в ее верхнем течении. Истоки Мараньона находятся в Западной Кордильере на территории Перу. Мараньон вытекает из высокогорного озера Лаурикоча, находящегося на высоте 3653 м над уровнем моря. От места слияния с Укаялк до Риу-Не-гру, то есть от границы Перу с Бразилией, эту реку часто называют Со-лемеон, а дальше - Амазонкой.)

Поужинав, Томск и Салли вышли на палубу подышать свежим воздухом. Они остановились рядом с надстройкой. Томск оперся спиной о стенку надстройки, обнял жену правой рукой и задумался. Салли смотрела на небо; среди мириадов звезд ярко блестело столь знакомое ей созвездие Южного Креста. Стояла глухая, душная, тропическая ночь. Слышен был только монотонный шум волн, да хриплое шипение пара.

Время от времени Салли бросала на мужа испытующий взгляд. В конце концов не выдержала и спросила:

- О чем ты задумался, Томми? Мне кажется, теоя что-то угнетает...

Томек тяжело вздохнул и ответил:

- Не могу скрыть от тебя, что меня пугает ответственность добровольно взятая на себя. Правда, с помощью Уилсона, который так хорошо относится к Смуге, нам удалось преодолеть первые трудности, но главное еще впереди. Сможем ли мы достаточно быстро найти первые следы? У нас не очень много времени. Экспедиция поглотила почти все наши сбережения.

- Я тебя понимаю, Томми. Мы не можем злоупотреблять добротой Никсона. Он и без того много сделал для нас.

В это время на палубе показалась рослая фигура капитана Новицкого. Увидев молодых людей, он подошел к ним.

- Все уже легли спать, а вы все еще воркуете? - обратился Новицкий к Томску и Салли.

- Мы не воркуем, капитан, - ответила Салли. - Томми обеспокоен нашим финансовым положением.

- Не беспокойтесь о деньгах. Мы как-нибудь справимся, - сказал Новицкий. - Деньги будут получены скоро.

- Откуда? - удивился Томек.

- Я об этом подумал еще в Манаусе. Написал твоему папаше, чтобы немедленно продал мою яхту. И послал ему соответствующую доверенность.

- Ах, что вы наделали! - возмутилась Салли. - Ведь "Сита" была для вас всем! Вы так радовались ей!

- Это правда, что радовался, но жизнь Смуги важнее. Взволнованный Томек, с любовью смотрел на добродушного моряка. Яхта была подарена Новицкому благородной индейской рани, которая почти три года назад помогла им освободить Збышека из сибирской ссылки. Бедный моряк так гордился "Ситой". А теперь продал ее, чтобы спасти жизнь друга...

- Вы благородный и добрый человек... - шепнула Салли, взволнованная не меньше, чем муж.

- Послушай, голубушка! Смуга и Томек всегда могут рассчитывать на меня, - ответил Новицкий. - Они мне, как братья.

- Неужели у вас нет ни братьев ни сестер? - удивилась Салли.

- Вот поэтому эти двое мне дороже родных. Кроме того, собственная яхта мне не к лицу. Мне кажется я создан быть всю жизнь бедняком. На кой ляд мне противиться судьбе! Уже поздно, пошли спать!

Капитан взглядом проводил Томека и его жену до двери каюты, а потом и сам пошел к себе.

* * *

Было начало февраля, когда на Укаяли высоко вздымаются паводковые воды. Река разлилась широко. Экипаж небольшого парохода постоянно находился на посту, потому что то и дело встречались опасные места. На реке много крутых поворотов, в главном русле бывали сильные водовороты, в некоторых местах путь преграждали огромные завалы из затопленных деревьев, застрявших на перекатах и создавших опасные заторы.

Оба берега Укаяли покрыты сплошным непроходимым лесом. Джунгли прямо вырастают из воды, далеко проникшей в глубину суши, и образовавшей неисчислимое количество проток, каналов, заливов, озер и болот. Иногда можно было заметить ягуара, прикорнувшего на толстой ветке дерева, пуму или оцелота, которые, спасшись от воды, теперь погибали с голоду. Над ними вверху парили зловещие и жадные грифы. Дикие животные в панике уходили с затопляемых берегов, но птиц здесь было еще больше, чем на Амазонке. Иногда ястребы разгоняли стаи попугаев, которые с криками прятались в густых кронах деревьев. Кое-где на высоком берегу, можно было заметить индейскую хижину, построенную на сваях. Здесь, где реки постоянно выходили из берегов, такое строительство было единственно возможным, так как предохраняло людей от наводнений. Хижины, похожие на навесы крытые пальмовыми листьями, были лишены боковых стен. Однако индейцы встречались чрезвычайно редко. Завидев белых, они скрывались в лесах, потому что банды искателей каучука постоянно охотились за рабами.

Томек и его друзья почти целые дни проводили на верхней палубе парохода. Скрывшись от безжалостного солнца в тени брезентового тента, они с любопытством смотрели на проплывавшие мимо берега реки. Здесь же находились индейцы сюбео во главе с Габоку, потому что на нижней палубе стояла невыносимая жара. Динго ни на шаг не отходил от Салли. Он ложился у ее ног и тоскливым взглядом провожал, пролетавших мимо парохода, птиц.

На палубе
На палубе

Берега реки казались пустынными, лишенными людей. Но это только так казалось. Во время встречи в Икитос, полковник Рондон предупреждал Томека о необходимости быть осторожным и бдительным. Многие индейские племена, относившиеся к белым крайне враждебно, жили в бассейне Укаяли. В верхнем течении реки Агуайтии обитали воинственные людоеды, кашиби*, которые вели непрерывную войну с племенем чама**. Кашиби снимали головы у мертвых врагов, отрезали руки и ноги, из зубов делали ожерелья, а из костей дудки и накоцечники копий. К стрелам привязывали пучки женских волос, что, по поверью, должно было принести удачу стрелку. Чамы жили в нижнем течении Агуайтии, вплоть до ее впадения в Укаяли. Чамы делились на три клана: кунибо, ссипибо и ссетебо, которые всегда выступали вместе на войну. В битвах они пользовались огромными мечами, вытесанными из необычайно твердой древесины. Детям они еще в ребяческом возрастет деформировали головы, сжимая их так, чтобы лоб наклонялся назад. Они это делали будто бы для того, чтобы отличить людей от обезьян. Племя амагуаков занимало территории вдоль верхнего течения правобережных притоков Укаяли. Люди этого племени избегали встреч с белыми людьми. К числу самых многочисленных и могущественных племен в бассейне Укаяли принадлежали кампы. Гордые индейцы не отели подчиняться белым. Во время войны отличались особой жестокостью. В нижнем течении реки Тамбо жили многочисленные роды племени пиров, состоявшие в союзе с Варгасом.

*(Кашиби, - кашибос - на Языке чамов - "люди-нетопыри".)

**(Чамы - "мать комаров" - название происходит от множества насекомых, тучами носящихся над селениями этого племени.)

Но опасности подстерегали экспедицию не только со стороны индейцев. В лесах Монтании росло множество деревьев гевеи. Среди сборщиков каучука было немало различных авантюристов, которые ни в грош ставили человеческую жизнь. Одним из таких авантюристов и был Панчо Варгас, в гациенду которого сейчас направлялась экспедиция. Не постарается ли он помешать экспедиции в поисках Смуги? К его услугам сотни усердных я доверенных пиров.

Участники экспедиции строили все. новые планы, высказывали различные предположения, а тем временем пароход шел вверх по реке. На седьмой день путешествия с восточной стороны показалась горная цепь Серра ди Контамана. Это были единственные горы на правом берегу Укаяли. Вскоре на левом берегу показался городок Контамана, столица провинции Укаяли. Здесь кончалось и без того слабое влияние перуанских властей. Как бы в подтверждение этого, сама природа пыталась уничтожить следы пребывания здесь белых. Быстрое течение реки систематически подмывало берег, вынуждая жителей городка переносить строения в глубину материка.

Контамана состояла из нескольких каменных правительственных зданий, церквей и нищенских хижин туземцев. Томек и его друзья сошли на пристани с парохода и вдоль аллеи из манговых деревьев отправились в городок пешком, чтобы по совету префекта в Икитос поговорить с начальником местного полицейского участка.

Оказалось, что в этом маленьком городке магазины прекрасно снабжены всем необходимым. Дело в том, что искатели каучука закупали здесь различные продукты, да и туземцы продавали все, что давали им джунгли. Томек и капитан Новицкий отправились в полицию, а остальные участники экспедиции решили сделать необходимые покупки.

Прочитав официальную бумагу префекта Икитос, начальник местной полиции сделался предупредительно вежливым, а когда Томек рассказал ему о цели экспедиции, полицейский бессильно развел руками и сказал:

- Варгас не сможет ничего сказать, даже если вы найдете средство развязать ему язык.

- В случае необходимости я сумею с ним побеседовать по-матросски, - пригрозил капитан Новицкий.

Начальник полиции одобрительно взглянул на высокого, широкоплечего моряка, и ответил:

- Думаю, что вам удалось бы развязать ему язык, но Варгаса, к сожалению, нет в Уаире.

- А куда он девался, если можно спросить? - отозвался Томек.

- Два месяца назад из Лимы пришел приказ арестовать Варгаса. Он обвиняется в убийстве и торговле рабами, - ответил начальник. - Я лично пытался его арестовать, но его, видно, предупредили, потому что он сумел заранее улизнуть в джунгли к своим приятелям пирам.

- И что будет дальше? - спросил Новицкий.

- А что должно быть? - удивился начальник полиции. - Лима далеко, а мстительные пиры - близко. Здесь, в этом участке, кроме меня есть еще двое полицейских. A у всякого гациендера к услугам множество индейских раоов. Когда в Контаману приезжают вооруженные банды искателей каучука, я со своими людьми запираюсь в участке и терпеливо жду их отъезда.

- Да, вы довольно ясно обрисовали положение, - насмешливо сказал Новицкий. - Видимо, нам придется как-нибудь справляться самим.

- Советую сохранять сугубую осторожность, в особенности в Гран-Пахонали. С кампами шутить не стоит.

- Мы знаем это. Пожалуйста, сообщите префекту в Икитос, что мы посетили вас. Мы еще сегодня уходим из Контаманы.

Друзья вышли на улицу. Вместе с остальными вернулись на пароход. Там как раз кончалась погрузка дров. Вскоре пароход отчалил от пристани в Контамане. Вечером друзья собрались на совещание. Они решили направиться в Уаиру, несмотря на бегство Варгаса. Ведь Смуга ушел в Гран-Пахональ из Уаиры. Друзья надеялись узнать там кое-что от индейцев пиров. Шли дни... Время от времени пароход приставал к берегу, пополнял запасы дров и отправлялся дальше. По обоим берегам реки простирались непроходимые джунгли. С берегов в воду спускались густые заросли тростника. Иногда среди зелени открывались желтые песчаные отмели, на которых грелись на солнце крокодилы. Водяные курочки, цапли, разнообразные виды попугаев и множество птиц других пород водились здесь в неисчислимом количестве. Это было настоящее птичье царство. На западном горизонте все чаще можно было видеть цепи неприступных гор Андийской Кордильеры. Очарованный красотой пейзажа, Томек всматривался в необозримые дали и сказал:

- Здесь можно понять, почему Перу часто называют Страной Золота и Солнца*.

*(Перу (Перуанская республика) - государство в западной части Южной Америки на побережье Тихого океана. Занимает площадь 1285 тыс. кв. км. Численность населения по оценке 1973 года составляет - 14,9 мил. человек, из которых 80 процентов - это индейцы кечуа и аймары, метисы и креолы. Кроме того, в Перу живут: негры, мулаты, китайцы и другие. Государственный язык испанский, хотя большинство индейцев пользуется языками кечуа и аймара. Плотность населения больше в центральных и северных районах. Индейцы живут в основном в Андах и в восточной части страны. Столица - Лима с населением ок. 2000 тыс. человек, главный морской порт - Кальяо, речной - Икитос. Свыше 60 процентов населения занято в сельском хозяйстве, на лесных разработках и ловле рыб. Транспортная сеть развита слабо: протяженность железнодорожных линий составляет 4200 км, шоссейных - 39 933, включая Панамериканскую автомобильную дорогу. Перу принадлежит к числу самых богатых ископаемыми стран Южной Америки. В Перу есть: медные руды, цинковые, свинцовые, есть залежи антимона, марганца, вольфрама, молибдена и ртути. Добывается каменный уголь, каменная соль, калийные соли, гуано, золото и серебро.)

- Верно, Томек. Солнца здесь хватает, и как я узнал из книги, которую ты дал мне прочесть, испанцы нашли в Перу много золота, - согласился Збышек.

Именно жадность и жажда золота привлекли испанцев в Южную Америку, - сказал Томек, - Некоторые из них стремились также насадить здесь христианство.

Испания особенно нуждалась в золоте, поскольку длительные войны истощили казну. Многие испанцы, лишенные земли, стремились здесь разбогатеть. Они опустошали страны Латинской Америки, грабили и убивали индейцев. Не иначе относились к местному населению и португальцы, прибывшие сюда тоже за богатством. Не найдя золота, они занялись разведением сахарного тростника, пользовавшегося большим спросом в Европе, а для работы на плантациях стали привозить в Америку негритянских рабов. Другие европейские страны стали завидовать Португалии. Они тоже стремились к разведению собственных плантаций сахарного тростника, но испанцы и португальцы сумели отстоять свои завоевания.

Захватчики долго грабили богатства Латинской Америки. Только лишь на рубеже XVIII и XIX веков революционные завоевания народов Северной Америки и Франции позволили населению испанских и португальских колоний в Америке добиться независимости. После длительных войн испанские и португальские колонии превратились в ряд независимых государств.

- Эх, пройдет еще немало времени пока здесь воцарится справедливость, - заявил капитан Новицкий. - Мы воочию убедились, что в Амазонии и на берегах Укаяли царит вопиющее беззаконие.

Вид на горы
Вид на горы

- Томек прав, говоря, что конкистадоры опустошили Южную Америку, - вмешалась в беседу Наташа. - Я слышала, что у инков было прекрасно организованное государство.

- Не могу в это поверить, им не было известно даже колесо, - сказал Новицкий.

- Не будьте таким самоуверенным, капитан, - возразила Салли. - Не так давно я слушала в университете лекцию на эту тему. Инки были превосходными инженерами, строили в горах висячие мосты, на склонах устраивали террасы, чтобы предохранить почву от размыва. Умели строить оросительные системы на полях. Правда, они не знали колеса, но несмотря на это умели передвигать каменные глыбы весом в десятки тонн, из которых строили храмы и дворцы. Огромные каменные глыбы они не крепили раствором, но умели их так точно пригнать друг к другу, что в шов между ними не проходит острие ножа. Сооружения возведенные инками устояли против всяких бурь и землетрясений, которые легко разрушают дома, построенные современными инженерами.

Инки умели украшать керамические изделия; из золота и серебра они выделывали высокохудожественные вещи. Они не знали письменности в нашем понимании, но изобрели способ "записи" чисел в десятичной системе с помощью узлов на шнурах.

- Послушай, Томек, неужели эта пигалица говорит правду? - недоверчиво спросил Новицкий.

- Ты что, забыл? Ведь Салли изучает археологию. Должен сказать, что она превосходно запомнила лекцию. Огромная империя инков простиралась от северного Экуадора до центрального Чили. Основные города были: Кито в Экуадоре и Куско в Перу. Инки подчинили себе силой множество индейских племен. Население империи оценивалось на шестнадцать и даже тридцать миллионов человек. Правительство указывало своим подданым, где селиться, что разводить, сколько времени работать в день, когда охотиться и; даже решало вопрос кто с кем и когда должен жениться. Все материальные ценности находились в исключительном владении царя, который распределял их между подданными по своему разумению. Царь решал все споры, жизненные проблемы людей и требовал беспрекословного подчинения. Когда испанцы завоевали империю инков, население было так приучено к послушанию, что подчинялось конкистадорам без особых протестов, так как люди считали, что произошла нормальная смена владетелей.

- Ну и просчитались, потому что попали в тяжелое рабство, - добавил Новицкий.

- Верно, инки, правда, тоже управляли своими поддаными железной рукой, но, по крайней мере, заботились об их потребностях и защищали от нападения чужестранцев. А вог испанцы, убивали, грабили и вывозили все, что представляло для них какую-нибудь ценность.

- Интересно, сумели ли инки спрятать от испанцев хотя бы часть своих богатств?

- Думаю, что сумели, - вмешался Збышек. - В недоступных горах достаточно укромных мест.

- Кто знает? Есть еще столько совершенно необследованных районов, - согласился Томек.

- А что бы мы сделали, если бы нам удалось найти сокровища инков? - пошутила Наташа. - Я, например, сразу же поступила бы в Париже на медицинский факультет, а то я не смогла закончить курсы в Москве.

- А я организовала бы археологическую экспедицию в Египет или на Ближний Восток, - сказала Салли. - А ты, Томми? Можешь не говорить, я без того знаю! Ты организовал бы огромный зоологический сад в Варшаве, а может быть и этнографический музей?

- Прекрасная идея, я ее не забуду, - весело согласился Томек. - А ты, Тадек?

- Я? Я вам уже говорил, что не создан быть богатым. Разделил бы свою часть между вами и все.

- А я знаете что бы сделал? - воскликнул Збышек. - Я купил бы на Укаяли кусок земли и основал бы колонию для политических эмигрантов из Польши. Я бы назвал ее "Новая Варшава"*. Что вы скажете на это?

*(Идея Збышека оказалась вполне осуществимой. Польские помещики вознамерились в 1928 - 1933 годах создать польскую колонию на берегу Укаяли. Некто Казимеж Вархаловский, житель Параны, в 1927 году получил от Перуанского правительства концессию и разрешение на основание польской колонии в районе реки Агуайтии. Вархаловский организовал кооперативное поселение под названием "Польская колония", причем первое поселение должно было возникнуть в Пукальпе. Одновременно Польско-американский колонизаторский синдикат, организованный во Львове тоже получил в 1928 году концессию в Кепе на реке Урубамбе.

Польское правительство направило в Перу исследовательскую экспедицию. Положительные, в общем, выводы экспедиции вызвали возражения со стороны одного из ее участников, знатока предмета - Мечислава Лепецкого. Польское правительство отказалось финансировать колонию. Тогда инициативу взяли на себя помещики из Малополыни (быв. краковское и львовское воеводства). По согласованию с Эмиграционным управлением из Польши выехали 7 или 8 транспортов с эмигрантами общей численностью свыше ста человек. Отсутствие организационной и финансовой помощи, плохой подбор кандидатов (в первом транспорте из девяти человек был только один крестьянин) и огромное расстояние, отделявшее колонию от ближайшего города Икитос (1700 километров), стали причиной неудачи всего мероприятия. Польские колонии в Перу просуществовали всего лишь 4 года, после чего поселенцы взбунтовались, силой завладели судном и с оружием в руках выгрузились в Икитос. По требованию Перуанского правительства Польское правительство решило эвакуировать неудачных поселенцев. Часть из них, не желая возвращаться в Польшу, выехала в Бразилию, где поселилась в поселке Агия-Бланка (Белый Орел) в штате Эспириту-Санту, а часть отправилась в Парану. )

- Внеси меня в списки поселенцев, - смеясь сказал Новицкий. - Я организую там судоходную компанию, которая соединить твою колонию с Икитос.

- А мы будем постоянно приезжать к вам в гости, - добавила Салли. - Отца мы выберем начальником колонии.

- Теперь дело за маленьким - надо только найти сокровища инков, - закончил Томек шуточные проекты.

На десятый день путешествия на реке стали встречаться сплавщики леса, которые гнали плоты из красного и кедрового дерева в Икитос. Как правило, сплавщиками были индейцы племени чамов. Некоторые из них, рядом с шалашами из пальмовых листьев, построенными на плотах, развели костры, пекли на них бананы и варили рыбу. В основание костров они клали толстый слой глины, а костер складывали из трех полен, которые горели только в местах соприкосновения друг с другом. Приготовив пищу, сплавщики раздвигали поленья, которые после этого долгое время тлели, сохраняя огонь до следующего раза.

Участники экспедиции с огромным интересом смотрели на сплавщиков леса. Ведь через два или самое большое через три дня им предстояло высадиться в Уаире, где они должны были непосредственно встретиться с жителями этих мест.

Ландшафт берегов Укаяли изменился. По мере продвижения вверх по реке, ее берега становились выше, вода все реже заливала сушу. К берегам вплотную подступили высокие горные цепи. Живительная прохлада, идущая с горных склонов несколько умеряла дневную жару, но зато ночи становились холоднее.

Пароход миновал место впадения реки Пачитеи в Укаяли, прошел рядом с небольшим городком Масисеей, откуда караванные пути через Кордильеру вели в Лиму. Масисея была также условной границей между нижней и верхней Укаяли. Здесь, вдоль левого берега реки простиралась Гран-Пахональ. где обитали индейцы племени кампа, а на противоположном берегу были владения пиров. Далеко выдвинувшаяся в реку огромная скала, казалось преграждала дорогу в царство индейцев. Вспененные буруны реки и коварные водовороты грозили катастрофой смелым путникам.

Прошло уже тринадцать дней с тех пор, как пароход отчалил от пристани в Икитос. Теперь он подходил к месту слияния реки Урубамбы и Апуримака*, которые дают начало Укаяли. Как раз вблизи места слияния этих двух рек стояла резиденция Варгаса, Ла Уаира**.

*(Река Апуримак вытекает из озера Виллафро в Андах; в нижнем течении носит на коротких участках" названия: Перене и Тамбо.)

**(Земли, на которых была расположена гациенда Варгаса, были в 1927 - 1928 годах переданы Перуанским правительством польским поселенцам для организации колонии.)

В полдень пароход пристал к берегу. Участники экспедиции стали помогать при разгрузке багажа, с любопытством поглядывая на поселок и гациенду Варгаса. Поселок выглядел неважно. Среди банановой рощи стоял ряд хижин, лишенных боковых стен, с крышами, покрытыми пальмовыми листьями. Капитан парохода показал нашим спутникам дом Варгаса, который отличался от других разве что большими размерами.

- Они не очень обрадовались нашему приезду, - сказал Новицкий Томеку, наблюдая толпу нагих детишек, с некоторого расстояния следивших за выгрузкой пассажиров парохода.

- Старшие спрятались от нас, они еще не знают кто приехал, - ответил Томек. - Соблюдают осторожность.

- Ничего удивительного, раз Варгасу грозит арест... - буркнул капитан Новицкий.

- Кто его здесь арестует? По-моему, со стороны перуанских властей Варгасу ничто не угрожает. Скорее какой-нибудь обиженный сообщник пырнет его ножом.

- Капитан парохода пошел в деревню, чтобы разведать обстановку. Индейцы его знают, может быть станут смелее.

- Ты прав, он уже возвращается с индейцами. Мы сможем поговорить с ними.

Вскоре к ним подошел капитан парохода, окруженный толпой мужчин и женщин. Мужчины с чертами лиц монгольского типа, хорошо сложенные, носили короткие штаны, а некоторые - только набедренные повязки. Женщины были только в коротких юбках не доходивших до колен. Изможденный вид женщин свидетельствовал о том, что на них были возложены все тяжелые работы.

- Варгаса в деревне нет, и неизвестно когда он вернется! - воскликнул капитан. - Я сказал пирам, что вы не имеете ничего общего с полицией, и они пришли поговорить с вами.

Прежде чем начать беседу с туземцами, Томек раздал женщинам по стеклянному ожерелью, а детишек угостил конфетами. Новицкий предложил мужчинам табак. Благодаря этому, холодок первого знакомства быстро развеялся. Как этого требовали правила хорошего воспитания, индианки выразили свою благодарность пискливыми восклицаниями.

Капитан парохода должен был отправиться в путь сразу же после высадки пассажиров в Уаире. Он спешил в лагеря сборщиков каучука, находящиеся в верховьях Урубамбы.

Капитан любезно распрощался со своими недавними пассажирами.

- Не доверяйте здесь никому, - предупредил он Томека и Новицкого. - Это дикая страна, и индейцы ненавидят белых. Искатели каучука им здорово залили сала за шкуру. Возможно, что в верхнем течении реки в деревушках пиров я встречу Варгаса. Что ему передать от вас?

- У нас к нему письмо от его хорошего знакомого из Манауса, сеньора Педро Альвареса. Скажите ему это. Может быть тогда он не будет нам мешать, - ответил Томек.

- Хорошо, я ему скажу. Пирам я сказал, что вскоре здесь появится большая экспедиция. Они будут опасаться в чем либо вредить вам.

- Спасибо, мы тоже как раз собирались сказать это, - поблагодарил Новицкий. -- Ах, проглоти их акула, здесь больше баб, чем мужчин!

- У пиров многоженство в обычае. Чем больше жен у кого--нибудь из них, тем большим уважением он пользуется среди своих, - ответил капитан. - Примерно через месяц я буду возвращаться в Икитос. Буду здесь спрашивать о вас. Оставьте мне письмецо.

- Мы оставим вам письмо, в котором сообщим, что намерены делать дальше, - ответил Томек.

Вскоре пароход отчалил от пристани Уаиры. Збышек Карский взял на себя функции заведующего хозяйством экспедиции, в чем он уже имел опыт, приобретенный во время путешествия по Новой Гвинее. Теперь под его руководством сю-бео ставили палатки. Салли и Наташа занялись приготовлением обеда, а Томек и Новицкий пошли в деревушку пиров. Они намеревались найти семьи индейцев, пропавших в Гран-Пахонали вместе с Кабралом, Хозе и Смугой.

Томек не жалел табака и мелких подарков, поэтому у пиров языки развязались очень скоро. Большинство жителей Ла Уаиры прекрасно помнили Смугу. Они считали, что он поступил опрометчиво, так как по их мнению на территориях, где обитают свободные кампы находиться белому очень опасно.

Старейшина индейцев, Курака, замещавший Варгаса во время его отсутствия, нагнулся к белым и сказал:

- Плохо сделал, сам пропал и погубил остальных. Оттуда никто не вернется. Там живут дикие индейцы.

- Я слышал, что пиры живут с кампа в мире, - вмешался Томек.

- Дикие индейцы считают всех, кто дружит с белыми предателями, - сказал Курака. - Этот белый не был умным человеком, у него не было даже жены.

- Интересно, сколько жен у тебя? - спросил Новицкий. Курака сразу же погрустнел.

- Три, - ответил он. - У нас плохо. Есть и такие, у которых всего одна или две жены. Вы тоже, видать, не очень богаты. С вами всего лишь две женщины. Чьи они?

- Одна из них - моя жена, а вторая - жена брата, - ответил Томек.

- А у тебя сколько жен? - обратился Курака к Новицкому.

- Столько, сколько у тебя пальцев на руках и на одной ноге, - сохраняя серьезность в голосе, - ответил Новицкий, незаметно подмигивая другу.

- В самом деле?! - изумился Курака. - Где же они?

- Я оставил их дома, пусть работают. Они приготовят гору oеды. Когда я вернусь, буду лежать на гамаке целый день и есть.

В глазах Кураки появилось выражение восхищения и зависти.

- Столько жен, это много стоит... - шепнул он.

- Мы тебе дадим много подарков для жен, а может быть ты купишь себе еще одну, - предложил Новицкий.

- А что вам надо за это? - полюбопытствовался Курака.

- Ничего, или почти ничего... Ты покажешь нам только тех, которых отцы или сыновья пошли в Гран-Пахонали с теми белыми и исчезли, - пояснил Томек.

- Неужели только это?

- Да, кроме того, скажешь им, чтобы говорили правду.

Птица лесов Амазонки
Птица лесов Амазонки

- Хорошо, я сделаю это. До наступления вечера друзья провели много бесед. Каждая из них неизменно кончалась вручением более или менее ценного подарка, в зависимости от важности полученных сведений. Из показаний пиров вытекало, что крупную роль во всем деле исчезновения Смуги играл проводник из племени кампа, который сам предложил Смуге свои услуги.

Это он оказывается, посоветовал Кабралу и Хозе скрыться от Смуги в Гран-Пахонали, и показал им дорогу к развалинам древнего города в горах. Видимо, потом он повел туда же и Смугу. Многие из пиров бывали в Гран-Пахонали, куда ходили вместе с Варгасом на охоту за рабами. Томек и Новицкий распрашивали их о древнем городе. Почти все индейцы слышали о существовании в горах каких-то развалин. В качестве ориентиров индейцы указывали на "маркас", то есть камни с начертанными на них знаками. Во время поездки по Гран-Пахонали один из индейцев видел их собственными глазами. Он нарисовал на песке дорогу к ним. Томек перенес маршрут в записную книжку и спросил:

- Если вы знаете дорогу, то почему до сих пор никто из вас не нашел этот древний город?

- Никто не дойдет туда, - шепнул индеец, огладываясь тревожно, не подслушивает ли кто-нибудь.

- Почему?! - удивился Томек.

- К западу от знаков находится Ужасный лес. Это лес смерти. Кто туда попадет, непременно умрет. Я тебе сказал об этом, но прошу не ходи туда, иначе вы все погибнете.

- Кто же запрещает ходить в тот лес?

- Дикие индейцы из племени кампа... - совсем тихо ответил индеец. - Когда-то двое белых хотели увидеть древний город. Один из них даже взял с собой много вооруженных людей. Ни один не вернулся.


предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"