Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

XIX. К РАЗВАЛИНАМ ДРЕВНЕГО ГОРОДА

Габоку ничего не сказал о последней беседе с бывшим проводником Смуги. Он заявил только:

- Идем, теперь я поведу вас!

Габоку занял место впереди каравана. Новицкий приказал Збышеку идти в арьергарде, а сам, с Томеком и Динго пошел в нескольких шагах сзади Габоку. В таком порядке, в полном молчании, они прошли около полукилометра вверх по течению реки.

- Интересно, что Габоку узнал от индейца, - на польском языке обратился Новицкий к Томеку.

- Думаю, что этого он нам никогда не скажет, - ответил Томск. А нам неудобно его спрашивать.

- Верно, но речь идет о безопасности всей экспедиции. Ты хоть немного ориентируешься в том, где мы находимся?

- Конечно!

- И сумеешь найти дорогу обратно в Ла Уаиру?

- Ничуть не сомневаюсь в этом, - уверенно сказал Томек. - Правда, этот район на карте пока еще обозначен белым пятном, но я ежедневно наношу на нее пройденный маршрут. Вчера вечером я даже начертил свою собственную карту, притом, надеюсь, довольно точную.

- Я знаю, браток, что ты такой же прекрасный географ, как и твой папаша. Помни, однако, что в этой твоей карте может быть будет единственное наше спасение.

- Ты не доверяешь Габоку? - удивился Томек.

- Не в этом дело! Живая, ходячая карта с винтовкой в руках, - слишком легко ее потерять. Я предпочитаю бумажную карту в твоем кармане.

- У нас нет выбора, Тадеуш.

- Знаю это, но надо все предусмотреть. Слушай, ты начальник экспедиции, на тебе лежит огромная ответственность.

- Что ты хочешь этим сказать? Говори без обиняков!

- Мы обещали кампе, что никому не выдадим тайну свободных индейцев, и сдержим данное слово. Но все же ты смотри в оба, замечай дорогу, наноси ее на карту, чтобы в случае чего мог вывести нас назад в цивилизованный мир. Потом можешь эту карту сжечь.

- Я об этом уже думал. Сделаю так, как ты советуешь. Если со мной что-нибудь случится, карта будет лежать в левом кармане блузы. Понимаешь?

- Понимаю, и сожгу ее в свое время.

Примерно через час Габоку повернул к лесу. Здесь довольно часто приходилось прорезать себе дорогу с помощью мачете. Скорость похода значительно уменьшилась. Вскоре экспедиция опять очутилась на берегу какого-то ручья и Габоку повел ее вверх по течению. В этот день путники еще несколько раз углублялись в лес, переходили все новые и новые ручьи, пока, наконец, перед самым закатом солнца остановились на ночлег на берегу одного из них. Сюбео развели костер на индейский манер. Они старательно подобрали дрова из пород не дающих дыма, столб которого мог привлечь внимание врагов. После ужина Новицкий распределил дежурства и, следуя установившемуся обычаю,уселся рядом с Томеком, тщательно изучавшим карту.

- Возможно ли, чтобы Габоку мог со слов кампы запомнить такой сложный путь, по котором мы шли сегодня? Каким образом, умирающий мог ее так точно описать? Большую часть дня мы шли по бездорожью, - тихо сказал Новицкий.

- Я нигде не заметил каких-либо знаков или ориентиров, - согласился Томек.

- Ты прав, я знаю одно - мы переправились через семь ручьев.

- Только через два, Тадеуш, - возразил Томек. Кроме ручья, на берегу которого скрывался кампа, мы шли еще по берегу второго ручья, впадающего в первый.

- Не говори глупостей, я очень тщательно считал все переправы!

- Не сомневаюсь в этом, но я уверен, что мы несколько раз переходили через один и тот же ручей. Габоку нарочно кружил, чтобы сбить нас с толку. Понимаешь?

- А ты, случайно, не ошибаешься?!

- Нет, я в этом уверен вполне. Подобный фокус пытался со мною сыграть и Красный Орел в Мексике, когда вел меня на встречу с Черной Молнией. Он тоже не хотел выдать убежище вождя свободных апачей.

- Да, да, теперь я вспомнил, ты мне рассказывал об этом.

- Сегодня я всю дорогу сверялся с компасом и обращал внимание на положения солнца и горных цепей. Поэтому я не дал себя обмануть. Отсюда я могу показать прямую дорогу в Уаиру.

- Ну, ну, у тебя недаром башка на плечах! Деньги, что выложил на науку твой папаша не пропали. Может быть ты скажешь далеко ли мы отошли от вчерашней стоянки?

- Недалеко, не больше двенадцати или пятнадцати километров. Посмотри на горы, разве мы приблизились к ним?

- Черт возьми, ты прав.

- Вдоль первого ручья мы шли прямо на запад, к горам, и прошли около пяти километров. Потом стали идти вдоль его левого притока, который течет с севера, значит, поднимаясь по нему вверх, мы шли на север. Вот поэтому мы так мало приблизились к горам.

- Ты меня поражаешь, браток. Ты нанес этот маршрут на карту?

- Да, сейчас тебе покажу. - Томек достал из подручной сумки зарисовку маршрута и продолжал: - Вот здесь Укаяли, Урубамба и Ла Уаира. В этом месте от нас ушли индейцы из племени пиров, а вот ручей и шалаш умиравшего кампы. Потом Габоку сделал круг на одном месте, и мы подошли к этому ручью. Впереди, то есть к северу от нас расположена Гран-Па-хональ, .а к западу Андийская Кордильера.

- Ага, значит завтра мы дойдем до Гран-Пахонали?

- Мне кажется отсюда мы пойдем в горы.

- Почему ты так думаешь? Ведь для того, чтобы добраться до леса смерти надо пройти через Гран-Пахональ?

- Кампа ручался, что никто не пройдет через лес смерти. Раз Габоку взял на себя роль проводника, значит кампа рассказал ему о другой, безопасной дороге, а та может вести только через горы.

- Это, пожалуй, логично, но прав ли ты, узнаем завтра.

- Кто стоит на часах после нас?

- Збышек и Сатуру, а в самое опасное время, перед рассветом, Габоку со своим дружком.

- Прекрасно. Индейцы, как правило, нападают перед самым рассветом. Но, думаю, нам пока это не грозит. Динго весь день держался спокойно, да и теперь посматривает на нас одним глазом.

- Умнейший пес. Это он помог нам найти умирающего проводника Смуги.

В полночь друзья разбудили очередных часовых. Ночь прошла спокойно.

Сразу же после восхода солнца, путники отправились в дальнейшую дорогу. После нескольких часов марша Новицкий подошел к Томеку и шепнул:

- Ты угадал правильно. Мы идем в горы.

- Габоку перестал кружить на месте. Он, видимо, считает, что здорово нас провел и мы потеряли уже ориентировку.

- Бедняга! Он думал провести на мякине такого старого воробья, как ты!

Томек посмотрел в сторону горной цепи, которая высилась на горизонте синеватой полосой.

- Мы идем по другой дороге, не по той по которой шел Смуга. Он, пожалуй, первый поляк, которому удалось пройти через Гран-Пахональ*, - вполголоса сказал Томек.

*(Незадолго до второй мировой войны поляк, инженер Станислав Голевский, в обществе нескольких индейцев из племени кампа, отправился из Чикозы на Укаяли в Орою и прошел через пользовавшуюся плохой известностью Гран-Пахональ, затем через Кордильеру, колонию Перене и Тарму. От Орои начиналась уже железнодорожная линия в Лиму. Бывший работник польской колонии в Кумарии, Голевский, получил от Перуанского правительства концессию на постройку железной дороги, которая должна была соединить берега Укаяли с побережьем Тихого океана. Таким образом, столица Перу, Лима, при посредстве Укаяли была бы соединена с бассейном Амазонки и, следовательно, с Атлантическим океаном. Проводя изыскания будущей трассы, Голевский встретился в Гран-Пахонали со свободными индейцами племени кампа. Позднее Голевский вместе с капитаном Алварино проводил аэрофотосъемку территории Гран-Пахонали. Во время этой съемки самолет погиб вместе с пассажирами, по-видимому, в результате вынужденной посадки. Считалось, что Голевский и капитан Алварино попали в плен к индейцам кампа, которые всей душой ненавидели белых угнетателей. Проект строительства железнодорожной линии остался неосуществленным, вследствие ликвидации польских колоний на Укаяли.)

- Мне тоже хотелось бы побывать в Гран-Пахонали, но с нами женщины, поэтому лучше обойти лес смерти стороной, - ответил Новицкий.

- Ну, наши женщины держатся молодцом!

- Да, а наша голубка лучше всех! Бой-баба! Мара прямо--таки молится на нее.

- Я немного беспокоюсь о Наташе. Она не очень хорошо чувствует себя в этой экспедиции.

- Ее очень взволновало исчезновение Смуги.

- Тише! Посмотри на Динго!

- Что это он так взъерошил шерсть! Может быть почуял зверя?

- Подождем наших. Теперь лучше подтянуться и идти большой группой.

Друзья остановились, скрывшись в тени большого каменного валуна. Уже несколько дней они шли по холмистому предгорью. Им все чаще встречались поросшие лесом холмы, огромные валуны и каменные осыпи.

- Места здесь самые подходящие для засады, - буркнул Новицкий, внимательно оглядываясь вокруг. - Плохо, что Га-боку так неосторожно выдвинулся вперед.

- Я думаю, он вскоре остановится, чтобы подождать нас. Проверит дорогу...

- Динго все еще неспокоен, но я никого не вижу между валунами.

- Я тоже не замечаю ничего подозрительного. А вот и наши подходят.

- Вы решили передохнуть? - воскликнула Салли. - Мы все время взбираемся в гору. Здорово устали.

- Нагоним Габоку. и тогда отдохнем, - ответил Томек.

- По твоим расчетам мы уже должны находиться близ Гран-Пахонали, - сказала Наташа.

- Но теперь нас ведет Габоку, а не я, - ответил Томек. - Мы, по-видимому, идем другой дорогой. Ксерофитная растительность свидетельствует о том, что мы находимся на краю пустынного плато*. Если повернуть немного к северу, то мы, несомненно, очутились бы в Гран-Пахонали.

*(Ксерофитная растительность - сухолюбивые растения, присущие пустыням, лишенным достаточного количества влаги.)

Подошли носильщики, вслед за которыми появился Збышек. Капитан Новицкий, который непрерывно наблюдал за всем, что делается вокруг, снял винтовку переброшенную через плечо "и щелкнул затвором. Поделав эту операцию, он сказал:

- Не останавливаться! Вперед! Ты, Збышек, не отставай. Всем держаться вместе!

- Ты, Тадеуш, будь около женщин, - вмешался Томек. - Я с Динго пойду вперед!

Держа штуцер под мышкой, Томек на несколько шагов выдвинулся вперед. Посматривая на Динго, он внимательно оглядывал скалы, валуны и росшие кое-где кустарники. Собака все время вела себя неспокойно - к чему-то принюхивалась, ерошила шерсть, скалила зубы.

Салли поняла, что положение ухудшилось. Поправила пояс "с револьверами так, чтобы можно было моментально выхватить револьверы и начать стрельбу.

Вдруг Томек, как молния прыгнул в сторону, стал на одно колено и, почти не целясь, выстрелил. Длинная, черная стрела, которая секунду назад была нацелена прямо ему в грудь, впилась рядом в землю. Томек в последний момент увидел индейца, высунувшегося из-за валуна. Быстрая реакция спасла ему жизнь. Стрелявший в него индеец, получив смертельное ранение, упал на край валуна и скатился с него прямо под ноги Томеку.

Однако прежде чем стихло эхо выстрела Томека, раздался ужасный боевой клич кампов. В воздухе просвистели стрелы.

- Динго, к Салли! - крикнул Томек.

Салли заставила Наташу и Мару скрыться за выступом скалы. Сама Салли тоже спряталась за валуном и, достав револьвер стала осыпать пулями нападающих. Верный Динго подбежал к ней: он взъерошил шерсть на спине, гневно оскалил зубы, готовясь броситься на защиту хозяйки. Жена Габоку, Ма-ра, притаилась за скалой, держа на готове лук со стрелами.

Один из сюбео, шедший впереди всех остальных, сразу за женщинами, вдруг пошатнулся, выронил багаж, который нес, и с хриплым стоном повалился на землю. Черная стрела, выпущенная воином кампа пробила ему шею навылет.

- Укрыться за камнями! - скомандовал Новицкий, но сам и не думал прятаться. Ловкий и подвижный он непрерывно стрелял, выпуская пули одну за другой, причем ни одна не миновала цели.

Збышек присел за скалой, рядом с женщинами. Он не был метким стрелком, вдобавок неожиданное нападение в первый момент лишило его самообладания. Поэтому он то и дело промахивался. Зато, оставшиеся в живых четверо сюбео храбро и успешно поддерживали Томека и Новицкого. От вражеских стрел сюбео укрылись за щитами, а сами ружейным огнем метко поражали: атакующих воинов.

Некоторое время в битве сохранялось равновесие сил и трудно было определить на чью сторону клонится победа. Большинство кампов были вооружены луками, только у некоторых были старые кремневые ружья. Томек и Новицкий мгновенно разделили между собой площадь обстрела. Томек, притаившись за скалой рядом с женщинами, держал под обстрелом правую сторону котловины, Новицкий - левую. Оба они опасались за жизнь Габоку. Почему он не вернулся, услышав выстрелы? Неужели погиб? Моментальная смерть сюбео, которому стрела пробила шею возбуждала подозрение, что индейцы применяют отравленные стрелы.

Томек заметил индейца, ползком пробиравшегося между камней. Прицелился в него. Высунувшись из укрытая, нажал курок. Сухой щелчок иглы подсказал ему, что магазин опустел. В этот момент индеец выстрелил из кремневки. Томек упал на колени, в глазах у него потемнело, кровь залила лицо. Увидев, что муж: ранен, Салли побледнела, но как и пристало дочери австралийского пионера, спокойно нажала курок револьвера. Индеец вдруг выпустил из рук еще дымившееся кремневое ружье и сам упал на него. Тем временем Томек успел прийти в себя; пуля только оцарапала ему голову, на время ошеломив его. Держа в руках штуцер, он поднялся с земли. Это был самый трагический момент боя. Один из сюбео, увидев падающего начальника экспедиции, бросился ему на помощь. Но стоило ему только высунуться из-за щита, как оперенная стрела вонзилась ему в грудь. Вскоре сюбео умер. Наташа тоже хотела подбежать к Томеку, но с криком боли отпрянула на прежнее место. Стрела угодила ей в правое плечо.

Уверенные в победе индейцы, с адским воем бросились в рукопашную. Закаленный в трудах многих путешествий Томек, сумел преодолеть слабость. В его руках появились два револьвера. Новицкий тоже отбросил винтовку и взялся за револьвера. Серия метких выстрелов заставила индейцев приостановиться. Правда, трое из них набросились на Новицкого, но обозленный моряк из Варшавы справился с ними за несколько считанных секунд.

Томек выпустил из револьверов все пули и, заметив замешательство в стане врагов, схватил штуцер и побежал к женщинам. Салли пыталась остановить кровотечение из раны у Наташи, а Збышек не переставая стрелял из винтовки.

- Стрела или пуля?! - воскликнул Томек, обращаясь к жене.

- Стрела, рана пустяковая, - ответила та.

- Не перевязывай! - приказал Томек. Вырвал у Збышека винтовку и тремя меткими выстрелами вынудил индейцев залечь среди камней.

Не теряя времени Салли стала заряжать штуцер Томека. А тот вернул брату винтовку, говоря:

- Целься спокойнее, плавно нажимай курок. Скорее попадешь...

Томек нагнулся над лежавшей Наташей. Стрела попала в плечо наискосок, и нанесла не очень глубокую рану.

- Надо выжать кровь из раны, тебе будет немного больно, Наташа, - сказал Томек.

Когда Томек дотронулся до плеча, молодая женщина побледнела. Потом на ее лице появилась гримасса боли - она потеряла сознание. Томек с силой нажимал на мускулы вокруг раны, отчего снова обильно потекла кровь. Потом Томек высосал кровь из раны и смазал ее иодом.

- Томми, кампы бегут! - вдруг крикнула Салли. - Наши погнались за ними. Габоку напал на кампов с тыла.

Держа винтовку наперевес, Збышек побежал вслед за Новицким и индейцами сюбео. Динго помчался за ним.

В суматохе боя никто не обратил внимания на Мару, которая тем временем, выпустив все стрелы находившиеся в колчане, прокралась в ближайшие кусты. Она вернулась оттуда с пучком трав в руках.

- Приложи к ране, листья хороши против отравы... - обратилась она к Томеку.

- Кто тебя научил собирать целебные травы?

- Мой отец. Он великий шаман, я часто помогала ему собирать зелье. Не бойся, приложи к ране...

Томек обложил рану Наташи, принесенным Марой зельем, перевязал плечо и подсунул ей под нос флакон с нашатырным спиртом.

Наташа пришла в себя. Взглянула на Томека глазами полными слез, улыбнулась и шепнула:

- Плакса я... Ты весь в крови, я сейчас займусь тобою.

- Пустяки, мне ничего не будет. Ты лучше спокойно полежи, у тебя еще не унялось кровотечение. Пришлось разбередить рану, потому что чем больше вытечет из нее крови, тем лучше. Возможно, стрела отравлена ядом.

- Знаю, Томек, знаю.

- Мара насобирала целебных трав, которыми я обложил рану.

- Кто погиб из наших? Я видела смерть двоих...

- Больше никто не погиб. Габоку ударил на индейцев с тыла и тем принес нам победу. Вскоре наши вернутся из погони.

Мара принесла воды из ручья. Вместе с Салли они смыли кровь с лица Томека и наложили повязку. Пуля царапнула кожу на виске, но не нарушила кости.

Сюбео, бросившиеся под командованием Новицкого и Габоку в погоню, вернулись только через два часа. Они шли медленно. Салли сразу увидела, что они несут кого-то на носилках из веток.

- Томми, еще одна жертва... - тихо, чтобы не разбудить Наташу сказала она.

Томек достал бинокль. Какое-то время наблюдал за группой возвращавшихся товарищей. С тяжелым вздохом спрятал бинокль в футляр.

- Они несут сюбео, кажется он мертв, - мрачно сказал Томек. - Мы понесли тяжелые потери. Придется пересортировать багаж. Часть вещей надо будет бросить.

Томек, Салли и Мара в молчании ждали прихода друзей. Высунув язык и часто дыша от быстрого бега, первым явился Динго. За ним подошли мужчины. Окровавленный, покрытый ссадинами Новицкий, устало присел на камень. Сюбео положили носилки на землю и стали собирать камни, чтобы прикрыть ими тела погибших товарищей.

- Что с Наташей? - спросил Новицкий. - Стрелы у кам-пов отравленные...

- Рана поверхностная. Так, царапина, - ответил Томек. - Я выжал и высосал рану и обложил ее целебными травами, которые насобирала Мара. Она говорит, что знает их действие.

- Кроме того, Мара сварила настойку из трав. Наташа выпила и заснула, - добавила Салли.

- Это хорошо. У индейцев есть свои противоядия, - заметил Новицкий. - Теперь пересмотрите поклажу, мы возьмем с собой только самое необходимое. Как только похороним убитых, пойдем дальше. Габоку. советует еще до ночи дойти до гор.

- Да, в горах легче укрыться, - сказал Томек.

- Вот именно. Можно ожидать погони. Несколько индейцев сумели удрать. Несмотря на то, что мы дали им хорошую взбучку, они опять устроили на нас засаду. Вот тогда мы и потеряли еще одного сюбео.

Томек с женой и Марой взялся за сортировку багажа, все остальные занялись погребением убитых. Сюбео укутали их тела одеялами, уложили мертвецов в наспех вырытые могилы, вместе с оружием и личными вещами, после чего засыпали землей и заложили камнями. По обычаю своего племени, Габоку сказал над могилами приличествующую случаю речь:

- Храбрые воины сюбео сложили головы в бою с подлыми кампами. Прежде чем умереть, сами убили множество врагов. Они погибли защищая друзей, поэтому после смерти будут жить в большом доме счастья, где будут находиться в обществе наших великих предков, а не в собачей будке, как коварные кампы.

- Мы вечно будем помнить храбрых воинов сюбео, которые не покинули нас в момент опасности, - добавил Томек.

Совершив печальный обряд, путники не теряя времени отправились в дальнейшую дорогу. Идти пришлось медленно, потому что кроме багажа надо было нести на носилках Наташу, погруженную в глубокий сон. Все же еще до заката солнца они очутились в прохладной тени горной цепи. Усталые путники медленно поднимались по каменистому склону. Возможная погоня здесь уже не могла обнаружить их следы. На ночь Путники остановились в ущелье под нависшей скалой. Вблизи шумел небольшой водопад.

Все были до крайности измучены. Путники решили отдохнуть здесь денек или два. Они с трех сторон обложили место стоянки камнями и сделали насыпь из гравия. Отгородившись таким образом от холодного ветра, сели ужинать.

Наташа не проснулась даже тогда, когда ее переносили на постель из одеял. Салли и Мара легли рядом с ней. Они решили по очереди дежурить при Наташе.

Легли спать и мужчины.

Капитан Новицкий получил в бою несколько незначительных царапин и синяков, поэтому решил держать первую вахту. Сначала он выкупался в водах ручья, потом глотнул стаканчик ямайского рома и уселся у входа в импровизированную пещеру. Сохраняя необходимую предосторожность, раскурил трубку. Динго улегся у ног капитана. Верный пес и во сне продолжал нести свою службу - он ежеминутно приподнимал то одно, то другое ухо, прислушивался, нюхал воздух и успокоенный засыпал опять.

Новицкий хмурился, раздумывая над создавшимся положением. Теперь он понял какую оплошность допустили они с То-меком, взяв с собой женщин в столь опасную экспедицию. Уже в первой стычке с кампами экспедиция понесла большие потери, а что будет дальше? Пришлось бросить большую часть снаряжения. Теперь у них нет палатки, да и с продовольствием плохо. Что будет с Наташей? Полный опасений за жизнь Наташи, Новицкий встал и подошел к постелям, на которых спали женщины. Холодный, серебристый свет луны покрывал бледностью их личики. Женщины спали, как убитые. Новицкий нежно коснулся рукою лба Наташи. Лоб был холоден и сух. Несколько успокоенный этим, Новицкий вернулся на прежнее место. Динго лежал и дремал. Новицкий погрузился в невеселые мысли. Оперся спиной о выступ скалы. Монотонный шум падающей воды действовал как лучшее снотворное. Новицкий на момент закрыл глаза.

Проснулся он от ворчания Динго. Схватил винтовку, стоявшую рядом. Пес с тревогой смотрел вверх. Новицкий стал осматриваться вокруг и прислушиваться. Только спустя некоторое время он понял причину тревожного поведения Динго. В воздухе бесшумно носились черные тени. Это они встревожили Динго. Новицкий вспомнил рассказы о нетопырях-вампирах, сосущих кровь у животных и людей. Быстро встал и пошел к постелям, спавших товарищей. Вспугнутый кровосос пролетел в сантиметре от его лица. Новицкий склонился над Наташей. Она спала спокойно. Ровное дыхание ритмично поднимало и опускало грудь. Новицкий разбудил Габоку, а сам успокоенный лег спать.

* * *

После двухдневного отдыха в здоровом, горном климате участники экспедиции почувствовали себя много лучше. Даже Наташа почти поправилась и утверждала, что дальше может идти самостоятельно. Поэтому на третий день экспедиция продолжала путь.

Как и раньше, впереди шел Габоку. Два дня путешественники то взбирались по горным склонам вверх, то спускались вниз в долины, покрытые джунглями. Тишину девственных лесов нарушали здесь только голоса птиц, да шум быстрых вод многочисленных ручьев.

Настроение у Томска ухудшалось изо дня в день. Теперь он не мог, даже приблизительно, наносить пройденный путь на карту. Ему оставалось только обращать внимание на положение солнца. К удивлению Томска, Габоку опять взял направление на восток. Томек догадался, что по горному маршруту они обошли стороной лес смерти, а теперь подходили к развалинам древнего города инков с противоположной стороны.

На пятый день после ухода с последней длительной стоянки, Габоку вдруг перестал маскировать свои чувства. Остановился и в крайнем волнении воскликнул:

- Наконец нашел! Она существует на самом деле! Кампа не лгал!

- Что ты нашел? - спросил капитан Новицкий.

- Смотрите сами! - восторженно кричал Габоку.

Они находились в долине, расположенной высоко в горах.

- Мне кажется мы открыли следы какой-то старой дороги, - сказал Томек.

- Видимо, ты прав, здесь даже видны остатки мостовой, - согласился Новицкий.

- Ты искал эту дорогу, Габоку? - спросил Збышек.

- Давно, давно, эту дорогу построили властелины этой земли, - ответил индеец. - Кампа уверял меня, что она ведет к развалинам древнего города, где находится сеньор Смуга*.

*(Задолго до завоевания испанцами государства инков, там существовала сеть благоустроенных дорог, общей протяженностью около 10 000 километров. Из них Великая царская дорога имела в длину 5600 километров, при ширине от 1 до 8 метров. Трасса этой знаменитой дороги проходила по местам, достигавшим почти 5000 метров высоты над уровнем моря. По сообщению газеты "Курьер Польский" с июня 1965 года, Великая царская дорога будет восстановлена, на что предполагается израсходовать 500 миллионов долларов.)

- Лишь бы Смуга там действительно был, - шепнула Наташа.

- Если найдем город, то я уверена - найдем и Смугу, - сказала Салли.

- Веди, Габоку! - приказал Новицкий.

Старинный тракт вел вниз по склону. В колдобинах и щелях между камнями мостовой росла жесткая трава, но местами дорога, построенная много веков назад была видна совершенно ясно. Вдали в небо поднимался столб черного дыма.

Когда солнце стало подходить к зениту, Габоку снова остановился у нескольких камней. На одном из них он нашел рисунок, изображавший солнце. Теперь Габоку сошел с дороги в ущелье. Вскоре путники вышли на небольшое каменистое плато. Остановились, как зачарованные. В широкой долине у их ног простирались руины крупного города. Среди деревьев, кустарнийа и высокой травы виднелись белые стены домов, построенных из крупных камней. Над обширной площадью, занятой старинными постройками, высоко в небо врезалась гора с плоско срезанной вершиной, над которой поднимался столб черного дыма.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"