Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

1. Возникновение классов в Междуречье

По сравнению с Древним Египтом история рабовладельческих стран Передней Азии в художественной литературе представлена слабо. Она отражена лишь в нескольких произведениях.

Изложение материала на уроке обогатит детализированное описание природы Южного Междуречья из повести "След огненной жизни" писательницы Л. Воронковой, которую заинтересовали страницы истории, связанные с личностью персидского царя Кира. При нем все Междуречье вошло в состав огромной Персидской державы.

Говоря о том, как рабовладельцы Южного Междуречья заставили работать на себя бедняков крестьян и ремесленников, представлявших большинство населения, учителю следует использовать выразительные шумерские пословицы.

Наконец, при подготовке к уроку преподаватель с большой пользой для себя и учащихся может обратиться к содержанию древневавилонских мифов о сотворении мира и всемирном потопе. Прозаический пересказ мифа о сотворении мира взят для хрестоматии из книги Д. Г. Редера "Мифы и легенды древнего Двуречья".

Древние легенды, в которых отразились представления жителей Междуречья о вселенной: и грозных стихиях природы, представляют интерес еще и в том отношении, что они легли в основу более поздних библейских сказаний. Анализ древневавилонских мифов открывает большие возможности для антирелигиозной работы с учащимися.

Природа Междуречья

Уходя от Армении, горный хребет Тавр поднимается все выше и выше. Здесь, в горной стране, возникают могучие реки Тигр и Евфрат. То сближаясь, то отходя друг от друга, мчат они свои глубокие бурные воды через всю равнину Месопотамии до самого Персидского залива.

Горный хребет с вершиной Загрос стоит над обширной равниной Междуречья, отделяя Мидию от Вавилона. Равнина эта жаркая, сухая. Дождей почти нет. Солнце палит свирепо и неотвратимо. И если бы не эти две реки - Тигр и Евфрат, широко несущие свои воды, - если бы не эти реки, спасающие равнину разливами и плодородным илом, здесь была бы пустыня, гибель и смерть...

Реки разливались широко, удобряя поля. Вода поднималась на двадцать локтей до уровня высоких берегов и на двадцать локтей сверх берегов. Каналы, которыми была изрезана равнина, наполнялись водой и потом долго светились ярко-синими бороздами на красной земле. Землю засевали, не давая ей высохнуть. Особой обработки эта земля не требовала, а урожаи давала богатые. Древнегреческий географ и историк Страбон рассказывает, что рис там "стоял в воде до четырех локтей высоты с множеством колосьев и зерен".

Сеяли пшеницу, ячмень, босмор - хлебный злак, помельче пшеницы, которым вавилоняне очень дорожили. После обмолота они поджаривали зерно, а прежде давали клятву, что не вынесут с тока неподжаренного зерна, - они не хотели вывозить семена босмора в другие страны.

Во время разлива воду накапливали в больших цистернах, специально для этого устроенных. А потом, когда наступала засуха, спускали ее на поля.

Урожаи были такие обильные, такие богатые, что хватало зерна и людям, и скоту, и на продажу, и на обмен. Хлеб меняли на металлы, на камень, на дерево, потому что ни металлов, ни камня, ни дерева в Междуречье не было.

В Вавилонии разводили скот - овец, ослов, коров. Стада их бродили по склонам гор, по болотам и низинам, где земля не засевалась. Пастушьи поселки давали стране молоко, масло, творог. Искусные мастера-кожевники выделывали кожи.

По берегам рек селились рыбаки. Улов рыбы был обильным. Рыбу сушили, перемалывали в муку, кормили ею скот, продавали...

Высокий густой тростник, щедро растущий по берегам рек, был незаменим в жизни народа, жившего в Вавилонии. Тростник был и топливом, и подстилкой скоту. Из тростника плели корзины. Делали горшки для варки пищи - плели из тростника и покрывали глиной. Тростником, мелко нарубленным, кормили скот. Даже дома строили из тростниковых вязанок, складывали стены и обмазывали глиной для крепости. Покрывали дома тоже тростником. Или просто строили из тростника шалаши.

Воронкова Л. След огненной жизни. Мессенские войны. М., 1969, с. 103-104.

Шумерские пословицы

 Бедняку легче умереть, чем жить. 
 Если у него есть хлеб, то нет соли, 
 Если у него есть соль, то нет хлеба. 
 Если есть мясо, то нет ягненка, 
 Если есть ягненок, то нет мяса. 
 Бедняк занимает - себе беду наживает. 

 Только тот настоящий писец, 
 Чья рука не отстает от уст. 

См.: "Неделя", 1965, № 31, с. 10.

Древневавилонская легенда о сотворении мира

Приняв верховную власть из рук богов, Мардук не стал медлить. Он вооружился мечом и копьем, привесил к поясу лук и колчан, взял в руки огромную сеть и вскочил в колесницу, запряженную четырьмя конями, зубы которых были напоены ядом.

Восемь ветров, дующих в разные стороны, послушно окружили его, и каждое его движение рождало молнии. Увидел его Кингу и устрашился, и разбежались в разные стороны чудовища, созданные Тиамат. Но сама Тиамат не испугалась. Яростной бранью встретила она Мардука. Из уст ее вырвались проклятья, и от дикой ненависти тряслись ее недра.

Не смутился смелый Мардук. Он поднял руку и накинул на Тиамат свою хитросплетенную сеть. Тиамат раскрыла пасть, думая поглотить его вместе с колесницей. Но Мардук ловко отпрянул назад и вогнал в ее глотку восемь ветров, которые в одно мгновенье заполнили ее чрево. В ее внутренностях бушевала буря, раздирая на части ее сердце и печень. Она задыхалась и не могла вымолвить ни слова.

Мардук пронзил ее копьем и наступил ногой на ее безжизненное тело. Он вырезал мечом ее сердце, а огромное туловище разрубил пополам, как плоскую рыбу. Одной половиной тела он перекрыл верхние воды и отделил их от нижних вод. Создав сплошную стену, отделяющую небесный мир, он проделал в пей ворота, устроил запоры и поставил стражей, запретив им без своего разрешения выпускать дождевые воды, снег и град на землю...

Из другой половины тела Тиамат создал Мардук землю, имеющую вид полукруглой чаши, и опрокинул ее в нижние воды, заполнявшие царство премудрого Эа. По воле этого бога из недр земли били ключи, а соленая влага, омывавшая земное полушарие, прорывалась местами вперед и образовывала заливы и лагуны. Между небесным сводом и поверхностью земли в бесконечном пространстве, освобожденном от первобытных вод, бушевали по воле Мардука могучие ветры, те самые, что помогли ему разделить на две части тело Тиамат. Небесный свод украсил Мардук двенадцатью великими созвездиями...

...Поверхность земли была сперва пустой и хаотичной. И повелел Мардук прорасти травам на лугах, и насадил он леса по склонам гор и тростники в болотах и лагунах. И населил Мардук горы и долины разными зверями, а праотец Ану пустил с неба пернатых, и они стали вить гнезда на ветвях деревьев и в расселинах скал; премудрый же Эа направил по морским волнам и по течению бесчисленных рыб.

Земля оживилась и наполнилась радостным шумом, но Мардуку этого казалось мало. Он задумал великое дело, - захотел он создать существа, напоминающие богов своим обликом и своим разумом. Он зарезал свирепого Кингу, супруга побежденной Тиамат, смешал его кровь с глиной и вылепил первых людей.

Редер Д. Г. Мифы и легенды древнего Двуречья. М., 1965, с. 36-38.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"