Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

3. Передняя Азия в первой половине i тысячелетия до н. э.

На этом уроке учащиеся знакомятся с двумя новыми для них странами Передней Азии - Финикией и Персией. О финикийских мореплавателях рассказывается в детской повести В. Яна "Финикийский корабль". Советский писатель Ян (В. Г. Янчевецкий) - автор целого ряда исторических произведений, известность которых вышла далеко за пределы нашей страны. Книга "Финикийский корабль" написана сорок лет назад, в ту пору, когда археологи сделали ряд открытий, проливших свет на историю развития финикийской культуры. Но авторский вымысел в повести не вступает в противоречие с научной основой и сегодня. Центральное место в ней занимают приключения мальчика Элисара, который отправляется на поиски отца, попавшего в рабство. Покровителем и наставником Элисара становится странствующий мудрец, мечтающий найти страну справедливости, страну, в которой "не угнетают слабых". Отарец и мальчик плывут на финикийском торговом корабле, и перед ними открывается во всей полноте жизнь многих стран Средиземноморья. Текст "Вдоль финикийского берега" показывает высокое мастерство древних кормчих, которые умело преодолевали рифы и другие препятствия в плавании, а также рисует картину обыденной жизни на корабле.

Образование и возвышение Персидского государства, распространившего в VI в. до п. э. власть на всю территорию Передней Азии, связано с именем царя Кира. Как уже отмечалось, жизни и завоеваниям Кира посвящена повесть Л. Воронковой. В предисловии к книге Л. Воронкова пишет: "След огненной жизни" - так назвала я повесть о царе Кире. Историки по-разному рассказывают о нем. Я придерживаюсь повествования Геродота". Рекомендуя книгу учащимся, учитель должен им сказать, что еще в древности Кир стал героем многих легенд и что в геродотовской версии его жизни есть немало легендарных элементов. В хрестоматии приводится текст "Кир в Вавилоне". Захват Вавилона Киром знаменовал собою превращение Персии в крупнейшую державу древнего мира. В тексте хорошо проведена мысль о том, что Кир в поисках опоры в завоевываемых странах вступал в союз с местным жречеством. Поэтому в Персидской державе сосуществовали различные религиозные культы. Содержание отрывка также расширяет и закрепляет представления учащихся о городе Вавилоне.

Вдоль финикийского берега

Наш корабль был хорошо построен: он быстро шел, обгоняя другие крутобокие корабли, легко слушался рулевых весел, плавно поворачиваясь туда, куда нужно было кормчему.

Мы плыли на юг вдоль берега. Останавливались около большого селения Сарепта. Затем миновали богатый город Тир.

- Стены его выше и крепче сидонских, - сказал Бен-Кадех. - В его гавани тоже есть узкий вход, который на ночь загораживается крепкими цепями...

Корабль сделал три остановки: южнее Белого мыса, близ городка Дора и около устья речки Фалик. В небольших гаванях было тихо, и корабль не качало. Путники перебирались на берег, разводили костры и варили еду. Некоторым гребцам тоже разрешали сходить на берег. Они варили в большом котле куски акулы с луком и чесноком и потом относили еду гребцам, которые оставались на корабле. Прикованные к скамьям стучали веслами и требовали, чтобы их также отпустили на берег. Надсмотрщик издали бранил их и щелкал плетью.

Все корабельщики на ночь вооружались копьями и прицепляли к поясам широкие мечи. Опасались они нападения или бегства гребцов - не знаю, но неподвижные фигуры часовых стояли на страже: один на площадке кормчего, а другой - на носу корабля.

Каждую ночь Софэр привязывал к своей руке конец моего шерстяного пояса. Но раза два, пока Софэр спал, я отвязывал пояс и бегал на берег послушать рассказы путников о приключениях в далеких странах.

Корабль подходил к Яфо. Последние клочья утреннего тумана убегали вдаль и таяли в лучах солнца. Большие валы катились по морю и расшибались в белую пену, ударяясь о темную гряду скалистых рифов.

Как же проскочить через эти рифы, где вода бурлит и пенится, готовая все разбить в щепки?

А за рифами виднелся Яфо - маленький городок, окруженный зубчатой стеной. Его домики, белые и желтые, как будто взгромоздились один на другой на склоне желтого каменного холма.

Позади рифов, у самого берега, покачивалось несколько кораблей. Множество бревен лежало на песчаных отмелях, и люди по пояс в воде перетаскивали их на берег...

Узкие лодки с высоко поднятым носом и кормой окружили наш корабль и заплясали над прозрачной бездной моря. Загорелые полуголые лодочники кричали путникам, предлагая свезти их на берег.

Управляющий кораблем, пошатываясь и скривив заспанное лицо, вышел на палубу, одетый в нарядную малиновую одежду с золотой бахромой и украшенный дорогими перстнями и золотыми браслетами на пухлых руках. Он с озабоченным видом приказывал кормчему:

- Подъезжай к самому берегу! Веди корабль осторожно через рифы...

Бен-Кадех грубо оборвал его:

- Ты мешаешь мне! Я сам знаю свое дело. Ведай грузами, а не командуй. Если ты будешь вмешиваться, корабль сядет на камни, как перевернутая черепаха.

Бен-Кадех стоял на площадке, уверенный и спокойный, и все гребцы глядели на него, ожидая движения его руки. Парус был опущен, весла вспенили воду, и корабль понесся на рифы. Когда мы к ним приблизились, могучий вал подхватил корабль и перебросил его через черные камни прямо в тихую бухту. Здесь корабль пристал к отмели, корабельщики прикрепили его канатами к скале и спустили лесенку. Первым сошел управляющий. Когда он ступил на твердую землю, ему подали чашу с вином. Он плеснул вина на землю и выпил остальное. Затем поднял руки кверху, благодаря бога Ваала за то, что он спас его от всех страшных опасностей моря. Он позабыл только поблагодарить кормчего Бен-Кадеха, который построил такой хороший корабль и умел вести его по бурным волнам.

Ян В. Финикийский корабль. - В кн.: Ян В. Финикийский корабль. Спартак. М., 1964, с. 52-54.

Кир в Вавилоне

Кир, окруженный свитой, шел по красивым прямым улицам Вавилона. Все удивляло его. Двухэтажные и трехэтажные дома, теснившиеся по сторонам, - он еще никогда не видел таких домов; тяжелые медные ворота, пламенеющие под солнцем; ворота богини Иштар...

У этих ворот, куда привела его широкая, вымощенная плитами дорога процессий, Кир остановился. Нельзя было пройти мимо их величавой красоты. Ворота были двойные, внутренние в два раза больше наружных. Они светились глубокой глазурью, фантастические существа глядели с их стен на Кира - не то быки, не то носороги и еще кто-то таинственный, соединивший в себе и орла, и змею, и скорпиона "Сирруш"...

Кир увидел, что Вавилон полон храмов. Он захотел узнать, сколько их. Жрецы Вавилона тотчас сообщили ему, что храмов великих богов у них пятьдесят три, да пятьдесят святилищ царя богов Мардука, да триста святилищ земных божеств, да шестьсот святилищ небесных божеств, да сто восемьдесят алтарей Нергал и Адада и двенадцать других алтарей...

"Сколько понадобилось труда, чтобы построить эти храмы! - думал Кир. - Сколько жрецов занято служением богам, а ведь всех их надо кормить. Им всем нужен не только хлеб, но и золото нужно. Но не тронем жрецов. Они сильны. Они сильнее царя. Пусть берегут свои храмы и приносят жертвы своим богам".

Перед храмом божественного владыки Вавилона, владыки богов Бел-Мардука, как называли его жрецы, Кир остановился в изумлении. Этот храм был огромен. Кир пожелал войти - жрецы угодливо открыли украшенные бронзовыми пластинками двери. Прохлада, тишина, дымка ладана...

Здесь, среди мраморных с золотом и лазурным камнем стен, Кир увидел огромную, в шесть метров высотой, статую Бел-Мардука. Мардук сидел в длинном, осыпанном звездами одеянии. На голове его светилась золотая тиара. Отсвет покрытого чистым золотом потолка озарял Мардука, словно сияньем солнца. На шее блистало драгоценное ожерелье.

- Почему у владыки богов такие огромные уши? - удивился Кир.

- Жрецы говорят, - ответил переводчик, - что ведь не мозг, а уши являются вместилищем разума и духа!

Кир, не противореча, кивнул головой.

Вблизи храма Эсагила Кир увидел необыкновенно прекрасную башню - зиккурат. А так как вавилонский народ особенно чтил этот храм, Кир поставил здесь свою охрану.

Зиккурат в Эсагиле неожиданно напомнил ему далекие Экба-таны. Башня была почти так же раскрашена, как дворец Дейока: нижняя ступень - черная, выше - белая, дальше - фиолетовая. Потом - синяя, красная, серебряная. И самая верхняя - золотая. Значит, Дейок знал об этих вавилонских зиккуратах!

Кир любовался городом: Вавилон нравился ему. Нравились эти прямые улицы, крепкие высокие жилища горожан, площади с неожиданной зеленью финиковых рощ, золотящиеся гроздьями сладких плодов... Он любовался богатыми дворцами, которые построил Навуходоносор.

Нравилась Киру и одежда вавилонян - льняная туника, спускающаяся до ног, сверху другая туника, шерстяная. И белый плащ, непринужденно накинутый на плечи... Может быть, такая одежда подошла бы и персам?

Волосы у вавилонян длинные, на голове они носят повязку. Такие волосы будут мешать в походах. Но обычай носить перстень с печатью и палку, украшенную то искусно сделанным яблоком, то розой, то орлом, - это, пожалуй, красиво...

- Этот город будет моей столицей, - решил Кир. - Столицей всего моего царства!

И с этого дня он стал так писать свой титул:

"Я, Кир, царь народов, великий царь, могучий царь, царь Вавилона, царь четырех стран света".

Царство его теперь уже простиралось от Средней Азии до Средиземного моря.

Воронцова Л. След огненной жизни. Мессенские войны, с. 114-118.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"