Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

3. Образование государства в Древнем Египте

Выразительной иллюстрацией к словам учебника о том, что фараону принадлежала неограниченная власть, что он распоряжался людьми, землей и водой во всем Египте, может служить отрывок из повести И. Е. Ефремова "Путешествие Баурджеда". Действие повести происходит во времена фараона Джедефра (около 2877-2869 гг. до н. э.). В ней рассказывается о большой морской экспедиции египтян вдоль побережья Африки. В тексте также содержится ряд интересных деталей, рисующих внешний облик фараона и раболепие придворных перед царем.

Трудом десятков тысяч людей создавались во славу фараонов пирамиды. Для их сооружения требовались огромные каменные блоки. О том, как вырубали их из скал и доставляли к реке, где они погружались на барки, повествуется в тексте "Добыча камня для пирамид". Это фрагмент из романа советского писателя П. Г. Аматуни "Если б заговорил сфинкс...". Автор художественно изображает предполагаемую им историю создания сфинкса. Обращаясь к эпохе Древнего царства, он так же, как И. Е. Ефремов, дает исторически правдоподобные зарисовки из жизни египтян середины третьего тысячелетия до нашей эры.

Строительство пирамиды воспроизведено в повести М. В. Езерского "Каменотес Нугри". Советский писатель М. В. Езерский - автор многих художественных произведений исторического жанра. Сюжетом этой повести служит судьба каменотеса Нугри, отправленного на строительство пирамиды и погибшего при попытке ограбления усыпальницы фараона. Автор несколько преувеличивает степень общественной сознательности крестьян и ремесленников Древнего Египта в период правления Рамсеса II. Так, например, каменотес Нугри и его товарищи ставят перед собою цель разделить между жителями своей деревни сокровища, которые они собираются вынести из гробницы фараона. В повести уделяется много места сценам нищенской жизни крестьян и ремесленников, их выступлениям и неудачам борьбы. Текст "Строительство пирамиды" целесообразно использовать при работе с учебной картиной "Постройка пирамиды".

Фараон

Пестрые занавеси в оконных просветах колыхались под легким ветерком. По коричневой полированной поверхности деревянных колонн пробегали слабые блики света.

В комнату, тяжело ступая, вошел великий властитель, молодой фараон Джедефра. Следом за ним спешили два человека с золотыми нагрудными знаками. Они с привычной ловкостью распростерлись на полу перед фараоном. Нетерпеливое движение руки Джедефры заставило их встать. Один, высокий и худой, носивший звание хранителя царских сандалий, снял с ног фараона сандалии из позолоченной кожи. Другой, смотритель ларца с притираниями, осторожно освободил Джедефру от тяжелого парика, прикрытого полосатым чехлом и двойной короной - пшентом, снял футляр, заменявший бороду. Фараон с облегчением провел ладонью по гладко выбритой голове.

Вельможи удалились. Джедефра сбросил длинную белую одежду из серебристого льна, выделанного так тонко, что ткань просвечивала. Он остался в короткой рубашке, перетянутой голубым поясом с тяжелыми синими лентами на золотых пряжках.

Фараон устало потянулся. Нелегко было соблюдать каменную неподвижность поз, требуемых ритуалом при публичных появлениях.

Сухое, жесткое лицо Джедефры было хмурым и сосредоточенным. Он медленно подошел к окну, выходившему на запад, и слегка отодвинул плотный занавес.

В прозрачном воздухе под густой синевой чистого неба предстал перед Джедефрой край его страны. Дворец фараона стоял на невысоком холме, близ которого плодородная темная земля Нильской долины резко граничила с красновато-желтой пустыней.

Вдали отчетливо вырисовывались изгибы огромных песчаных бугров. Там пески, поднимающиеся горами до пятисот локтей вышины, пылают под знойным небом, как гигантский костер. Костер, преграждающий живым путь в страну запада, царство ушедших, обиталище мертвых...

От песчаных холмов к долине сбегали голые каменные уступы. На них за белой каменной оградой колыхалась темная зелень высоких пальм.

Джедефра угрюмо усмехнулся. В глубокой тишине доносился лишь плеск воды в ступенчатых бассейнах. Рабы, выстроившись длинной цепочкой, с утра до ночи качали воду из реки, чтобы вокруг пирамиды мог существовать зеленый сад. А некоторым деревьям сада было уже больше двадцати лет...

Но фараон, конечно, не думал об этом. Миллионы роме*, сотни тысяч рабов, как трудолюбивые муравьи, копошатся у него под ногами, обожествляя все четыре имени царя.

* ("Роме" - "люди"; так называли себя древние египтяне.)

Ефремов И. Е. Путешествие Баурджеда. - В кн.: Ефремов И. Е. Великая дуга. М., 1956, с. 16-18.

Добыча камня для пирамид

...На северо-западе виднелась ярко освещенная солнцем каменная гряда холмов. Тысячи людей вырезали там в каменоломнях гигантские плиты, вставляли в пропилы деревянные клинья и поливали водой. Дерево разбухало и с треском отрывало известняковые блоки от массива.

Одни грузчики волокли эти заготовки - весом в десятки тонн - на каменных катках к баржам, чтобы речники доставили их к строительной площадке, а другие вновь тащили их по твердой, но увлажненной дороге, с криками и стонами, в облаке пыли и песка. Камнерезы вновь должны были распилить камень на куски, обтесать и отшлифовать, а рабочие по насыпям поднять их в небо и с точностью до волоска уложить в предназначенные места усыпальницы очередного фараона, пока еще нежащегося в прохладной тени дворцового сада.

И так день за днем, столетие за столетием...

Аматуни П. Г. Если б заговорил сфинкс... М., 1970, с. 31-32.

Строительство пирамиды

Это была большая, долгая работа. Сотни плотников устанавливали помосты и наклонные плоскости для подъема каменных глыб... По наклонным дорогам шли сотни пар волов. Погонщики погоняли волов криками, бичами и дротиками. Волы ревели от боли. А за погонщиками шли надсмотрщики с бичами и палками, они зорко смотрели за погонщиками и при малейшем упущении били их сплеча.

С налитыми кровью глазами, хрипя, задыхаясь, волы медленно тащились. Спины их были смочены потом, точно волы только что вышли из реки, а с морд клочьями падала пена. На полозьях скользила, покачиваясь, огромная скала. Она была обвязана бечевой и опиралась на высокую спинку. Глыба, казалось, сидела в большом кресле. При каждом движении спинка трещала. А рядом со скалой шли люди, помогая волам. За концы бечевы они тянули глыбу. <...>

После обеда сотни полунагих людей рыли четырехугольную яму... Сотни детей, преимущественно мальчиков, спускались вниз и уносили корзины на своих головах. Они шли гуськом к оврагу, чтобы высыпать песок. За целый день работы им платили меньше, чем взрослым. Десятники с палками и бичами из воловьей шкуры прохаживались, покрикивая, среди детей и землекопов. Нередко пронзительный крик пролетал над песками, и мальчик падал лицом в раскаленный песок. Но второй удар, более жгучий, подымал его на ноги. Иногда вспыхивали злые голоса, слышались угрожающие крики. Десятники поспешно отступали от возбужденных людей и звали на помощь. Прибегали сотские с бичами и палками. Бичи свистели, палки опускались на спины землекопов.

Езерский М. Каменотес Нугри. Л., 1940, с. 26, 29.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"