Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

1. Природа Египта и развитие земледелия у древних египтян

История Древнего Египта, его своеобразная культура привлекали внимание многих писателей. Среди книг, посвященных Древнему Египту, есть и большие исторические произведения, как роман Б. Пруса "Фараон", и детские издания, в том числе выходящие в серии "Школьная библиотека". Учитель может обратиться и к дошедшим до нас произведениям оригинальной древнеегипетской литературы. Поэтому при изучении темы "Древний Египет" учитель будет располагать довольно значительным художественно-историческим материалом почти по всем урокам.

На уроке о природе и древнейшем населении Египта, открывающем тему, можно использовать описание Нила и его долины, имеющееся в романе Г. Эберса "Уарда", а также отрывки "Разливы Нила" и "Шадуфы" из романа Б. Пруса "Фараон".

Георг Эберс - немецкий ученый-египтолог, выдающийся специалист по древнеегипетской письменности и талантливый преподаватель истории. В конце прошлого века он был широко известен как автор многочисленных научных трудов. Однако значительно большую известность он приобрел как автор целой серии исторических романов, главным достоинством которых явилось сочетание научного подхода с художественным домыслом. "Уарда" - лучший роман Г. Эберса. События, воссозданные в романе, относятся ко времени правления фараонов XIX династии (XIV-XIII вв. до н. э.), которые вели грабительские войны, сказочно обогащавшие придворную знать и жречество.

В романе очень ценны умело созданные автором картины быта угнетенного египетского народа, к которому автор относится с глубоким сочувствием.

Роман известного польского писателя Б. Пруса рисует жизнь рабовладельческого Египта в период упадка власти XX династии фараонов (XI в. до н. э.). Действующие лица романа вымышлены, смещены во времени отдельные исторические события, далеко не все согласуется с современными научными данными об этой эпохе, но автору удалось правдиво и убедительно изобразить природу Древнего Египта, социальное неравенство жителей страны, особенности быта богатых и бедных, тяжелый подневольный труд рабов, крестьян и ремесленников, губительное засилье религии и власти жрецов, разрушительные войны, недовольство народных масс. Автор стоит на стороне страдающего народа, обличая деспотию и эксплуатацию.

Текст "Египетский крестьянин" взят из книги "Ваятель фараона" немецкой писательницы Элизабет Херинг, в которой изображается время правления фараона Аменхотепа IV (Эхнатона) и его религиозной реформы. При раскопках города Ахетатона, ставшего при Эхнатоне столицей Древнего Египта, было найдено знаменитое изображение царицы Нефертити, созданное придворным скульптором Тутмосом. Талантливый ваятель является главным героем исторического романа.

Нил

Около древних... Фив берега Нила раздаются вширь. Горные цепи, как бы сопровождающие справа и слева воды этой могучей реки, приобретают здесь более резкие очертания; одинокие, почти остроконечные вершины, четко рисуясь на голубом фоне неба, высоко вздымаются над пологими склонами многоцветных известковых гор, где нет ни пальм, ни хотя бы невзрачной растительности. Каменные расселины и ущелья врезаются в глубь этих гор, а за ними лежат безжизненные песчаные просторы, грозящие гибелью всему живому, усеянные камнями, где порой попадаются лишь утесы да голые, бесплодные холмы.

К востоку по ту сторону гор эта пустыня тянется вплоть до Красного моря, а на западе она беспредельна, как вечность. Здесь, по верованиям египтян, начиналось царство смерти.

Между этими двумя горными кряжами, которые, словно крепостные стены, отражают яростный натиск песчаных бурь, стремительно налетающих из пустыни, величаво течет полноводный Нил, несущий прохладу и плодородие, породивший многие миллионы живых существ и в то же время служивший им колыбелью. По обоим его берегам широко раскинулись поля, чернеющие плодородной землей, а в водах его снуют всевозможные твари, одетые чешуей или панцирем. На зеркальной глади его плавают цветы лотоса, а в прибрежных зарослях папирусов гнездится бесчисленное множество водяной дичи.

Эберс Г. Уарда. Роман из жизни древнего Египта. М., 1983, с. 15-16.

Разливы Нила

Окончился месяц тот, и начинался месяц паопи, вторая половина июля. Вода Нила из зеленоватой стала белой, потом красной и все прибывала... Самые низменные места были залиты, с более высоких спешно убирали лен, виноград и хлопок. Где утром было еще сухо, там к вечеру уже плескались волны.

Казалось, будто в глубине реки бушует грозный невидимый водоворот. Вздымает, словно плугом, широкие валы, заливает пеной борозды, на мгновение разглаживает поверхность вод и тотчас же вновь свивает их в бездонные воронки. Опять вздымает валы, затем сглаживает, свивает, нагоняет новые горы воды и пены и все вздувает и вздувает бурлящую реку, поглощая новые пространства земли. Достигнув вершины какой-нибудь преграды, река переливается через нее и устремляется в низину, образуя сверкающее озеро там, где еще только что рассыпались в прах сожженные солнцем травы.

Хотя подъем воды достиг едва лишь третьей части наибольшего своего уровня, все побережье было уже затоплено. С каждым часом все новые усадебки на холмах превращались в острова, и если сперва их отделял от других лишь узкий проток, то понемногу он расширялся, окончательно отрезая жилье от соседей. Люди, выйдя на работу пешком, нередко возвращались домой в лодках.

Лодок и плотов появлялось все больше и больше. С одних ловили сетями рыбу, на других свозили урожай на гумна или мычащий скот в хлева, на третьих отправлялись в гости к знакомым, чтобы с веселым смехом и громкими возгласами объявить им, что Нил прибывает. Иногда лодки, сгрудившиеся в одном месте, как стаи уток, разбегались во все стороны перед широким плотом, несший из Верхнего Египта вниз огромные каменные глыбы, высеченные в прибрежных каменоломнях.

Воздух был наполнен шумом прибывающей воды, криком всполошенных птиц и веселыми песнями людей. Нил прибывает - будет вдоволь хлеба!

Прус Б. Фараон. Варшава, 1967, с. 85-86.

Шадуфы

Воды Нила уже начали спадать и становились прозрачными, как хрусталь. Но вся страна еще была похожа на большой залив, густо усеянный островками, где виднелись дома, окруженные садами и огородами, или купы высоких раскидистых деревьев.

Вокруг этих островков торчали журавли с ведрами, при помощи которых обнаженные меднокожие люди в грязных набедренниках и чепцах черпали воду из Нила и передавали ее все выше и выше в расположенные один над другим водоемы.

Один уголок особенно привлекал внимание Рамсеса. Это был крутой холм, на склоне которого работали три журавля - один черпал воду из реки и переливал ее в самый нижний водоем. Другой из нижнего поднимал ее на несколько локтей выше в средний, третий из среднего передавал воду в водоем, расположенный на самой вершине. А там такие же голые люди черпали воду и поливали огороды или с помощью ручных насосов опрыскивали деревья.

Движения то опускающихся, то поднимающихся вверх журавлей, мелькание ведер, струи, выбрасываемые насосами, были до того ритмичны, что управляющих ими людей можно было принять за автоматы. Никто не обмолвится словом с соседом, не переменит места и только мерно сгибается и разгибается с утра до вечера, из месяца в месяц, и так - с детства до самой смерти.

Прус Б. Фараон. Варшава, 1967, с. 115-116.

Египетский крестьянин

Дом был сложен из высушенного кирпича-сырца. Он был больше крестьянской хижины, но уступал по своим размерам жилищу знатного человека. Руи, его хозяин, обрабатывает землю собственными руками. У него нет других помощников, кроме пяти сыновей, трех дочерей и Тени, жены.

В годы, когда река, широко разливаясь, затопляет поля, дела их обстоят хорошо. Поля дают зерно и лен, огород - лук и бобы, тыкву и латук, смоковница, в тени которой расположен колодец, приносит вкусные плоды. Семена льна они толкут, выжимая из них масло, а полотно, которое умеют ткать Тени и дочери, они обменивают на другие необходимые вещи. Когда же приезжают царские сборщики, Руи выплачивает им налог, которым обложены ячмень, лен и масло. Но то, что дает сад, а также птица, козы и овцы, налогом не облагается.

Но если река не разливается вовремя, поля остаются без влаги, их испепеляет зной. Ни один зеленый колос не может тогда пробиться. Страну постигает тяжелая нужда.

Хотя в этом году дела сложились не так уж плохо, но вода в реке поднялась недостаточно. И многие акры земли, дававшие богатый урожай, были пусты. Однако Руи был горд тем, что он смог показать сборщикам налогов, приехавшим оценивать урожай, что его поля не остались совсем бесплодными. Он вместе со своими сыновьями выкапывал канавы и орошал землю. День за днем таскали они тяжелые ведра вверх, от берега реки. К вечеру, смертельно усталые, падали они на свои постели, чтобы с восходом солнца снова приняться за работу. И теперь Руи был доволен: этой зимой его детям не придется голодать.

Не каждый так боролся за свою землю, как он. Некоторые стояли с опустившимися руками перед этой пыльной, потрескавшейся землей, не пытаясь утолить ее жажду. "Если бог не может ее напоить, то что же остается делать нам?" - думали они. Другие же напрягали свои силы, подобно Руи, но их земли или лежали выше, или почва была хуже.

Xеринг Э. Ваятель фараона. М., 1967, с. 21-22.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"