Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

XX. ГНЕВ БОГОВ

Выходит, что затерянный в горах город, о котором нам говорили пиры, существует на самом деле, - тихо сказал Томек. - Неужели кампы скрываются в этих развалинах?

Капитан Новицкий на минуту оторвал взгляд от окуляров бинокля и ответил:

- Нигде никого не видно. Везде мертво и пусто. Во многих местах растительность джунглей покрыла улицы и дворы этого города.

- Идите сюда, мы нашли дорогу вниз, в долину! - воскликнула Салли.

На левом краю террасы стоял огромный скальный обломок, у подножия которого проходила узенькая тропинка, нависшая над глубокой пропастью. На тропинке стояли Наташа и Салли.

- По этой тропинке можно дойти до ступеней, вырубленных в скале, - сказала Салли.

Томек взглянул на почти отвесную стену, над которой висела узкая платформа, огибавшая обломок скалы. Повернулся к жене и с упреком сказал:

- Салли, нельзя так неосторожно ходить по этому узкому балкону над пропастью! У нас и без того множество хлопот!

- Я не страдаю головокружением и, кроме того, почему только мужчины должны рисковать?

- Довольно вам, теперь не время спорить, - вмешался Новицкий. - Томек, бери веревку.

Томек опоясался концом веревки, и ступил на узкую платформу над бездной. Моряк держал второй конец веревки. Томек исчез за изломом скалы.

- Здесь может пройти только один человек; я привязал веревку, идите по одному, - воскликнул Томек. - Сам я схожу вниз! Динго, ко мне!

По примеру Томека, опасное место перешел сначала Габоку, за ним Збышек, трое сюбео, женщины и капитан Новицкий.

Вырубленные в скале высокие ступени вели под платформу, висящую над пропастью, а потом по почти отвесной стене зигзагами спускались на дно долины. Томек подумал, что если это единственная дорога, ведущая в город, то его жители, конечно, давно уже заметили путников. Примерно, через полчаса все участники экспедиции благополучно спустились в долину.

- На ступенях Динго все время к чему-то принюхивался, - заявил Томек.

- Я не заметил следов на камнях, - ответил Новицкий. - Неужели, все таки, здесь до нас ходили люди?

- Кто знает в чем здесь дело? Во всяком случае мы не должны идти в город сплошной группой, - ответил Томек.

- В городе наверное живут духи кампов? - тревожно шепнул Габоку. - Недалеко от нашей деревни тоже есть скалы, где обитают духи. Туда никому нельзя ходить.

- Здесь тоже, наверное, есть духи! Пес умный, он их чует, - добавил один из сюбео.

Томек знал, что сюбео до безумия отважные в бою, как огня боятся всяческих духов и чар. Поэтому он скрытно улыбнулся и сказал:

- Здесь, конечно, нет никаких духов. Лишь бы мы не встретили враждебных кампов. Остановитесь и смотрите в оба! Я с Динго пойду в разведку. Если кого-нибудь встречу, выстрелю два раза.

Среди гор
Среди гор

Взяв на поводок Динго, Томек осторожно подходил к каменной стене, окружавшей развалины города. Вскоре он остановился у весьма оригинальных ворот. Они состояли из двух огромных, гладко отесанных обломков скал, с третьим обломком, уложенным поверху поперек. На поперечине виднелись какие то знаки, или рисунки, в центре которых стояло изображение солнечного диска. Массивная, каменная стена, окружавшая город, была во многих местах разрушена. Отдельные камни разошлись и даже вросли в землю. Томек спустил Динго с поводка, и держа в руках штуцер, миновал ворота. Город был расположен на двух террасах, похожих на ступени гигантской лестницы, вырубленные в склоне горы. Широкая мощенная улица вела от ворот к каменным ступеням лестницы на верхнюю террасу. По обеим сторонам улицы стояли дома, сооруженные из гладко отесанных камней, плотно пригнанных друг к другу и уложенных без раствора. Большинство домов было лишено крыш, потому что деревянные стропила, видимо, давно сгнили. Только несколько крупных сооружений были покрыты каменными плитами.

Томек осторожно, шаг за шагом, шел по главной улице, заглядывал в боковые ответвления и в развалины домов. Везде чувствовался неприятный запах гнездовий летучих мышей. На улице во многих местах встречались провалы и глубокие трещины. Стены некоторых домов лежали в развалинах, или провалились в глубокие расщелины, образовавшиеся во время землетрясения. Среди развалин и покрытых трещинами мостовых, росли деревья, трава и дикий кустарник. Не было сомнений, что город погиб в результате землетрясения, которые столь часто бывают в Андах*.

*(Анды - горы в западной части Важной Америки; самая длинная на земном шаре горная цепь, вторая по высоте после Гималаев в Азии. Колоссальная стена, протяженностью 7500 километров, тянется вдоль побережья Тихого океана, через весь континент - от Карибского моря на севере, до Огненной Земли на юге. Между отдельными горными хребтами находятся долины и плоскогорья, дно которых лежит на высоте от 2 до 3 километров выше уровня моря. В геологическом отношении Анды или, как их еще называют, Андийские Кордильеры - горы молодые. Хотя они поднялись с морского дна много миллионов лет назад, но все еще в них происходят процессы горообразования. Некоторые вершины их являются до сих пор действующими вулканами; в Андах довольно часто случаются землетрясения. Самая высокая гора Анд и вообще всего материка - Аконкагуа (6960 м.н.у.м.). Растительный покров в северной части Анд примерно такой же, как и на равнинах: тропический лес на увлажненных почвах и трава или скрэб - на сухих. К югу, где климат холоднее и суше, растут хвойные и лиственные леса. Анды богаты ископаемыми - здесь встречается серебро, золото, железные, медные, свинцовые, вольфрамовые руды, нефть, каменный уголь и чилийская селитра.)

Чем дольше Томек знакомился с развалинами древнего города, тем большее любопытство охватывало его. Со всей очевидностью установил, что город был уничтожен землетрясением много веков назад. По всему видно, что город был построен задолго до испанского нашествия. Возможно, здесь скрывалось племя, которое не желало подчиняться власти белых захватчиков? Ведь развалины города находились в совершенно неисследованной местности, обозначенной на картах белым пятном. Кроме того, город был полностью отрезан от остальной страны, потому что воинственные кампы преградили к нему доступ. Но пока что не было никаких следов того, что где-нибудь вблизи находятся люди. Почему же, в таком случае, индейцы держат здесь Смугу?

По главной улице Томек дошел до лестницы, ведшей на верхнюю террасу. Динго остановился, долго нюхал воздух, потом по каменным ступеням выбежал на мощенную площадь. Там он остановился, тихо завыл и махнул хвостом.

Сердце в груди Томска забилось живее. Динго вел себя так только тогда, когда находил знакомый след. Не колеблясь больше ни минуты, Томек вышел на обширную площадь.

- Ищи, Динго, ищи! - обратился Томек к своему любимцу. Пес пытался обнаружить следы, бегая вокруг и поглядывая на Томека. Динго то махал хвостом и тихо подвывал, то скалил зубы и ежил шерсть на загривке.

- Ну, что нашел? Что хочешь мне сказать? Неужели нам грозит опасность? - спрашивал Томек.

Пес повернулся к нему и заворчал.

- Ага, значит все таки предупреждаешь об опасности! Неужели в самом деле здесь скрываются люди! - буркнул Томек.

Он повесил штуцер на ремень через плечо и достал револьвер из кобуры. В его положении короткое скорострельное оружие казалось удобнее, чем длинноствольный штуцер.

Держа в руке револьвер на взводе, Томек остановился, внимательно оглядываясь вокруг. Две стороны обширной площади оказались обрамленными колоссальными зданиями. Стены одного из них почти до половины высоты были разрушены, второе здание выглядело совсем целым. Между этими зданиями, на противоположном конце площади, находились другие полуразрушенные сооружения, значительно меньших размеров.

- Динго, ищи! - вновь приказал Томек.

Пес кружился по всей площади, постепенно приближаясь к хорошо сохранившемуся зданию. Остановился на каменных ступенях крыльца, покрытых многочисленными трещинами. - Ищи, Динго, - повторил Томек.

Томек стал осторожно подниматься на ступени крыльца. Над широким фронтоном двери виднелся резной символ солнца. Вскоре Томек очутился в огромном зале. Несколько мгновений он стоял не двигаясь, чтобы приспособить зрение к полумраку, царившему внутри. Потом стал разглядывать обширный, совершенно пустой зал. На его стенах сохранились следы росписи. Постепенно Томека стала охватывать тревога. Он вдруг заметил, что каменные плиты пола чисто подметены. В других домах, которые он видел по дороге полы были покрыты мусором и толстым слоем нечистот, оставленных летучими мышами. Несомненно кто-то поддерживает здесь чистоту, то есть в развалинах города живут люди! Томек сразу же коснулся пальцем курка револьвера.

В обоих боковых стенах зала находились глубокие ниши. На противоположной стене от входа чернел узкий проем. Томек заглянул в ниши, потом подошел к темному отверстию. Вдруг Динго глухо заворчал, сделал несколько длинных прыжков и исчез в проеме. В темноте послышался громкий лай собаки, удесятеренный эхом пустого зала. Вдруг Динго завыл от боли и стал громко лаять, словно вел борьбу с каким-то врагом.

Томек немедленно бросился на помощь четвероногому другу. Протиснулся в узкий проем. Непроницаемая темнота заставила его остановиться на месте. Спешно достал из кармана коробок со спичками. Револьвер заткнул за поясок брюк. Динго продолжал завзято лаять. При слабом свете спички Томек увидел собаку, которая в гневе бросалась на совершенно пустую каменную стену.

Использовав полкоробка спичек, Томек обошел кругом всю небольшую комнату. К своему удивлению, он никого не нашел. Комната была лишена окон и дверей. Динго все еще продолжал ворчать и, взъерошив на загривке шерсть, обнюхивал гладкую стену.

Вдруг послышался глухой, тягучий грохот. Стены массивного, каменного здания дрогнули. В узком проеме показалась сероватая полоса света. Пронзительный вой Динго вывел Томека из оцепенения. Он нагнулся и выбежал из таинственной комнаты.

На площади, у здания, где стоял Томек, очутились остальные участники экспедиции, оставленные им у ворот, ведущих в развалины древнего города. Его друзья медленно отступали к центру площади, а за ними широким полукругом продвигалась цепь вооруженных, молчаливых индейских воинов.

Томек моментально понял, что произошло. Видимо, во время его отсутствия кампы неожиданно окружили экспедицию. Поскольку они не начинали битвы, Новицкий стал медленно отступать к развалинам города, чтобы там соединиться с разведчиком.

- Динго, к ноге! - вполголоса скомандовал Томек.

Кампы шли широкой цепью. Их нагие тела были прикрыты только малыми набедренными повязками, поддерживаемыми шнуром из лиан. Их лица и тела были размалеваны фантастическими узорами синего и красного цветов. На головах красовались короны из пальмового волокна, украшенные птичьими перьями, сзади на спину ниспадали пучки разноцветных высушенных колибри. Из проколотых ушных раковин торчали деревянные украшения.

Индейцы хранили красноречивое, грозное молчание. Они шаг за шагом шли вслед за белыми, держа в руках луки с черными стрелами, на натянутых до отказа тетивах.

Томек сообразил, что о сопротивлении нечего и думать. Слишком велико численное превосходство индейцев. Кроме того, если они были жителями этого древнего города, Смуга был в их руках.

Только спустя довольно долгое время, Томек заметил, что небо, до того сиявшее солнцем, закрылось тяжелыми, серыми тучами. Он вспомнил, что уже несколько дней наблюдал в северо-восточной части горной цепи черный столб дыма, вздымавшийся над одной из вершин. Несколько минут назад, началось, видимо, извержение вулкана,

Нельзя было терять ни минуты времени. Малейшее движение, которое могло показаться индейцам подозрительным, повлекло бы за собой безнадежную борьбу, а исход ее был ясен - смерть всех участников экспедиции.

Томек сбежал с крыльца вниз. Динго заворчал, оскалил зубы.

- Тихо, тихо, Динго! Иди к Салли! - кратко приказал Томек.

Он медленно подошел к своим товарищам. Индейцы подняли луки и направили черные стрелы прямо ему в грудь. Томек всадил револьвер в кобуру. Обогнул группу друзей и остановился впереди, между ними и воинами. Длительное время он всматривался в их грозные лица.

- Приветствую воинов свободного племени кампов, - сказал он на испанском языке.

Индейцы стояли как каменные изваяния.

- Мы пришли к вам как друзья, - сказал Томек. - Пусть мои братья опустят стрелы вниз и поведут нас в свою деревню. Там мы скажем с какой целью прибыли к вам.

Трудно было определить поняли ли кампы слова Томска, потому что на их лицах не дрогнул ни один мускул. Они смотрели на белых и продолжали держать луки в прежнем положении.

- Я начальник экспедиции, и хочу говорить с вождем свободных кампов, - снова сказал Томек.

Один из индейцев направился к нему. Он шел осторожно до тех пор, пока острие стрелы его лука чуть не коснулось груди Томска. Крепче натянул тетиву. Томек спокойно смотрел прямо ему в глаза. Индеец неожиданно ослабил тетиву и снял стрелу с лука. Из мешочка, висевшего у него на шнурке, опоясывавшем талию, достал фотографию. Томску достаточно было бросить один взгляд, чтобы узнать ее. Он побледнел от впечатления. Это была свадебная фотография его и Салли.

А кампа смотрел то на фотографию, то на Томека. Внезапным движением сорвал шляпу с головы Томека. Снова взглянул в лицо, потом на фотографию. Повернулся к женщинам. Вперил взгляд в Салли. Спрятал фотографию в мешочек.

Кампа бросил воинам какое-то приказание. Индейцы окружили группу участников экспедиции. Кампа пронзил Томека испытующим взглядом и сказал по-испански:

- Будешь говорить с вождем свободных кампов. Скажи своим, чтобы не сопротивлялись. Мы должны завязать вам глаза.

- Значит ты не вождь? - спросил Томек.

- Молчи и делай то, что я сказал!

Томек подошел к товарищам. Повторил слова кампы по-испански, потом добавил на польском языке:

- У него моя и Салли свадебная фотография. Получить ее он мог только от Смуги.

- Хорошая новость, хотя я чувствую себя, как в пасти бешеной акулы, - ответил Новицкий.

Кампы завязали пленникам глаза, потом взяли их за руки и повели.

Томек вскоре догадался, что их ввели в таинственное здание, в котором Динго лаял на невидимого врага. Только в это здание вели ступени крыльца. Также легко догадался, что они вошли в другую, маленькую, темную комнату. Как видно, из этой комнаты вел потайный ход, потому что потом они долго шли по каким-то переходам, которые то спускались вниз, то поднимались вверх. Томек вскоре потерял представление о направлении, в котором их вели. Через некоторое время кампы остановились и сняли им с глаз повязки.

Оказалось, что они очутились в обширном зале. Грозные, вооруженные воины куда-то исчезли. Несколько кампов, одетых в обширные кусьмы с видимым любопытством смотрели на них.

- Отложите в сторону оружие, - приказал один из них.

Томек без колебаний снял пояс с револьверами и вместе со штуцером положил их на пол.

Схематическая карта Южной Америки
Схематическая карта Южной Америки

Другие последовали его примеру.

- Оставьте также здесь все свои вещи, - снова приказал кампа.

Когда все подчинились его приказанию, кампа повел их по коридору в огромный зал. В одном его конце несколько вооруженных, одетых в кусьмы воинов, стояли полукругом у ступеней трона из чистого золота, на котором сидел бородатый мужчина. Он держал руки на коленях и молча всматривался в подходивших к нему пленников. Они остановились в нескольких шагах от трона. Динго хрипло лаял, рвался с поводка, но Салли его держала крепко.

Кампа, приведший их в этот зал, приблизился к трону и подал сидевшему на нем бородачу фотографию, которую достал откуда-то из фалд своей обширной кусьмы. Бородатый мужчина кивнул головой и, не говоря ни слова, одним движением руки отправил кампу из зала.

Томек и его друзья стояли в полном молчании. Им казалось что бородач - белый мужчина. Конечно, он предводительствовал кампам, ведь иначе не сидел бы на золотом троне, в окружении племенных вождей. Длинные, черные волосы ниспадали ему до самых плеч, борода закрывала грудь. Одет он был в кусьму из мягкой, златотканой ткани. Под его босые ноги была подстелена шкура ягуара.

Вождь несколько подался вперед и сказал на чистом польском языке:

- Здравствуйте, дорогие друзья! Я не могу вас теперь обнять и прижать к сердцу. Эти вооруженные воины следят за каждым моим движением. Будьте осторожны, потому что вы находитесь в пещере разъяренного ягуара.

Динго махнул хвостом и залаял.

- Ах, проглоти меня акула, ведь это наш Смуга! - тихо сказал капитан Новицкий.

- Наконец мы вас нашли! - воскликнул Томек, с трудом подавляя волнение.

- С тех пор, как я попал в плен, я больше всего боялся этой минуты, - ответил Смуга. - Уже несколько дней я дрожу в тревоге за вас...

- Значит вы знали, что мы направляемся сюда? - изумился Томек.

- Мне донесли об этом на другой день после вашей битвы с кампами. Я знал, что вы потеряли троих людей.

- Как так? Неужели это возможно?

- Потом поговорим. С момента того боя за вами непрерывна следили. Я с превеликим трудом добился от кампов, чтобы они привели вас сюда живыми. Тем не менее, и вы, и я находимся в смертельной опасности. В довершение зла проснулся проклятый вулкан и уже несколько дней пышет огнем. Кампы считают, что ваше присутствие в их стране вызвало гнев богов.

- Как вы попали сюда? Почему они держат вас в плену? - спросил Томек.

- Мой проводник был посланником свободных индейцев. Он поймал меня в расставленную ловушку. Индейцы искали белого вождя, способного научить их военной тактике белых захватчиков. Они готовят вооруженное восстание.

- Мы нашли вашего проводника. Умирая, он успел показать нам дорогу сюда, - пояснил Томек. - Предал своих, чтобы мы могли поспешить к вам на помощь.

- Он прекрасно знал, что отсюда вы не выйдете живыми. Это древнее обиталище инков. Здесь они прятались от испанцев. Когда землетрясение уничтожило город, стоявший в долине, инки построили другой, на возвышенности. Потом здесь обосновались свободные кампы, считающие себя прямыми потомками инков.

Один из вождей, стоявших близ Смуги, что-то произнес гортанным голосом.

- Теперь вы должны уйти. Я увижу вас потом, - сказал Смуга. - Ты, Томек, ничего не предпринимай пока мы не поговорим. Отдыхайте спокойно. Идите!

Томек и его друзья вышли из зала. В коридоре их ждал знакомый кампа, который сопровождал их к Смуге. Он повел их по каменным ступеням. Пройдя так насколько этажей, очутились в двух обширных комнатах, отведенных им для ночлега.

- Смотрите-ка! Вернули нам все вещи, - обрадованно воскликнул Збышек, когда кампа исчез за циновкой, которой был завешен входной проем.

- Но оружие оставили у себя, - заметил капитан Новицкий. - Впрочем, дьявол с ними! Главное, что мы нашли Смугу!

- Хороший, верный Динго! Он первый узнал Смугу, - взволнованно говорила Салли. - Как только мы вошли в тронный зал, Динго чуть не вырвался из моих рук.

- Еще в развалинах древнего города мне показалось, что Динго напал на знакомый след, - сказал Томек. - Видимо, Смуга там бывал не раз.

- Прямо-таки трудно поверить, что мы в самом деле нашли Смугу, - заявила Наташа. - Но меня встревожили его слова.

- Ба, положение у нас не из веселых, но не в таких переделках приходилось уже бывать, - ответил капитан Новицкий. - Раз Смуга уже несколько дней знал, что мы лезем прямо акуле в пасть, то наверное раздумывал и о способах спасения. Кроме того, и мы сами пошевелим мозгами. Я очень доверяю Смуге и Томску. Вдвоем они что-нибудь да придумают.

- Верно, капитан! Я ничуть не боюсь, - вмешалась Салли.

- Интересно, как Смуга узнал о нашей битве с кампами? - сказал Томек. - Неужели по примеру древних инков, индейцы передают сообщения по эстафете?

- Видимо да, - ответила Салли. - Отдельные гонцы бегом передают известие от одного племени к другому. Мне приходилось читать, что во времена инков известия передавались по эстафете со скоростью двухсот пятидесяти километров в день.

К беседующим подошел Габоку, который все это время выглядывал в окно, выходившее на внутренний двор.

- Здесь множество воинов, - сказал он. - Нас окружают высокие горы. Бегство отсюда невозможно, а духи великой горы ужасно разгневаны. Они черными тучами закрывают солнце. Кампы испуганы, нам может быть плохо.

- Ты прав, Габоку, - ответил Томек. - Хорошо бы разведать положение.

- Я уже выглядывал в коридор, нас не сторожат, - тихо сказал Новицкий. - Однако я не знаю, разумно ли будет что-нибудь предпринимать без Смуги. Кампы явно взволнованы, нам лучше подождать, пока появится Смуга.

Прежде, чем кто-нибудь успел ответить капитану, в проеме двери появились индианки с подносами в руках. Они поставили их на циновках, а сами удалились.

- Вот, пожалуйста, они не намерены уморить нас голодом, - обрадовался Новицкий. - Эге, да здесь рис, фасоль, варенная курица и напиток в жбане! Садитесь, у меня давно кишки марша играют. На голодный желудок никто и никогда ничего хорошего не придумал!

После обеда Томек приказал двоим сюбео стать на страже в коридоре, чтобы предупредить о появлении чужих. Участники экспедиции намеревались обсудить трудное положение, в какое попали. Вскоре, однако, они пришли к заключению, что без Смуги нельзя составить план действий. Что могли они сделать без оружия, в городе, в котором полно враждебно настроенных кампов? Спасти их может только счастливое стечение обстоятельств или какая-нибудь хитрость.

- Лучше всего - лечь спать, - заявил Новицкий. - Черт его знает, что нас ждет завтра. Вулкан дымит, как сотня паровозов, мчащихся на перегонки... Надо собрать силы...

- Совет хорош, мы все взволнованы и устали. Идите ко сну, а я еще попытаюсь пополнить мою карту.

Томек уселся у окна, разложил карту на подоконнике и долго что-то чертил. Потом, когда на землю спустилась ночь, стал с тревогой смотреть на небо. Багровые отблески огня, вырывающегося из кратера вулкана, отражались от черных туч дыма. Томска все больше охватывало чувство тревоги, он знал, что смертельная опасность приближается семимильными шагами.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"