Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

XXI. КРОВАВАЯ ЖЕРТВА

Настала ночь. Томек сидел на циновке, расстеленной под окном, и в угнетенном состоянии духа смотрел на небо. Черные тучи отражали багровые блики огня. Все чаще слышался глухой, тягучий грохот вулкана.

До наступления темноты Томек через окно успел ознакомиться с главной квартирой воинственных кампов. Небольшой городок представлял из себя недоступную крепость, расположенную на высокой каменистой платформе, которую с трех сторон окружали почти отвесные склоны горы. Большинство каменных домов одной стороной непосредственно примыкало к горной стене.

Томек догадывался какие опасения обуревают его друзей. Они считали, притом не без основания, что очутились в отчаянном положении. Ведь никто иной, а сам Смуга предупредил о нависшей над ними смертельной опасности. Несмотря на это, Томек не жалел, что отправился в рискованное путешествие, каким оказалась экспедиция в Гран-Пахональ. Ведь они нашли Смугу... Однако Томек корил себя за то, что взял с собой женщин. Это была крупная ошибка. Теперь он больше всего опасался за них.

Вдруг Динго поднял голову и пошевелил ушами. Потом поднялся и тихо завыл.

- Тише, Динго... - шепнул Томек.

Заслонявшая дверной проем циновка, медленно приподнялась и за ней, в слабом свете горевшей в коридоре плошки, показался темный силуэт человека. Томек встал, придерживая Динго за ошейник. Он знал, что это пришел Смуга, потому что Динго вырывался из рук, проявляя неуемную радость. Смуга вошел в комнату и заслонил циновкой проем.

- Я здесь, - тихо отозвался Томек.

Смуга долго обнимал Томека, который с трудом подавлял волнение, слезы радости набегали ему на глаза.

- Я как раз и боялся, мой дорогой, что ты будешь меня искать, - шепотом говорил Смуга. - Хотя наше положение очень плохое, я все же рад, что ты помнил обо мне. Только такой необыкновенный парень, как ты, мог сюда добраться.

- Новицкий, Салли и все остальные тоже очень хотели вас найти, - ответил Томек.

- Знаю, только настоящие друзья могли пойти на такой риск. Они спят?

- Спят...

- Мне надо с тобой поговорить, Томек, но не здесь. Время не терпит... разбуди Новицкого! Другие пусть лучше ни о чем не подозревают...

Томек исчез во второй комнате; Смуга нагнулся над верным Динго. Прижал его голову к своей груди.

Через несколько минут Смуга уже обнимал Новицкого.

- Ну, есть у нашего парня башка, нет? - взволнованно сказал Новицкий. - Я был уверен, что он приведет нас к вам! И вот, пожалуйста, мы опять вместе! Однако сдается мне, что надо немедленно ставить паруса, пока есть еще время.

- Вы не ошибаетесь, капитан, - ответил Смуга. - Оружие при вас?

- У нас отобрали все, даже ножи.

- Я принес револьвер, немного патронов и нож. А вот ножи для Габоку и его людей. Оружие спрячьте хорошенько. Я теперь беру с собой Томека, а вы сторожите здесь пока он не вернется. До утра вам ничто не угрожает.

- Вы планируете бегство?

- Да, но мне надо посоветоваться с Томском. Он вам все расскажет.

- Идите и советуйтесь, я буду бодрствовать!

- Нам надо незаметно пройти по коридору, сними сапоги, Томек!

Смуга отвернул циновку, закрывавшую дверной проем и выглянул в коридор.

- Никого нет, идем, - шепнул он.

Никем не потревоженные друзья дошли до конца коридора и потом по каменным ступеням лестницы спустились на нижний этаж. Здесь Смуга остановился у стены с рельефными изображениями голов разных животных. Обеими руками повернул голову ягуара, придав ей обратное положение. Толкнул стену. К удивлению Томека часть стены повернулась вокруг невидимой оси. Смуга скользнул в образовавшееся отверстие и потянул за собой Томека. Они очутились на узкой каменной лестнице. Смуга закрыл подвижную стену. В потайном коридоре горела масляная плошка.

- Здесь никто нас не найдет, - шепнул Смуга. - Видишь ли, голова ягуара соединена с рычагом, находящимся на внутренней стороне двери. Поворот рычага поднимает защелку, запирающую замок. Стоит поставить защелку на прежнее место и голова ягуара вернется в исходное положение.

Смуга взял плошку и повел Томека по узким ступеням лестницы. Ступени кончались в нижнем коридоре. Сделав несколько шагов, Смуга остановился, и осветил механизм на стене, замыкающий еще один потайный проход.

В скалах
В скалах

- Я живу за этой стеной, короче говоря - там моя тюрьма, - сказал Смуга. - К счастью, кампы не знают этого потайного хода. Я его обнаружил сам. У меня было довольно свободного времени, ведь меня не стерегли непрерывно. Хорошенько присмотрись к механизму и запомни, что в ход его пускает голова ягуара. Завтра утром вас посадят в мою комнату...

- Посадят?!

- Да, Томек! Но не будем терять времени, иди за мной!

Смуга опять повел Томека по спиральной лестнице. Вскоре они очутились внутри естественной пещеры.

- Теперь слушай внимательно и постарайся все запомнить, - продолжал Смуга. - Ты видишь здесь на стенах изображение трех символов солнца. Левое изображение маскирует проход к гробницам и в сокровищницу инков. Среднее - замыкает путь в потайный ход, ведущий за пределы города. С помощью правого изображения можно открыть проход в пещеру, расположенную над пропастью, куда инки бросали девушек, приносимых в жертву богам.

Томек недоверчиво посмотрел на Смуту.

- Ущипните меня, пожалуйста, а то мне кажется, что я сплю, и меня мучает ужасный кошмар -- попросил Томек.

- Ах, если бы это был только сон... - ответил Смуга. Во времена инков строители отличались фантазией, размахом и необыкновенной терпеливостью. Отдаешь ли ты себе отчет в том, сколько времени понадобилось на то, чтобы вытесать в скале такой город? А потайные ходы и подземные дороги с их укрытыми механизмами? Мне кажется, что именно здесь инки спрятали часть своих сокровищ от жадных добычи испанцев. Сейчас ты увидишь этот клад.

Смуга подошел к стене пещеры, и передвинул барельеф с изображением солнца; открылся проем через который друзья вошли в подземный зал. Вдоль одной из стен зала стояли огромные саркофаги, сделанные из глины и гравия, облицованные снаружи базальтовыми плитками. В каждом из саркофагов виднелось небольшое узкое отверстие.

- Перед тобой, Томек, древнеперуанские чульпас, или гробницы, - сказал Смуга, освещая плошкой базальтовые стенки саркофагов. Обрати внимание, что вход во все усыпальницы выходит на восток, к лучам восходящего солнца. Инки были солнцепоклонниками, они почитали солнце, Инти, как божественного основателя всей династии. Загляни в саркофаги. Ты увидишь там мумии людей, которые сотни лет назад владели этой обширной и суровой страной.

Томек взял в руки плошку и с трудом примкнул к узкому отверстию саркофага. Внутри саркофаг был полукруглой формы со стенами покрытыми светлой краской. В глубине, в сидячем положении, находилась мумия, спеленатая мягко выделанными шнурами лам, поверх которых были надеты торжественные одеяния. В том месте, где должно находиться лицо мумии, на шкуре были нарисованы глаза и губы. Судя по тщательной прические и длиным косам, что была мумия женщины. Ее ноги, по тогдашней моде богатых перуанок, от щиколоток до колен были окрашены в красный цвет. Рядом с мумией находились разные предметы женского обихода: коробочки с пудрой, благовониями, красками для волос, зеркало из полированного камня, гребни, сосуды с пищей и остатки одеяний, которые, видимо, должны были служить покойнице во время загробной жизни. В саркофагах мужчин находилось оружие и украшения, а в гробницах детей - игрушки. Томек почувствовал робость и прекратил осмотр саркофагов.

- Ну, как? Видел? - спросил Смуга.

- Да, мумии прекрасно сохранились. Это, видимо, благодаря сухому горному климату?

- Несомненно. Перуанцы, как правило, закладывали вход в гробницы камнем. Здесь им не нужно это делать. Идем, я покажу тебе сокровищницу.

Друзья вошли в соседний зал. Смуга поднял плошку выше, чтобы лучше осветить помещение. Томек изумленно смотрел на изваяния царей и богов, сделанные из чистого золота и серебра, на символические скульптурные изображения Инти, богини Солнца, усыпанное драгоценными камнями, на сосуды и миски, наполненные золотым песком и жемчугом, на золотые щиты. После длительного молчания, Томек сказал:

- Итак, вы открыли бонанцу*. Как видно, это часть сокровища, которым Атауальпа** пытался купить себе жизнь.

*(Бонанца (испан.) - сокровище, неожиданное обогащение, в переносном смысле то, что приносит прибыль, доход. Это выражение появилось в США во время золотой лихорадки.)

**(Атауальпа (род. 1500 г., ум. в 1533 г.) - последний царь инков, был хитростью взят в плен конкистадорами под водительством Писарро. Этот последний нарушил данное слово и приказал казнить Атауальпу, несмотря на уплату последним обещанного выкупа.)

- Инки и их подданые спасли эти сокровища ценой большой крови. Если бы белые узнали о существовании этих сокровищ, страна свободных индейцев опять стала бы ареной битв и кровопролития, - ответил Смуга, внимательно наблюдая за выражением лица молодого человека.

- Вполне уверен в этом! Идем отсюда, потому что на этих сокровищах лежит проклятие коварно замученных и убитых индейцев. Никому не надо говорить об этом кладе, даже самым близким людям.

- Я рад, Томек, что ты предложил это. Мы с тобой, конечно, сохраним тайну. Идем, у нас осталось очень мало времени, а еще многое надо обсудить.

Смуга тщательно запер дверь усыпальницы, и, повернув правое изображение солнца, открыл новый потайный ход. Войдя в него, друзья очутились в небольшой пещере, которая, впрочем, походила скорее на грот в отвесной горной стене, так как она была открыта в сторону бездонной пропасти. В отверстии грота-пещеры стояли два, широко расставленных столба. Между ними, низко над каменным полом висела большая овальная рама из бамбуковых стволов, заполненная сеткой из лиан.

В гроте было довольно светло, так как ночь была лунная и, кроме того, в пещеру проникали багровые отсветы вулкана. Смуга поставил плошку на пол и подвел молодого друга к самому краю пропасти.

- Что за странное устройство? - спросил Томек, рассматривая овальную сетку.

- Я тебе говорил, что эта пещера находится непосредственно под выступом скалы, с которой инки сбрасывали в пропасть людей, приносимых в жертву богам, - ответил Смуга. - Жертвами были обыкновенно молодые девушки, часто дочери вождей, государственных мужей и даже царей. Хитрые жрецы, как видно, не очень боялись гнева своих богов, потому что иногда использовали это устройство для спасения жертв от гибели.

- Я уже догадался как они это делали, - сказал Томек. - Они выдвигали сетку наружу, а когда в нее попадала девушка, втягивали ее в пещеру.

- Вот именно, они так и делали, а. потом объявляли верным, что боги, вняв их мольбам, вернули жертву.

Томек нагнулся над сеткой. Лианы были свежи и гибки. Он попробовал выдвинуть раму с сеткой наружу. Устройство действовало безотказно.

- Странно, что это устройство так прекрасно сохранилось, - сказал Томек, взглянув на друга.

- Это я поставил новую раму и сетку, - пояснил Смуга. Томек придвинулся к другу.

- С какой целью вы меня привели сюда? Зачем рассказываете обо всем этом? - срывающимся голосом спросил он.

- Я хочу во что бы то ни стало спасти твою жену и Наташу. Перед моим приходом к тебе совет вождей вынес решение умилостивить богов и принести им в жертву белых женщин. Если бы не этот проклятый вулкан, возможно мне удалось бы отговорить их от этого безумия. Ты видел внизу развалины города? Легенда гласит, что город был разрушен землетрясением, которому сопутствовало извержение вулкана. Теперь этот вулкан опять гремит и дымит. Кампы убеждены, что вы, проникнув в их долину, навлекли на них гнев богов. Это им подшепнул здешний верховый жрец.

- Значит они хотят спросить со скалы в пропасть Салли и Наташу?! - пораженный до глубины души, спросил Томек. - А как с Марой, женой Габоку?

- Я как раз собирался тебя спросить об этой женщине. Оказывается это жена храброго Габоку? Ей ничто не грозит. Умилостивить богов может только жертва из двух белых женщин. Мужчины, если согласятся стать воинами племени кам-пов, сохранят жизни.

- Нельзя ли их как иибудь убедить отказаться от этого ужасного намерения? Может быть вместо женщин они принесли бы в жертву меня и Новицкого?

- Нет, женщины им не так нужны, как вы! Они восхищены * вашей отвагой, проявленной во время битвы. А я должен сохранять мнимый нейтралитет в этом деле.

- Что вы предлагаете? - кратко спросил Томек.

- Сегодня с утра все вы, за исключением Салли и Наташи будете заперты в отведенном мне помещении. Жертвоприношение должно состояться в момент, когда солнце станет в зените. Сначала' будут совершены молебствия, потом начнутся танцы.

Тогда ты используешь потайный ход, который я тебе показал и проведешь всех в пещеру. Постарайся не забыть поставить в нормальное положение защелку дверного запора. Придешь сюда вместе с Новицким и будешь ждать. Надо предупредить Салли и Наташу, чтобы они перед самым прыжком в пропасть громко крикнули. Услышав крик, немедленно подставляй сеть.

- А не будет ли слишком поздно?

- Думаю, нет.

- А что делать потом?

- Уходить из города потайным ходом. В пещере для вас приготовлены кусьмы. Набросите их поверх собственной одежды. Кроме того, я достал две винтовки, револьвер, патроны, луки со стрелами и три ножа. Насобирал и немного продовольствия, которого, однако, хватит не больше, чем на два или три дня. Потом вам придется охотиться с луком и стрелами. С огнестрельным оружием будьте осторожны. Горное эхо далеко несет звук.

- Вы говорите так, будто сами не собираетесь бежать с нами?!

- Послушай, дружище, я теперь делаю вее возможное, чтобы спасти ваши жизни. Если бы я ушел с вами, индейцы подняли бы на ноги все окрестные союзные им индейские племена. А тогда... никто уже не спасется. Я у них своего рода вождь-фетиш. Уже несколько раз я командовал в битвах против ка-шибе и амагукам, с которыми кампы ведут непрерывную войну.

- Когда они убедятся, что мы бежали, они убьют вас!

- Не перебивай меня, Томек. В качестве вождя я принимаю участие в жертвоприношении. Сделаю все возможное для того, чтобы кампы не смешали вам карты. Все время буду рядом с Наташей и Салли. Потом, когда обнаружится ваше отсутствие в моей комнате, я скажу, что, видимо, вас похитили злые духи.

- Разве они поверят этому?

- Думаю, да. Кампы большие, наивные дети. В повседневной жизни они даже веселы и симпатичны. Но они, как огня боятся всякого рода волшебств и волшебников. Здесь, в Перу, пожалуй, только кампы сохранили древнюю религию инков, то есть поклонение солнцу. Меня они сами привели сюда и, хотя держат в плену, ничего плохого не делают. Я даже пользуюсь у них некоторым влиянием. Думаю, что после вашего бегства мне удастся справиться с ними.

- Неужели вы решили остаться здесь навсегда?! - спросил Томек.

- Ах нет, что ты! Если они вас не поймают, я попытаюсь тоже бежать. Я уже давно готов к этому. Есть у тебя карта?

Томек достал карту Южной Америки и свой эскиз маршрута. Друзья уселись на землю и Смуга с интересом стал рассматривать сделанный Томеком чертеж.

- Твоя карта и в самом деле верх совершенства, - похвалил он. Во время погони за беглецами по Гран-Пахонали я тщательно изучал местность. Слушай внимательно, я скажу тебе куда надо бежать. По Пачитеи ходят пароходы в Лиму, но до Пачитеи очень далеко. Мы находимся где-то здесь, в Андах. Если вы пойдете на юго-восток, то через несколько дней дойдете до Пирене, откуда через Тарму идет дорога в Орою. Из Орои по железной дороге доедете до Лимы*. Когда-то в Лиме жил мой хороший знакомый по фамилии Габих**. Он был там профессором. Попытаешься его найти, и он вам поможет.

*(Железная дорога из Лимы и Кальяо через Орою к побережью Атлантического океана была запроектирована Эрнестом Малиновским, участником восстания 1830 - 1831 г.г., эмигрировавшим в Перу в 1852 году. Трасса железнодорожной линии ведет из Лимы в Орою. Участок на территории Перу строился под непосредственным руководством Малиновского; железнодорожная линия в Орою весьма сложное сооружение, так как проходит по высокогорью и в одном месте достигает отметки 4769 м над уровнем моря, где сооружен туннель длиной 1200 метров. Общая дли-ка туннелей на этой линии составляет 6 километров, а самый высокий мост достигает 70 м высоты.)

**(Эдвард Габих (1835 - 1909) инженер и математик, участник восстания 1863 года, полномочный комиссар Национального правительства в Галиции. В 1869 году поселился в Лиме, где организовал первое в Латинской Америке высшее горно-инженерное училище. К преподаванию в этом училище Габих привлек многих польских инженеров. Был организатором перуанской технической прессы. В Лиме находится его мавзолей.)

- А в какую сторону вы сами намерены бежать?

- Два раза бежать по тому же пути нельзя. Если мне посчастливится, я пойду прямо на юг, к границе Боливии.

- В одиночестве это очень опасно. Я отвезу женщин в Лиму, а сам немедленно отправлюсь вам на помощь. Вот здесь, - То-мек показал точку на карте, - мы будем поджидать вас с запасами продовольствия и оружия. Я говорю мы, потому что со мной несомненно пойдет капитан Новицкий, и, думаю, Збышек и Габоку со своими людьми.

- Ты серьезно собираешься это сделать?

- Даю слово, что сделаю это обязательно! - твердо ответил Томек. - Мы будем ждать вас на границе Боливии, хотя бы всю остальную жизнь. Отсюда я ухожу без вас, только из-за Салли и Наташи.

Смуга некоторое время о чем-то сосредоточенно думал, потом опять обратился к карте.

- Ну, что ж, раз ты так решил, даю тебе два месяца на то, чтобы добраться с женщинами до Лимы. Потом организуй экспедицию и жди меня, где-то в этом месте. Я пойду вот по этому маршруту, - Смуга показал на карте, и сделал пометку на эскизе Томека. - Если вас не поймают и не приведут обратно, я попытаюсь исчезнуть отсюда спустя ровно шестьдесят дней после вас.

- Понимаю. Я, со своей стороны, буду сразу же после заката солнца давать вам знак, то есть буду разводить костры на вершине одной из гор.

- Ну, Томек, скоро рассвет, нам надо прощаться, - сказал Смуга, пряча в карман одну из карт. - Я проведу тебя. Расскажи нашим о плане бегства. Помни, что малейшая ошибка может повлечь за собой трагические последствия! Обними там всех от меня!

Томек бросился в объятия Смуги. Он с трудом подавил рыдания, вырывавшиеся из груди. Но он знал, что если план разработанный Смугой не удастся, то Салли и Наташа погибнут ужасной смертью. Поэтому он не видел другого выхода, кроме бегства без Смуги.

А Смуга прекрасно понимал все, что чувствовал молодой человек. Пожалуй впервые в жизни в неустрашимом сердце Смуги поселился страх. Он без всяких колебаний отдал бы жизнь за своих друзей, но никак не мог рассчитывать на милосердие кампов. Ведь сам он был только их пленником! Смуга собрал всю силу воли, чтобы изгнать из сердца всякое сомнение в успехе предприятия.

- Томек, всех нас ждет тяжелое и жестокое испытание. Держись крепко, дружище! Я уверен в тебе, Новицком и Габоку. Лишь бы только Салли и Наташа достойно выдержали экзамен.

Томек улыбнулся сквозь слезы и ответил:

- Я вполне уверен, что Салли прекрасно сыграет свою роль. Вы знаете, что ее хлебом не корми, а только дай переживать необыкновенные приключения и опасности. Ей надо бы родиться мужчиной. Вот за Наташу я боюсь. С тех пор как вы исчезли, у нее шалят нервы.

- Ты убеди ее, что в последнюю минуту я буду с ней.

- Хорошо, это ее несомненно поддержит. Друзья обменялись крепким рукопожатием.

- Помните, что я поведу экспедицию вдоль восточных склонов Андийской Кордильеры. Через шестьдесят дней мы будем ждать вас в условленном месте, - еще раз повторил Томек.

- Если ты твердо решил, что ж, я согласен. Идем!


предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"