Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Вступление

Безгранична творческая фантазия художника. Ей подвластны и неведомые глубины вселенной, и самые отдаленные уголки земного шара, куда не стлллллллупала еще нога пытливого путешественника. Фантазия, идущая рука об руку с наукой, преодолевая пространство и время, получает порой дар чудесного провидения. Мысль художника, устремленная в будущее, открывает новые миры, предсказывая удивительные по своей смелости грядущие завоевания человеческого разума. Границы веков отступают перед счастливым обладателем "литературной чудесной лампы" (Бальзак), и взору читателя открываются картины, давно ставшие достоянием истории.

Для советского исторического романа характерен интерес к выдающимся деятелям прошлого ("Пушкин" Ю. Тынянова, "Петр I" А. Толстого, "Абай" М. Ауэзова, "Навои" Айбека, "Наливайко" И. Ле, "Святослав" С. Скляренко...). Творчески развивая его традиции, украинский писатель Антон Хижняк в основу сюжета "Даниила Галицкого" кладет подлинные события, происходившие в юго-западных русских землях в первой половине XIII века. Сюжетная рамка повествования ограничена двумя важными вехами в истории Галицко-Волынской Руси - гибелью князя Романа Мстиславича (1205) и смертью его сына Даниила Романовича (1264). Таким образом, события, затронутые в романе, охватывают почти шестьдесят лет.

А. Хижняк не случайно выбрал этот период в истории Галичины и Волыни. Именно эти годы соответствуют наибольшему экономическому и культурному расцвету Юго-Западной Руси и являются периодом упорной борьбы князя Даниила Галицкого с иноземцами и крамольными боярами. Хронологические рамки сюжета предопределили широту художественного изображения, эпическую манеру письма. В данном случае хронологический принцип совпадал с той задачей, которую ставил перед собой писатель. Эпическая широта изображения, как правило, соответствует значительной протяженности сюжета. Эпичность тяготеет к историзму, к охвату напряженных событий в истории того или иного народа.

Украинская литература дважды до Хижняка обращалась к истории Галицко-Волынской Руси XIII века. Первый раз - в дооктябрьский период, - это сделала Катря Гриневичева в повести "Шлемы на солнце".

Взяв за исходную дату своего повествования 1205 год, писательница обратилась к событиям, которые происходили непосредственно после смерти Великого Романа. Смутное время, когда подняли головы крамольные бояре, а иноземцы - венгерский король Андрей II и польский король Лешко Белый - решили поделить земли Галичины и Волыни, - вот круг событий, определивших сюжетную канву повести К. Гриневичевой. Хронологические рамки ограничены лишь двумя датами: 1205 и 1206 годы. Естественно, что в данном случае трудно говорить о широте художественного полотна, о развернутой хронике исторических событий.

Во время Великой Отечественной войны известный украинский поэт М. Бажан выступил с поэмой "Даниил Галицкий" (1942). В задачу художника не входило объемное изображение многих событий, связанных с деятельностью прославленного князя. М. Бажан выбрал лишь один эпизод - разгром немецких рыцарей под Дрогичином (1238). Напряженность сюжета и романтическая приподнятость манеры письма позволили поэту создать яркий образ Даниила-полководца, мужественно выступившего на защиту родных земель. Конечно, за рамками поэмы остались очень важные моменты истории юго-западных земель Руси, что не противоречило авторскому замыслу.

Примерно в то же самое время, когда увидела свет поэма М. Бажана, а А. Хижняк задумал свой роман, русский прозаик А. Югов обращается к образам двух великих князей - Даниила Галицкого и Александра Невского. В его романе "Ратоборцы" (1944-1948) воскрешаются события начала XIII века. Хронологические рамки произведения: 1245 год (разгром войск венгерского короля Белы IV под Ярославом) - 1263 год (кончина Александра Ярославича).

Роман А. Югова охватывает почти двадцатилетний период в истории Руси XIII века. Действие происходит и в южнорусских, и в северных княжествах, и в знаменитом тогда городе Владимире-на-Клязьме, где княжит брат Александра Невского Андрей, женатый на дочери Даниила Галицкого. Несмотря на то, что сюжет "Ратоборцев" ограничен лишь двадцатью годами, события, которые упоминаются в этом произведении, охватывают почти шестьдесят лет (1205-1263). Однако прямого, непосредственного изображения этих событий - смерти князя Романа, борьбы Даниила с боярством, битвы на Калке и т. д. - в романе нет. Автор использует прием "обратного хода", когда строгий хронологический принцип нарушается вставными эпизодами, как правило носящими характер воспоминаний геров.

В отличие от К. Гриневичевой и А. Югова, А. Хижняк стремится максимально расширить хронологию произведения и охватить по возможности больший период времени, связанный с жизнью и деятельностью Даниила Галицкого. Естественно, что и в этом случае возможны какие-то пропуски реальных событий, некоторая перестановка их. Но главная задача состоит в том, чтобы в романе нашли свое отражение основные переломные моменты эпохи. Такими историческими вехами являются в произведении А. Хижняка смерть князя Романа, вызвавшая боярскую смуту, бегство Романовой вдовы Марии с малолетними князьями Даниилом и Василькой во Владимир-Волынский, борьба галичан с войсками венгерского короля Андрея II и польского короля Лешка Белого, поход Мстислава Удалого из Новгорода к Днестру на помощь галичанам, битва на Калке, разгром немецких рыцарей под Дрогичином, захват татарами Киева, Ярославская битва, поездка Даниила к хану Батыю в Сарай, переговоры галицко-волынского князя с папским легатом, смерть князя Даниила.

Эти узловые моменты истории юго-западных русских земель, которые отразил в своем романе А. Хижняк, как нельзя лучше передают напряженность обстановки, в которой живут и действуют герои произведения.

"Художник-писатель не может с одинаковым интересом, с одинаковым чувством и с одинаковой страстью относиться к различным персонажам, точно так же, как художник в живописной картине тоже не может иметь несколько центров... В каждой картине должен быть центр. Центром является смысл картины, ее идеология. Это, конечно, очень трудная для художника вещь, но основная"*.

* (Алексей Толстой. О литературе. - Советский писатель. М., 1956, с. 208-209. )

Таким идейным центром романа А. Хижняка являются сложные общественно-политические и экономические факторы, которые предопределили судьбы и поведение как реальных исторических героев, так и вымышленных персонажей. Сюжетным же центром является образ князя Даниила Галицкого.

У многонационального советского исторического романа есть одна, пожалуй, общая традиция - стремление изобразить эпохи бурных социальных потрясений. И это далеко не случайно. Именно в эти периоды поднималась сила народная, появлялись те крупные государственные деятели, полководцы, предводители крестьянских восстаний, которые и поныне являются нашей национальной гордостью и которые воплотили в себе лучшие черты народного характера. И если говорить о национальной специфике исторического романа, то прежде всего это будет разговор о раскрытии образа главного героя, показанного в типических для своего времени обстоятельствах.

Понятие "национальный характер героя литературного произведения" весьма емкое и широкое. Оно включает в себя прежде всего то лучшее, что присуще данному народу. И в то же время образ этот индивидуализирован, то есть наделен теми чертами, которые свойственны данной личности. Соотношение общего и частного находится сложном диалектическом единстве, что и составляет сущность реалистического образа.

Принцип создания реалистического образа подлинно исторического лица имеет свою специфику и свои закономерности. Эпическая широта и размах, сочетаясь с детально выписанными чертами индивидуального характера, и создают иллюзию живого человека, воскрешенного творческой фантазией писателя.

Историческая личность конкретна, она действительно существовала, принимала участие в подлинных событиях, связанных с историей того или иного государства. И все это должно отразиться в историческом повествовании. Писатель не может игнорировать правду истории, правду летописей и документов. В этом смысле исторический романист связан материалом, но ни в коем случае он не может оставаться рабом этого материала.

Роль домысла и вымысла огромна. Писатель может по своему усмотрению переставить отдельные факты истории, в ряде случаев он даже домысливает биографию подлинно существовавшего человека. Но это должно быть не искажением истории, а творческим, художественным осмыслением ее. Общий смысл, который вкладывается в образ, не есть результат писательской фантазии, ибо в этом заключено истинное, объективное значение выдающегося деятеля. Индивидуализация, как правило, - плод авторского домысла, но это частное лишь подчеркивает и выявляет тот обобщенный смысл, который несет в себе образ.

Хронология сюжета, включающая важнейшие события первой половины XIII века, определяет и композицию образа Даниила, и эволюцию его характера. Великий князь показан в самых различных ситуациях - на поле битвы, в княжеском тереме, на строительстве города Холма, в ставке татарского князя хана Батыя, в труднейших дипломатических переговорах с папским послом.

Опираясь на данные летописи, А. Хижняк вводит в повествование реальные факты, связанные с деятельностью князя. Иногда автор прямо следует за летописными источниками, иногда видоизменяет, трансформирует их.

А. Хижняк показывает князя Даниила не только как ратоборца и политика, строителя новых городов, но и раскрывает духовный облик деятеля, вознесенного на вершину славы законами исторического развития. Автор показывает взаимоотношения своего героя с боярами, горожанами, смердами. По-разному ведет себя с ними Даниил, и А. Хижняк, психологически точно мотивируя его поступки, всегда помнит о том, что князь - представитель правящего феодального класса. И в этом смысле автор очень тонко пользуется той изобразительной манерой, которая позволяет сделать образ ярким и в то же время противоречивым, как оно и было на самом деле. Не модернизация исторической личности, а раскрытие ее духовного мира, ее поступков, без искажения исторической правды, - вот ключ к созданию правдивого реалистического образа выдающегося деятеля прошлого.

Мстислав - это олицетворение феодального идеала воина. Он сразу же соглашается идти на Галич, чтобы изгнать оттуда иноземцев. Мстислав Удалой храбр и честен, но нередко властолюбие привыкшего повелевать владыки одерживает верх над разумом. Мстислав очень доверчив. Бояре легко опутывают его лестью и ссорят с Даниилом. И лишь на смертном одре осознает Удалой, что был не прав: "Виноват... я перед Даниилом, гневался на него, а вижу теперь, что во всем повинны крамольные бояре, - нашептывали против Даниила".

Сам по себе Мстислав Удалой, разумеется, понимает необходимость объединения; недаром перед битвой на Калке, возмущаясь поведением князей, он говорит: "Поотворачивались, грызутся, как псы! А в битве не так надо. Растопыришь пальцы - откусят по одному. Кулаком врага надобно бить. А они всяк себе..." И все-таки он не может подняться над укоренившимися в его сознании феодальными представлениями о долге и чести и становится жертвой боярских интриг.

Другое дело крамольные бояре: Судислав, Глеб Зеремеевич, Семюнко Красный, Глеб Васильевич и другие. Это яркие представители феодалов, борющихся с централизованной княжеской властью, льстивые, коварные и жестокие люди.

Все исторические и вымышленные персонажи тяготеют к единому сюжетному центру - образу Даниила Галицкого. Это тяготение правомерно художественно и исторически оправдано. Именно вокруг великого галицко-волынского князя и концентрируются герои, которые либо помогают ему, либо противоборствуют его деятельности. Отношение к Даниилу, собственно, и определяет их политическую позицию - прогрессивную или реакционную.

А. Хижняк глубоко раскрывает прогрессивную роль Даниила Галицкого в истории юго-западных русских земель. Но его деятельность - полководца, дипломата, политика - отнюдь не озн ачала, что Даниил был "народным князем", хотя многие начинания его объективно совпадали с интересами трудового люда. Они не могут снять тех противоречий, которые неизбежно должны были возникнуть между Даниилом и представителями трудового населения - смердами и закупами. Проблема отношения власти к народу, а следовательно и положения угнетенных масс в условиях феодализма, раскрывается через систему вымышленных образов (Твердохлеб, Смеливец, Теодосий, Людомир, Иванко, Роксана и т.д.). По своей значимости эти герои не равноценны. Есть среди них и совсем эпизодические, есть и такие, что тесно связаны с образом Даниила и основными историческими событиями.

Судьбы этих героев в большинстве своем трагичны, как трагична была судьба смерда или холопа, целиком зависящего от своего господина. Гибнут Людомир, Роксана, Иванко. Тяжела и безрадостна доля угнетенного простолюдина. А ведь именно они, эти подневольные люди, - творцы истории, именно они, не жалея живота своего, в минуту опасности поднимаются на борьбу за отчизну. И, опираясь на них, зная, что без помощи народной он бессилен, Даниил все-таки всегда остается самим собой - князем, феодалом-угнетателем. Он казнит Иванку, храброго ратника, лишь за то, что смерд поднял руку на тиуна, а ведь сам же князь еще совсем недавно доверил Иванке дело государственной важности - ехать с посольством в Великий Новгород к Мстиславу Удалому. "Казнить! - в гневе говорит он. - Чтобы другим неповадно было. Смердам потакать нельзя".

Верный художественной правде, А. Хижняк психологически тонко рисует волнение Даниила, который отправил на плаху своего преданного воина, не внял мольбам Роксаны, вынянчившей князя. Не может феодальный владыка помиловать смерда, нарушившего закон, установленный богом и господином. Но где-то в глубине души мучат его тревога и сомнение. "Пожалей! - думает Даниил. - Тогда и другие полезут, будут терема жечь... А как рыдала Роксана, как ползала в ногах!"

Даниил мчит лесом, и его преследует страдальческий голос Роксаны. Князь бьет коня и еще быстрее летит вперед, но голос Роксаны по-прежнему звучит в его ушах: "Княже! Что ж ты делаешь? Я же тебя вынянчила..."

Нет, не едины в помыслах своих великий князь и подневольные смерды. На разных концах феодальной лестницы находятся они, разные у них жизни и судьбы, разные представления о справедливости.

"Где же я правду найду, ежели нас за людей не считают", - кричит на суде Иванко. И это страстное стремление народа к правде пронизывает все произведение, наполняя его трагизмом и верой в торжество счастья. Может быть, поэтому так оптимистично звучат слова Теодосия, заключающие роман: "Будем и впредь ковать счастье земли Русской".

Несмотря на то, что сюжетным центром романа является образ Даниила Галицкого, народ играет огромную роль в повествовании. Образ народа - не только собирательный образ участников баталий и восстаний. Большое место в произведении занимают индивидуализированные образы представителей народной массы - смердов и холопов. Все это вымышленные персонажи, но их судьбы типичны для своего времени. Историческая активность этих героев художественно оправдана, ибо они волей писателя втянуты в те события, которые наиболее характерны для истории Галицко-Волынской Руси XIII века.

Ю.Розенблюм

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"