Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

11. Искусство и наука в Древней Греции

Расцвет рабовладельческой демократии в ряде греческих полисов, особенно в Афинах, обеспечил благоприятные условия для развития культуры.

Греки создали первый в мире театр трагедии и комедии, возникновение которого было связано с культом Диониса. В течение ряда столетий представления в честь Диониса переродились в театральные постановки со сценой, хорами и актерами, причем если первоначально главным действующим лицом был хор, то позднее он стал вытесняться игрой отдельных персонажей - актеров.

В становлении древнегреческого театра огромную роль сыграли великие писатели Эсхил, Софокл и Аристофан.

Эсхил (525-456 гг. до н. э.) считается родоначальником трагического жанра, по выражению Ф. Энгельса, "отцом трагедии". Эсхил впервые внес в трагедию драматический конфликт и придал ей общественное звучание, обращаясь к злободневным для своего времени политическим и общественным событиям. Благодаря Эсхилу трагедия стала содержать настоящее действие, так как ям был введен на сцену второй актер. Эсхилом написано 90 пьес, до нас дошло только семь произведений. Тринадцать раз Эсхил выходил победителем на драматических состязаниях, имея порой своим соперником Софокла. Наиболее знаменитыми произведениями Эсхила являются трагедии "Прикованный Прометей" и "Персы".

Не меньшей известностью пользовался в Греции Софокл (496- 406 гг. до н. э.). Он был современником Перикла и входил в круг его друзей. Будучи богатым человеком, Софокл принимал деятельное участие в общественной жизни: в 441 г. до н. э. был избран даже стратегом, что случилось, по преданию, благодаря необычайной популярности его лучшей трагедии "Антигона". В театре еще при жизни Софокл имел колоссальный успех, одержав 24 победы в драматических состязаниях. Софокл ввел в действие третьего актера. Из 123 драм, написанных Софоклом, нам известны всего лишь семь, в числе их "Царь Эдип", "Электра", "Антигона", "Эдип в Колоне".

Древнегреческого писателя, автора сатирических пьес Аристофана (445-385 гг. до н. э.) называли "отцом комедии". В течение сорока лет Аристофан написал более сорока комедий, из которых до нас дошло только одиннадцать: "Всадники", "Облака", "Осы", "Мир" и др. В комедиях Аристофан бичевал недостатки рабовладельческой демократии, выступал против межгреческих войн, порой высмеивал олимпийских богов и т. д. Свои симпатии автор комедии неизменно отдавал греческому крестьянству, считая труд земледельца наиболее важным и благородным.

Театр в Древней Греции называли "школой для взрослых". Греки любили театр и окружали почетом и всеобщим уважением прославленных авторов пьес. В честь их слагались стихи. Заключительная часть стихотворения поэта Диоскорида, посвященная. Эсхилу, приводится в хрестоматии.

Представление о древнегреческом театре дают два текста: "Амфитеатр" и "В греческом театре". В первом амфитеатр представлен как архитектурное сооружение со всеми его композиционными особенностями (описывается строительство амфитеатра в Сиракузах при тиране Гиероне). Во втором театр выглядит таким, каким он видится не зрителю, а человеку, принимающему участие в подготовке спектакля.

Древние греки достигали изумительного мастерства и в других отраслях искусства: архитектуре, скульптуре и живописи. Их творения стали классическими образцами для строителей и художников всех последующих веков, нередко оставаясь и в наши дни примерами недосягаемого совершенства. О таких шедеврах рассказывается в тексте "Великий скульптор Фидий". Чувством восхищения пронизаны посвященные шедеврам искусства стихи античных авторов. В них особо подчеркнут глубокий реализм, присущий древним мастерам.

Многого достигли греки и в развитии науки. Крупнейшим ее представителем был философ Демокрит. С. Я. Лурье и М. Н. Ботвинник написали о нем книгу "Путешествие Демокрита". Древний мыслитель изображен в ней как человек, страстно увлеченный наукой, непрестанно ищущий разгадку явлениям природы. Чтение книги полезно в целях атеистического воспитания и первого элементарного знакомства с зарождением и борьбой материализма и идеализма. Текст "Древнегреческий философ Демокрит" хорошо передает основную суть исканий и убеждений ученого.

Амфитеатр

В одном из районов Сиракуз, Неаполе, амфитеатр существовал уже лет двести... Этот амфитеатр считался лучшим во всей Сицилии. Но два последние бурные столетия оставили на нем свой след: каменные скамьи потрескались, начала разрушаться сцена, полукругом расположенная против трибун. Трибуны размещались на склоне холма. Между ними и сценой на поросшей травой площадке, которая называлась орке-строю, когда-то стоял вытесанный из цельного мрамора жертвенник Диониса. Теперь жертвенник вконец разрушился, его едва можно было узнать...

И вот сюда уже в течение многих месяцев сгоняли сотни землекопов, каменщиков, плотников, строителей. В холме прорезали дороги, которые вели ко входу в амфитеатр, увеличили на пять рядов трибуны. Теперь амфитеатр мог вмещать четырнадцать тысяч зрителей. Поэтому мастерам, изготовлявшим для актеров маски, было дано указание делать в них большее отверстие для рта.

Особо тщательно строились первые три ряда, на которых сидели знатные люди города. Посередине первого ряда высилось нечто подобное двум тронам. Это были места Гиерона и его супруги Филистиды. Около них и за ними - места для членов Гиероновой семьи, родственников, друзей, а также для жрецов, государственных чиновников, высших военных чинов.

Если не больше всего, то всего старательнее пришлось потрудиться над сценой. Она представляла собой двухъярусную постройку, которая стояла совсем отдельно и была разделена колоннами. На первом ярусе - сама сцена на уровне пятнадцати-шестнадцати стоп от земли, на втором - помещение для декораций. Сцена была довольно длинной, но не очень глубокой: артисты могли выходить на нее одновременно из пяти дверей. Декорации спускали и поднимали с верхнего яруса, в то время они были неотъемлемой частью театральных постановок, в отличие от предшествующих веков, когда постановки проходили без каких-либо декораций...

Со строительством нужно было спешить, потому что приближался праздник богини Артемиды, покровительницы города, и Гиерон приказал в этот день показать премьеру драмы. Последнюю неделю работали даже ночью при свете факелов, чтобы своевременно закончить строительство.

В день открытия люди толпами двинулись к амфитеатру, расположенному в северо-западной части города*.

* (Перевод с украинского языка сделан составителями хрестоматии.)

Сава И. Сиракузский великан (на укр. яз.), Киев, 1971, С. 58-59.

В греческом театре

Итак, я - мальчик при театре Диониса. Старик Мнесилох рассказывает, что, когда он был маленьким, театров не было. Ходили бродячие актеры, наряжались в бородатые маски сатиров, к ногам привязывали копыта и пели хором. Запевалой у них был кто-нибудь из жрецов Диониса, и пели они про скитания этого веселого бога, пели нестройно, козлиными голосами, из-за чего народ и прозвал их представления "трагедией", что значит "песня козлов". Аэды, которые ходят с арфой по рынкам и по усадьбам аристократов, воспевая царей и героев, не любили "козлоногих" артистов, поэтому аристократы по их наущению гнали и преследовали бедных служителей Диониса.

Потом Писистрат, тот самый, который хотя и был тираном, но защищал простой народ, учредил праздник - Великие Дионисии. А во время этого праздника - представление трагедий в специально отведенном месте - театре. Театр был воздвигнут возле храма Диониса. В этом театре я и служу...

Надвигаются праздники, и в нашем унылом театре все преображается. Первым является веселый живописец Полигнот. Он заново расписывает маски, обновляет их так, что они сияют, словно облизанные...

Затем являются поэты: высокий медлительный Эсхил, с голубыми, неподвижными глазами, всегда изящно одетый и старательно обутый; его соперник Фриних, маленький, суетливый, забывчивый, неряшливый...

За поэтами приходят хореги - богатые и знатные граждане, которые в силу жребия или просто ради чести на свой счет устраивают театральные представления. Хореги приводят за собой певцов и музыкантов; за ними толпятся комедианты, чтобы развлекать зрителей в перерывах; торговцы, чтобы продавать пирожки и прохладительные напитки; гадатели, чтобы дурачить простодушных крестьян и чужеземцев; жулики, чтобы выворачивать чужие кошельки. Последним является знаменитый артист, как полководец, в окружении свиты и учеников и поклонников.

И вот настает день представления. Каждая фила, каждая община размещаются точно на предназначенных местах; если кто заблудился, старейшины перегоняют его в другой конец театра.

Вот все утихает. Появляется царственный старец, архонт - эпоним, в окружении других архонтов, стратегов и жрецов. Он усаживается в почетное кресло, дает знак, и представление начинается.

Во время представления у меня множество дел: по знаку Килика (он и в театре распоряжается) я вместе с другими рабами должен бегом нести на сцену декорации и тут же расставлять их. Если по ходу действия полагается лес, мы ставим дерево, если дворец - ставим колонну или дверь. Если ночь, я дергаю шнур, и над орхестрой - местом, где играют актеры и движется хор, - опускается финикийское, дивной работы, покрывало, непроглядно черное, а на нем нашиты серебряные звезды.

Но это еще не все. В мою каморку поочередно забегают то первый, то второй актеры и требуют переодеваться: тот - царицей, другой - пастухом. Не успеем мы перевести дух, как они прибегают вновь и приказывают, чтобы их переодели богами, и так далее.

В мгновение ока мы надеваем им на ноги высокие котурны, меняем маски, а пока меняем, вытираем вспотевшие лица и даем прохладной воды. Затем накидываем подходящие к роли цветастые хламиды или расшитые парчой платья и выпроваживаем на орхестру, где тем временем действует хор, изображающий то старцев, то толпу девиц, то бурю, а то и гнев богов.

Несладко нам приходится, но не слаще и актерам. Ведь их всего двое, а действующих лиц в трагедии множество. Вот и приспосабливайся, меняй маску, меняй голоса - то женский, то старческий, то певучий, то брюзгливый, то нежный.

Да и то спасибо голубоглазому Эсхилу - ведь это он ввел, говорят, второго актера, а до него был только один. Вот, наверное, бедняга маялся!

Говоров А. А. Алкмен - театральный мальчик, М., 1974, с. 28-31.

Эсхилу

 ...Не были тонкой ручною работой стихи его песен, 
 Но, как лесные ручьи, бурно стремились они. 
 Вид изменил он и сцены самой. О, поистине был ты 
 Кем-то из полубогов, все превозмогший певец!

 Диоскорид 

Античная лирика, с. 250.

Великий скульптор Фидий

Выйдя из ворот дома, братья направились к центру города. Вначале пришлось идти медленно и осторожно, глядя под ноги. Улицы жилого района Афин, узкие и неровные, были невероятно грязны, потому что все помои выплескивались вместе с отбросами прямо из дверей, и все это, застаиваясь в многочисленных ямах, издавало отвратительное зловоние. Названий греческие улицы не имели. Они назывались или по ближайшему храму, или по лавке какого-нибудь ремесленника. Например, у дома Арифрона был такой адрес: "Во внутреннем Керамике, недалеко от горшечной Ефрония, по левой стороне". Вблизи агоры - центральной площади Афин - дорога стала почище, и Лин ускорил шаг...

Обогнув район агоры, братья поднялись по широкой дороге на высокий холм, где находился Акрополь - начало великого города, его крепость и святилище. Венок из стен окружал расположенное наверху плоскогорье. Войдя внутрь, Каллий и Лин сразу оказались перед лицом богини, давшей имя городу. На голове бронзовой Афины-воительницы, возвышаясь на шестнадцать метров над землей, сверкал в лучах солнца позолоченный шлем. Каллий указал мальчику вверх.

- Взгляни, Лин, на золотой наконечник копья богини. Когда корабль плывет к Афинам, этот наконечник, как золотая звезда, сверкает на синем небе и служит маяком для моряков. Богиня, охраняющая Афины, первой встречает своих гостей.

- Кто же сделал эту статую?

- Наш земляк, скульптор Фидий. Он был тогда еще совсем молодым. Сейчас ты увидишь еще одну его работу.

- Где, Каллий?

- В самом прекрасном из всех созданий нашей архитектуры - в великом Парфеноне. Смотри же...

И восхищенный Лин увидел величественный храм из белого пентеликонского мрамора. Громадный, он казался воздушным и легким, словно случайно опустившимся на мгновение, чтобы увенчать собою вершину Акрополя. Восемь белоснежных колонн по фасаду и семнадцать по бокам, окружая храм, устремлялись к синему небу. На восточном и западном фасадах ряды колонн удваивались, и над ними возвышались скульптурные фронтоны.

- Войдем внутрь, братишка, - сказал Каллий, - и ты увидишь еще одно чудо, созданное Фидием...

Окруженная с трех сторон двойным портиком предстала богиня Афина. Она стояла незыблемая в прямых складках своего золотого пеплоса. Ее левая рука покоилась на щите, обвитом кольцами змеи, правая держала фигуру Победы из слоновой кости и золота. Шлем, украшенный рельефными фигурами, заканчивался высоким гребнем, а нагрудник пеплоса был украшен страшной маской Горгоны, дочери морского божества, со змеями вместо волос, взгляд которой превращал, по преданию, людей в камень. Статую поставили так, чтобы лучи солнца падали через открытые двери храма прямо на сверкающую одежду и бледное, спокойное лицо богини.

- Вот она, Лин, - почти прошептал Каллий, не отводя взгляда от прекрасной скульптуры.

Озерецкая Е. Олимпийские игры, с. 18-22.

Древнегреческие поэты о шедеврах искусства

 На Фидиева "Зевса" 

 Бог ли на землю сошел и явил тебе, Фидий, свой образ, 
 Или на небо ты сам, бога чтоб видеть, взошел? 
 
 Филипп Фессалоникский
 
 На "Телку" Мирона 

 Овод, обманут Мироном и ты, что стараешься жало 
 В неуязвимую грудь медной коровы вонзить? 
 Не осуждаю тебя - что для овода в этом дурного, 
 Если самих пастухов ввел в заблуждение Мирон?
 
 Юлиан Египетский

Античная лирика, с. 301, 322.

Древнегреческий философ Демокрит

Демокрит жил за городом. Несколько членов абдерского совета проводили Гиппократа через рыночную площадь и по людным улицам большого и оживленного приморского города на окраину.

Путь к дому Демокрита вел за город к берегу залива. За башней, возвышавшейся над городской стеной, Гиппократ увидел высокий холм, заросший тенистой рощей тополей, и платанов. На вершине холма стоял живописный маленький храм, почти закрытый диким виноградом. Гиппократ и абдериты поднялись на этот холм и стали спускаться по платановой аллее.

Они увидели у подножия холма жилище Демокрита и самого философа. Он сидел на камне в тени платана в простой домашней одежде, бледный, с косматой боррдой. На коленях он держал развернутый папирусный свиток, несколько свитков лежало возле. Под навесом рядом с ним были видны туши каких-то животных. Демокрит с увлечением работал. Для того чтобы писать на папирусе, лежащем у него на коленях, ему приходилось низко наклонять голову.

Иногда он переставал писать, вскакивал и останавливался в глубоком раздумье, что-то шепча про себя. Затем он начинал ходить взад и вперед, иногда подходил к навесу, рассматривая внутренности животных, клал их на место и снова в задумчивости садился на камень.

В это время к Демокриту подошла красивая молодая женщина и подала ему кусок хлеба с сыром. Демокрит, не поднимая головы, взял у нее хлеб из рук и стал его есть, продолжая писать.

Гиппократ, абдериты и вслед за ними незнакомец стали спускаться с холма.

- Однако же у него есть жена или рабыня, которая за ним ухаживает, - сказал Гиппократ. - Он вовсе не запустил свое хозяйство.

- Ничего подобного, - сказал один из абдеритов, - он и не думает о браке, у него нет ни одного раба. Эта женщина - Деркето - жена его раба, отпущенного на волю, поэта Диагора. Они живут поблизости, и она приносит Демокриту пищу и заботится о нем. Если бы не она, он давно умер бы с голоду. Ну разве ты не видишь, что он сумасшедший?

- Нет, пока не вижу.

- Да что ты! Какой же человек, если он в своем уме, станет резать животных и часами рассматривать их, хотя эти животные ни в пищу, ни для гадания по внутренностям не годятся. Кто, как не сумасшедший, станет целые месяцы проводить в одиночестве, не заботясь о пище и не испытывая голода? Демокрит не смотрит за своим виноградником - в нем бродят козы и поедают его, сад и огород сплошь заросли бурьяном.

- Все это еще не говорит о сумасшествии.

- Ах, тебе мало этого! Но Демокрит не признает того, что известно всем людям. Все знают, что дождь посылают людям боги, чтобы рос хлеб. А он заявляет, что дождь происходит от того, что ветер гонит тучи. Если туча наскочит на другую и прорвет ее, из нее льется вода - это и есть дождь. Он говорит, что боги не наказывают людей за дурные дела, что законы не даны людям богами с самого начала мира, а что люди эти законы придумали. И, наконец, он считает, что весь мир состоит из огромной пустоты и мельчайших тел самой различной формы. Он называет их атомами. Все предметы, которые мы видим, по его мнению, только соединения таких телец.

Лурье С. Я., Ботвинник М. Н. Путешествие Демокрита. М., 1964, с. 154-156.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"