Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

99. Мирутский процесс (Ходжа Ахмад Аббас)

X. А. Аббас. Сын Индии, с. 242, 243, 244 - 245.

Дело о "коммунистическом заговоре" привлекло внимание всего мира, и в Мирут, наряду с репортерами из Дели, Лахора, Бомбея, Калькутты и Мадраса, заглядывали также корреспонденты английских и американских газет, пожелавших осветить на своих страницах процесс "красных заговорщиков". Анвар без труда выдал себя за репортера "Бомбей кроникл"... и получил пропуск.

Специальный суд, разбиравший дело, заседал в большой комнате частного дома, известного под названием "Бунгало генерал - сахиба". В свое время здесь жил славный строитель империи генерал Гордон, и кому - то показалось вполне правомерным судить врагов империи в присутствии его властительной тени. Когда Анвар, миновав грозный полицейский кордон, вошел в зал, заседание уже началось... В центре, на деревянном помосте, помещался стол судьи. Перед ним был второй стол, заваленный толстыми томами свода законов, а справа и слева расположились прокурор и защитник в своих черных мантиях. Судья мистер Милнер - Уайт, миниатюрный англичанин с безвольным лицом и, видимо, отнюдь не агрессивного склада, казался здесь человеком случайным - не ему бы председательствовать на разборе дела, нити которого, как утверждают, тянутся от Мирута до самой Москвы! Было даже что-то жалкое в том, как старательно он отстукивал на машинке свои замечания по выступлению прокурора. В довершение нелепости всего происходящего, возле судьи сидела его жена и усердно вязала, совершенно не интересуясь тем, что происходит вокруг нее.

Однако главным действующим лицом был здесь не безобидный маленький судья и не тридцать подсудимых за барьером, а высокий худой язвительный прокурор, которого Анвар застал в самом разгаре его речи. Имя его - Дж. Ленгфорд Джеймс - звучало по - американски, но монокль, редкие рыжеватые волосы и злой, саркастический тон не оставляли сомнений в том, что это - типичный англичанин, прямо - таки ожившая карикатура из "Панч"*. Еще недавно он состоял президентом калькуттской Ассоциации европейских дельцов. Мирутский процесс, видимо, интересовал его не только как профессионала: казалось, ему доставляет особое наслаждение громить "красных" и вести "крестовый поход против коммунизма", что, впрочем, было неудивительно, поскольку ему за это платили скромное вознаграждение в сумме 1400 рупий в день, включая и праздники!

*("Панч" ("Петрушка") - английский юмористический журнал (Ред.).)

От... репортеров... Анвар узнал много интересных фактов... За девять месяцев, прошедших с начала процесса, допрошено триста свидетелей обвинения; обойдется он правительству в миллион рупий, если не больше. Свою обвинительную речь Дж. Ленгфорд Джеймс начал уже пять дней назад, и кто знает, через сколько дней он кончит...

Высоко подняв в руке увесистый том "Капитала", долговязый прокурор с видом праведника разглагольствовал о "зверствах", совершенных красными в России, и восклицал негодуя:

- Из этих... этих фантастических теорий Маркса были сделаны логические выводы, не имеющие себе равных в истории по своей беспощадной жестокости. - Драматическая пауза. Он положил книгу на стол, подошел к барьеру (Анвар заметил, что он хромает) и уставился на подсудимых, словно предъявляя им личное обвинение. - Вот... - Да, именно их, а не кого другого он разил и взглядом и тоном.

Он переждал, давая всем время прочувствовать его слова, а судье - записать их на своей крошечной машинке, и опять злобно оглядел подсудимых, как бы поворачивая нож в ране заклятого врага. Однако на сей раз пауза оказалась роковой для престижа английского монокля - воспользовавшись ею, подсудимые дружно и громко зевнули. Все засмеялись, в том числе один из помощников мистера Джеймса, толстый индийский юрист с тройным подбородком, и даже судья не мог удержаться от улыбки. Джеймс круто повернулся, готовый испепелить взглядом нахальных бунтовщиков, монокль выскочил у него из глаза и закачался на черном шнурочке, в зале снова раздались взрывы смеха.

- Ваша честь, я протестую. Разрешите указать вашей чести, что...

Судья, загородившись бумагами, чтобы скрыть усмешку, прервал его возражения:

- Объявляю перерыв на завтрак.

Подсудимых увели в одну из задних комнат дома, где на узком, длинном столе для них была поставлена еда. Корреспонденты... двинулись следом, чтобы получше их рассмотреть. Кое - кого Анвар помнил по встрече на вокзале в Дели... Англичан теперь стало трое - кроме Спратта и Брэдли был арестован молодой редактор по фамилии Хатчинсон. Самым старшим из подсудимых был шестидесятипятилетний Д. Р. Тхенгди, маратх, бывший председатель Конгресса профсоюзов. Красочную фигуру являл собой доктор Мукерджи, толстенький гомеопат из Горакхпура, с черной бородкой, подстриженной, как у Ленина. Огромного роста сикх из Пенджаба, обросший растрепанной, свирепого вида бородой, - это Сохан Сингх Джош, бывший председатель Организации индийской молодежи, созданной Бхагатом Сингхом. Анвар спросил, кто этот красивый худощавый молодой человек, весь в черном, и услышал в ответ:

- Это Кедар Натх Сехгал из Лахора. Он всегда ходит в черном, в знак траура по своей порабощенной стране.

Тридцать один человек! Кого тут только не было! Анвар подумал, что в лапы правосудия заодно с настоящими марксистами угодило, вероятно, немало радикально настроенных чудаков и мечтателей. Среди них были совсем молодые, только что из колледжа.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"