Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

5. Возникновение неравенства между людьми

Период разложения первобытнообщинного строя, к сожалению, почти не представлен в художественной литературе, если не считать некоторых произведений, посвященных жизни славянских и германских племен. Однако их использование более уместно в последующие годы обучения.

Художественно-исторический материал, подобранный к данной теме, отражает два сюжета: всевозрастающее усиление власти родоплеменных вождей и усложнение религиозных верований и обрядов.

Первый текст "Набег за добычей" взят из сборника "Сказки и мифы Океании". Полинезийские сказки являются образцом архаического фольклора. Волшебные мотивы в них тесно переплетаются с реалистическими бытовыми и социальными зарисовками, причудливая фантастика сочетается с точным воспроизведением уклада жизни: форм хозяйства, имущественной дифференциации, власти вождей, культурных традиций и т. д. Материал гавайской сказки отчетливо рисует тот уровень общественного развития полинезийцев, который соответствует времени разложения первобытнообщинных отношений. При анализе текста учителю следует обратить внимание на то, что инициаторами грабительских походов выступают вожди, заинтересованные в приумножении богатств, на иерархию вождей, престиж и силу влияния верховного вождя, отличия в убранстве военачальников и простых воинов.

С возникновением неравенства в обществе сложился торжественный ритуал захоронения вождей. Красочная сцена погребения вождя кочевников-саков, живших на территории Средней Азии в первом тысячелетии до н. э., воссоздается в романе современного узбекского писателя Я. Ильясова "Пятнистая смерть". В романе описывается борьба саков с персидским царем Киром.

С развитием новых форм производства и общественных отношений возникают и новые виды религиозных культов: земледельческие, промысловые, родовые и семейные. Обожествляются те силы природы, от которых зависит благосостояние земледельца и скотовода. Формируется идея божества, которая находит конкретное воплощение в изображениях сверхъестественных существ в виде животных или людей. Усложняются религиозные обряды: возникает поклонение идолам, жертвоприношения им, мистерии.

Эта ступень религиозных верований иллюстрируется текстом "Идол", принадлежащим перу И. И. Скворцова-Степанова. Соратник В. И. Ленина, И. И. Скворцов-Степанов был видным большевиком-публицистом. В его литературном наследии имеется несколько новелл, объясняющих происхождение религии.

Представление о том, что появление каждой новой святыни связывалось с каким-то "чудом", дает фрагмент из гавайской легенды.

Набег за добычей

Когда-то на острове Оаху жил знатный и могущественный вождь по имени Какеи, ловкий и бесстрашный воитель. Он в совершенстве владел палицей, копьем и пращой. Вокруг себя Какеи собрал молодых вождей из подвластных ему мест. Это были дерзкие воины, привыкшие наносить и получать удары, побеждать и проигрывать. Сегодня они были богаты, завтра бедны. Такая жизнь была им привычна.

Однажды Какеи собрал этих молодых вождей. Он велел им разойтись по домам и готовиться к походу и битве.

- Нужно построить много новых боевых лодок, - сказал Какеи, - а лучшие из старых починить и заново отделать. Вы должны собрать самых умелых и самых храбрых из своих воинов. Проверьте их оружие и снаряжение. Возможно, поход будет долгим, надо заготовить крепкие плетеные паруса для лодок и побольше припасов.

С великой радостью разошлись по домам молодые вожди выполнять повеление своего предводителя.

Целыми днями воины спорили о том, на кого из многочисленных врагов своего вождя они пойдут. Одни говорили, что Какеи присоединит к своим владениям остров Молокаи, другие думали, что они совершат налет на побережье острова Гавайи. Все надеялись на великие победы и богатую добычу.

Прошло несколько месяцев, и приготовления были закончены. Множество воинов собралось вокруг Какеи. Боевые лодки спустили на воду, поставили паруса, на вершинах мачт укрепили цветные флажки. Молодые вожди были великолепны. Они украсили головы желтыми и красными военными уборами, надели устрашающие маски. Воины стали рассаживаться в лодки и кричали друзьям, оставшимся на берегу: "Прощайте!"

На рассвете Какеи и его воины высадились на берег и напали на жителей селения Ваимеа. Вождь селения схватил палицу и копье и с боевым кличем выбежал из дому. Его воины, не совсем проснувшиеся, растерянные, застигнутые, врасплох, пытались помочь вождю отразить натиск врага. Битва была недолгой и жестокой, за короткое время полегло много жителей Ваимеа. Нападающие разорили селение и подожгли хижины.

Какеи велел своим воинам собрать на берегу добычу - лодки, женщин с детьми и все захваченное добро - калебасы*, циновки, куски таны**, каменные орудия, плащи из перьев. Победители доверху нагрузили все лодки - и свои, и захваченные - и благополучно отплыли обратно, к острову Оаху.

* (Калебаса - сосуд, изготавливаемый из оболочки различных тропических плодов.)

** (Тана - материя, вырабатываемая из луба разных видов фикуса.)

Сказки и мифы Океании. М., 1970, с. 512-513.

Похороны вождя

...Каждое племя у саков живет обособленной жизнью. Управляется оно Советом предводителей братств, родов и колен. Только если грянет война или другое бедствие их постигнет, объединяются наездники под главенством одного; самого старшего племени. Того, из которого, как ветви от ствола, отросли все остальные племена.

Вождем такого древнего племени, первого в союзе хаумаварка, и был Белый отец.

На краю пустыни, недалеко от кургана, на котором любил сидеть старый вождь, саки вырыли глубокую яму.

Белого отца уложили на шкуру матерой, им же сраженной самки леопарда - хищницы, прозванной Пятнистой смертью. Оба, человек и зверь, пали в жестоком поединке: охотник отточенной бронзой взрезал разбойнице горло - она, издыхая, вырвала сердце охотника.

По правую руку вождя положили копье и длинный кинжал - акинак, по левую - щит, лук и колчан, набитый стрелами. Путь в царстве теней опасен и труден, старику понадобится оружие.

И еще положили в яму, зарезав, трех любимых коней предводителя - не идти же ему пешком в такую даль. И еще положили теплую одежду, кошму, попону, свернутый шатер, связку волосяных арканов, запас уздечек, седельных подушек и подпруг...

Могилу перекрыли древесными стволами, хворостом, снопами тростника. Затем каждый сак, роя землю мечом, наполнил ею шапку и высыпал прах пустыни на свежую могилу. Каждый сак высыпал на могилу по одной шапке земли, и на краю красного песчаного моря, великой реки, поднялась гора.

Саки установили вокруг кургана сотни трехногих бронзовых котлов с круторогими литыми козлами по краям и запалили костры...

Кровь тысяч жертвенных животных брызнула на вытоптанную траву. И когда в котлах сварилось мясо овец и лошадей, старый Дато взошел на курган с огромной чашей кобыльего молока.

По-волчьи, не поворачивая шеи, поглядел Дато направо, поглядел Дато налево, по-волчьи запрокинул голову Дато, и над пустыней, над притихшей чангалой, раскатился душераздирающий вопль.

Не переводя дыхания, на той же высоте звука, Дато перешел к торопливому речитативу: кинув хриплым голосом два десятка отрывистых слов, он закончил вступление к песне глухим рыданием и вылил молоко на еще не обсохшую глину кургана...

...Затем люди приступили к еде и питью.

Так хоронили саки своих вождей.

Ильясов Я. Пятнистая смерть. Ташкент, 1964, с. 48-50.

Идол

Страхи со всех сторон окружали деревню. Страх таился в чаще лесов, страх подползал в болотных туманах, страх повсюду подкарауливал путника. Страх повсюду стопал, вопил, рычал, щелкал челюстями, ревел, мяукал среди темной тропической ночи, шелестел листьями, завывал сокрушительной бурей, грохотал раскатистым громом, полыхал молниями.

На холме близ деревни, раздвинув хижины и лачуги, возвышалась статуя великого бога Тимбабанту. К ней вели грубо вытесанные ступеньки. Огромная необделанная скала, входящая в землю, служила ей основанием. И все говорили, и все верили, что этот камень-утес принесли сюда с далеких гор исполины и что они же поставили статую великого бога Тимбабанту.

Только жилище жрецов да "дворец" князька племени стояли па склоне холма. А на вершине в гордом, холодном и грозном одиночестве возвышалась статуя бога Тимбабанту.

Не многие ясно его видели, может быть, никто не мог его рассмотреть. Купол-навес не допускал лучей солнца. Занавес, скрывавший страшного бога, отдергивался только на короткое время. И жрецы говорили, что никто из людей не достоин взирать на лик божества: все должны падать ниц, когда отдергивался занавес. И рассказывали жрецы о тех дерзновенных, которые были наказаны смертью за то, что осмелились приблизиться к божеству или взглянуть на его лик...

Только раз в год, в день рождения бога, занавес убирали.

При свете огромного костра, на котором сжигались жертвенные животные, из-за дыма и пламени показывалась статуя Тимбабанту.

Толстые ноги-столбы, громадные руки-бревна открывались из-за огненно-дымной завесы, двигались и колыхались.

Среди черной, жирной, лоснящейся кожи грозно зияла ненасытная пасть, отороченная кроваво-красными губами, и открывала два ряда страшных зубов, способных раздробить всякую кость.

Туловище-бочка, казалось, могло вместить в свою утробу десятки овец.

Коровы и овцы закалывались одна за другой. После удачных походов в жертву приносились знатные пленники. В тяжелые времена закалывались члены собственного племени Тимбабанту.

Пылали жертвенные огни, трещали и шипели тела сжигаемых людей и животных. Тимбабанту пожирал жертву за жертвой и, ненасытный, требовал жертв еще и еще.

Грозный и благоволящий, устрашающий и хранящий, близкий и незримый, существо с человеческими потребностями и слабостями и в то же время таинственное, сверхъестественное, Тимбабанту царствовал и правил повсюду, где жило его племя.

Люди верили, что он умножал стада скота, но он же ниспосылал болезни. Он изгонял злого духа огня, но он же давал ему волю своим попустительством. Он посылал рыбакам хороший улов, но он же прогонял рыбу от берегов. Он выращивал злаки на полях и плоды на деревьях, но он же посылал всесожигающую засуху и палящие, знойные ветры, засыпающие поля горами песка.

Великий бог Тимбабанту стоял под шатром-куполом близ деревни, но он же гремел в далеком горном водопаде, бушевал в буре, сверкал в молнии, грохотал в громе, шелестел в листьях, испускал грозное рычание пантеры, двигал морскими пучинами...

Великие благодарственные жертвы приносились Тимбабанту после удачных набегов и больших урожаев.

И не меньшие умилостивительные жертвы получал Тимбабанту в тяжелые годы, когда жгучий ветер иссушал жатву, когда хижины и лачуги переполнялись больными, когда начинался опустошительный падеж скота.

Жрецы Тимбабанту, призывая чтить благоволящего и мстительного бога, во все времена получали плоды и злаки, мелкий и крупный скот, драгоценные металлы и камни, пленников и богатую долю военной добычи для великого бога Тимбабанту и для себя, его слуг.

Скворцов-Степанов И. И. Это было... - В кн.: Скворцов-Степанов И. И. Избранное. М., 1970, с. 183-185.

"Чудесное рождение" идола

В легенде рассказывается, как слуги одного из вождей преследовали богиню Папу, не зная, кто она. Богиня скрылась от преследователей в хлебном дереве.

Вожди посоветовались между собой и послали несколько человек с топорами - срубить это дерево. И вот один из них ударил топором по дереву. Отлетела щепка, ударила этого человека, и он упал мертвым. То же случилось и со следующим...

Испугались люди и призвали на помощь жреца. И вот пришел жрец Уохи. Он склонился перед деревом и долго молча размышлял. Затем он поднял голову и сказал так:

- Необыкновенная женщина вошла внутрь ствола. Это богиня Папа из Кахики. У нее не одно тело, а множество. Если мы хорошо с ней обойдемся, она не причинит нам зла.

Жрец велел совершить жертвоприношение. С молитвами, и заклинаниями люди принесли в жертву Папе черную свинью, черную рыбу и красную рыбу. Затем Уохи сказал тем, кто рубил:

- Натритесь кокосовым маслом и без страха продолжайте работу.

И действительно, в людей летели щепки, на них брызгал сок, но это не причиняло им никакого вреда. Наконец громадное дерево упало. Из этого дерева сделали огромное изображение богини... Эта деревянная богиня была известна повсюду...

Впоследствии Камехамеха забрал ее на остров Мауи, чтобы с ее помощью утвердить свою власть над всеми островами. Тем, кто ей поклонялся, святыня помогала мудро и твердо управлять, защищала и охраняла страну.

Сказки и мифы Океании, с. 515-516.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"