Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

1. Мифы Древней Греции

Греческая мифология отличается особым богатством образов и красок, необыкновенной силой художественного воображения, бесконечным разнообразием тем и сюжетов. Мифы легли в основу великих творений Гомера, драматического и пластического искусства Древней Греции. Вплоть до наших дней они остаются неисчерпаемым источником мысли и сюжетов для художников, писателей, поэтов, музыкантов, актеров, архитекторов и ваятелей. С греческой мифологией связаны тысячи словарных понятий, афоризмов и речевых оборотов, прочно вошедших в язык каждого культурного человека. Вот почему учителю необходимо донести до учащихся красоту мифов, воздействовать с их помощью на мысли, воображение и чувства детей.

Систематический пересказ мифов дается в книге Н. А. Куна "Легенды и мифы древней Греции". Мифы в этой книге расположены по циклам: "Боги и герои", "Герои", "Аргонавты", "Троянский цикл", "Одиссея" и т. д. Широкий охват всех основных мифических сюжетов, их тематическая подборка отнюдь не единственное достоинство книги. Она красочно написана и богато иллюстрирована.

Переложение основных греческих и римских мифов предпринял и польский писатель Ян Парандовский. Свою книгу "Мифология" он предназначил детям. Автор сохранил яркость образов, соединив ее с простотой и изяществом пересказа.

В V классе дается лишь небольшая часть древнегреческих мифов. В первую очередь дети знакомятся с мифами о человеке, который все мог и все умел, - о могучем Геракле. Проникаясь любовью к людям, он бесстрашно борется за освобождение их от грозных сил природы, обожествляемых в мифе. Атлетическая сила, трудолюбие, мужество, воинская отвага находят свое воплощение в образе Геракла.

Цикл сказаний о Геракле в художественном пересказе для детей содержится в книге писательницы В. Смирновой "Герои Эллады".

Излагая учащимся мифы о Геракле, учитель может по собственному выбору использовать любую из названных книг. В хрестоматийную подборку по теме вошел рассказ о шестом подвиге Геракла.

Навсегда вошел в сокровищницу народного творчества древнегреческий миф о походе аргонавтов за золотым руном. В основу мифа легли приукрашенные вымыслом воспоминания о многих опасных плаваниях греческих мореходов, первооткрывателей новых путей, о подлинных военно-торговых экспедициях к Кавказскому побережью Черного моря, к богатой металлами Колхиде. Подробный и интересный пересказ мифа об аргонавтах содержится в книге "Золотое руно" В. и Л. Успенских. Взятый из нее отрывок "Отплытие аргонавтов" рассказывает о том, как начался мифический поход искателей золотого руна.

Остросюжетное предание об искателях золотого руна не раз привлекало внимание античных поэтов. В хрестоматию включен фрагмент из большой поэмы "Аргонавтика" эллинистического поэта Аполлония Родосского. В нем рисуется эпизод похищения золотого руна Язоном с помощью чародейства влюбленной в героя дочери колхидского царя прекрасной Медеи.

При достатке времени учитель может значительно расширить знакомство учащихся с мифами, в которых эллины проявили замечательное чувство прекрасного, поэтически выразили свои раздумья, мечты и желания. Занимательны и доступны детям мифы о Персее, Орфее, Тесее. Желательно знакомство с прекрасным мифом о Дедале и Икаре, в котором нашла выражение вековая мечта человека о покорении воздушной стихии. Небольшой отрывок "Дедал и Икар" взят из книги "Мифы Эллады". Материалом для книги послужили поэмы Гомера в переводе В. А. Жуковского и работа немецких писателей Штоля и Шваба "Мифы классической древности". В книге представлены в вольном изложении все наиболее интересные для учащихся древнегреческие предания.

Геракл очищает Авгиевы конюшни

Несказанно богат был царь Элиды Авгий. Бесчисленные стада его быков и овец и табуны коней паслись в плодородной долине реки Алфея. Триста коней с ногами белыми, как снег, было у него, двести - красных, как медь; двенадцать коней были все белые, как лебеди, а у одного из них блестела во лбу звезда.

Так много было у Авгия скота, что слуги не успевали чистить хлева и конюшни, и за много лет в них накопилось навоза до самых крыш.

Царь Еврисфей, желая удружить Авгию и унизить Геракла, послал Геракла чистить Авгиевы конюшни.

Геракл явился в Элиду и сказал Авгию:

- Если ты отдашь мне десятую часть своих коней, я очищу конюшни в один день.

Авгий засмеялся: он думал, что их вовсе нельзя очистить. Поэтому царь сказал Гераклу:

- Я отдам тебе десятую часть моих коней, если ты в один день очистишь мои конюшни.

Тогда Геракл потребовал, чтобы ему дали лопату, и Авгий, усмехаясь, велел принести ее герою.

- Долго же тебе придется работать этой лопатой! - сказал он.

- Один только день, - сказал Геракл и пошел на берег Алфея. Полдня он усердно работал лопатой. Земля взлетала из-под нее и ложилась высоким валом. Геракл запрудил русло реки и отвел ее прямо в царские конюшни. Воды Алфея стремительно потекли через них, унося с собой навоз, стойла, кормушки, даже ветхие стены.

Опершись на лопату, Геракл смотрел, как проворно работала река, и только иногда приходил ей на помощь. К заходу солнца конюшни были очищены.

- Не взыщи, царь, - сказал Геракл, - я очистил твои конюшни не только от навоза, но и от всего, что было ветхо и давно сгнило. Я сделал больше, чем обещал. Теперь ты отдай мне обещанное.

Но жадный Авгий заспорил, стал браниться и отказался отдать Гераклу коней. Тогда Геракл пришел в ярость, вступил в бой с Авгием и убил его в поединке.

Смирнова В. Герои Эллады. Из мифов древней Греции. М., 1955, с. 132-134.

Отплытие аргонавтов

Стремительно, как чудная морская птица, двинулся "Арго" вперед, унося на своей спине отважных моряков-аргонавтов.

Все дальше и дальше скользит он по утреннему морю. Все выше и выше по прибрежным холмам карабкаются те, кто пришел проводить смелых.

С острой скалы смотрит на море старый Эсон, и утренний ветер треплет его мокрую от слез бороду.

А там, в безбрежном просторе моря, навстречу заре несется "Арго". Вот видно - подняли аргонавты на нем четвероугольный парус. Вот выглянуло из-за морских волн солнце, и черной точкой на его пылающем диске означился этот парус в последний раз.

- Так и всегда! - сказал Эсон, протянув в ту сторону дрожащую, слабую руку. - Так сотни и тысячи лет будут уплывать смелые, сильные, молодые люди в неведомые страны. Так и всегда будут рваться за ними сердца их ближних, полные гордости и тревоги за них... И всегда, во веки веков, все они, уплывающие и остающиеся, будут в час разлуки на морском берегу вспоминать это утро, этот тонущий в заре парус, парус аргонавтов!

Он не договорил и остановился. Он замолк потому, что в этот миг случилось что-то странное.

Внезапно со стороны моря пахнул легкий порыв ветра, и тотчас же на его крыльях издали донеслись неслыханные звуки. Нежное, как дуновение ветерка, мощное, словно шум морского прибоя, более сладостное, чем аромат цветов, пение зазвучало вокруг. Трудно было понять, откуда доносится дивная музыка. Одним казалось - это гребни волн превратились в певучие струны. Другим мерещилось, что столь сладко звучат натянутые над горой золотые лучи солнца, сияющие меж густолиственных древесных ветвей. Все замерли, все застыли. Даже самые старые горы как бы прислушались к неземным звукам.

Потом все смолкло. А когда все смолкло, старец Эсон положил руку на плечо мальчика-слуги.

- Подними голову, отрок! - торжественно сказал он. - Подними лик свой, оглянись и запомни все, что видишь вокруг. И не забывай этого утра до самой своей смерти. Ибо в это утро ты слышал то, что судьба позволяет слышать немногим. Ты слышал пение великого Орфея!

И в самом деле, то звучал голос божественного певца. Потому что, едва первый луч солнца коснулся синих риз морской богини Амфитриды, Орфей там, на носу корабля, положил пальцы на струны золотой кифары...

 Сладко нам вечное море ударами весел тревожить, 
 Хоть нелегко покидать близких на милой земле! 
 Манит отважного призрак далекой, неведомой славы, 
 Только несмелого мир тайнами смерти страшит. 
 Ройте ж могучими веслами синюю гладь, аргонавты! 
 Множество гордых восслед вашим путем поплывет: 
 Люди в туманную даль никогда не устанут пускаться, 
 Как за руном золотым, за золотою мечтой! 

Успенские В. и Л. Золотое руно. Мифы древней Греции. М.-Л., 1941, с. 21-23.

Похищение золотого руна

 ...Медею с Язоном одних отпустили герои. 
 Вместе они по тропинке в священную рощу вступили 
 В поисках дуба-гиганта, на коем руно золотое 
 Было повешено, с виду как облако, что при восходе 
 Солнца в его огневидных лучах отливает румянцем. 
 Рядом с тем дубом высоко вздымал огромную шею 
 Змей острозубый, очей бессонных взор устремляя 
 На подходивших к нему и страшно шипя. Разносился 
 Звук по брегам многоводной реки и по роще огромной... 
 Дева под взглядом его подошла и голосом сладким 
 Стала Сон призывать, высочайшего Бога, на помощь, 
 Чтобы он змея смирил; призвала и богиню ночную, 
 Недр царицу земных, дабы способ дала подступиться. 
 Следом шел Эзонид, преисполненный жуткого страха. 
 Песнью чаруемый змей стал меж тем извитый в пружину 
 Длинный хребет распускать, выпрямляя бесчетные кольца, 
 Сходно с тем, как волна в утихающем море спадает 
 Черная, шум издавая глухой. Чудовище все же, 
 Страшную голову вверх поднимая, было готово 
 Их обоих схватить несущими гибель зубами. 
 Но Медея, сломив можжевельника ветвь и обмазав 
 Зельем могучим ее, разведенным в питье, с наговором 
 Ею чудовища глаз коснулась. Разлился повсюду 
 Запах от зелья и сон навел; опустилась на землю 
 Змея грозного пасть; разошлись бесконечные кольца; 
 Вдаль протянулся хвост по всему многодревнему лесу. 
 Вмиг золотое руно сорвал с высокого дуба, 
 Деве послушен, Язон. А она с ним рядом стояла, 
 Голову чудища зельем своим натирая, покуда 
 Вновь на корабль возвратиться ее Язон не побудил...

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. - В кн.: Александрийская поэзия. М., 1972, с. 255-256.

Дедал и Икар

И вот Дедал твердо решил покинуть остров Крит, но осуществить это было почти невозможно. И подумал тогда Дедал: "Если морские пути для меня закрыты, мне остается одно лишь свободное небо. Всем может завладеть злой и жадный Минос, но только не небом!" - И он стал размышлять о том, как бы подняться ему на воздух и овладеть свободной стихией.

Долго раздумывал Дедал, и, внимательно наблюдая полет птиц, он начал, наконец, искусно прилаживать птичьи перья одно к одному, начиная от самого небольшого до самого длинного, и связывал их посредине льняными нитками, а внизу скреплял их воском; так он сделал их похожими на настоящие большие крылья; затем он придал им небольшой изгиб, какой бывает при размахе у птиц.

Маленький сын Дедала Икар внимательно следил за работой отца и стал ему помогать. Когда крылья были готовы, Дедал надел их на себя и, взмахнув ими, как птица, поднялся на воздух. Стал Икар просить отца сделать и ему такие же крылья и взять вместе с собой в полет. Сделал Дедал небольшие крылья Икару и перед отлетом стал его наставлять.

- Сын мой, держись, летя, середины; если ты опустишься слишком низко, волны морские могут намочить тебе крылья, и утонешь ты в море, а если подымешься высоко, жаркое солнце может их опалить и растает воск, скрепляющий крылья. Держи путь свой между морем и солнцем, лети вслед за мной.

Сделав крылья Икару, он вскоре научил его подыматься над землей.

В день, когда решено было вылететь с острова Крит, Дедал рано-рано на заре прикрепил крылья Икару, обнял его, поцеловал и взлетел на воздух; следом за ним полетел Икар.

Как птица, вылетевшая впервые со своим птенцом из гнезда, оглядывается назад, ободряет его и указывает, как легче лететь, так и Дедал оглядывался боязливо на своего сына Икара. В изумлении смотрели на них рыбаки, тащившие на морском берегу невод, пастухи и земледельцы, шедшие за плугом, думали, не боги ли это летят над полями. И было уже под Дедалом и Икаром открытое море, остались за ними справа острова Самос, Патмос и Делос, а слева - Лебин и Калимна, и были уже видны вдали берега Эллады. Не мало людей дивилось, глядя на смелых воздухоплава телей. Стал Икар лететь смелей и, забыв про совет отца, поднялся высоко к небу, чтобы освежить свою грудь в холодном эфире. Но горячее солнце растопило воск, скреплявший перья на крыльях, они распались и повисли на плечах у Икара.

Напрасно несчастный юноша протягивал руки к отцу, воздух уже его не держал, и вот Икар падает в море; в испуге он только успел крикнуть имя отца и утонул в бушующих волнах. Оглянулся Дедал, услыша крик сына, но напрасно искал он его.

- Икар, где ты? - долго кричал Дедал.

Но плавали только перья на волнах морских...

Мифы Эллады. Киев, 1941, с. 23.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"