Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

11. Верноподданные

Придворный медик Виллье, неотлучно находящийся при Александре I, с беспокойством замечал, что в последний день смотра Второй армии у царя вокруг глаз легли темные обручи усталости и вся фигура как-то обмякла.

Видимо, и всех утомил затянувшийся смотр До семидесяти тысяч людей - пехота, кавалерия и артиллерия - маневрировали на пространстве в несколько квадратных верст, то распадаясь на длинные цепи, то сливаясь в правильные каре.

Проходящие войска, выдвигая вперед свои оркестры, располагались полукругом у огромного царского павильона.

За павильоном на высоких строганых скамьях, пахнущих отсыревшими досками и смолой, сидели дамы. Их смех и возбужденные голоса смешивались с рявканьем и откашливаньем тромбонов, валторн и взвизгиванием корнетапистонов.

У походного аналоя стояли два священника. Дежурные офицеры суетились у обеденных столов. И все это шумело, гудело, двигалось и ослепительно сверкало.

Сверкали начищенные трубы духовых инструментов, сверкали золотые погоны, бахрома эполет, звезды, ордена, иконы, хоругви, драгоценные украшения женщин, бутылки и бокалы, вазы и серебро ножей и вилок.

Командующий армией граф Витгенштейн нетерпеливо следил за мерно катящимися волнами войск.

В начале смотра он испытывал к солдатам глубокую благодарность за то, что они так же, как и он, стремились показать царю, что армия Витгенштейна находится в образцовом порядке. Но к концу смотра это чувство рассеялось под влиянием усталости и голода.

Витгенштейн, как и большинство офицеров, все чаще поглядывал в сторону Тульчина, где на обширном поле виднелись искусно сделанные из соломы павильоны с белеющими скатертями обеденных столов.

Когда мимо царя проходила бригада, которой командовал Волконский, Александр окликнул его:

- Я очень доволен вашей бригадой, мсье Серж,- проговорил он вполголоса.- В полках сказались следы ваших трудов. И по-моему,-совсем понизил царь голос,- для вас гораздо выгоднее продолжать эти труды, нежели заниматься устройством моей империи, в чем, извините меня, вы и толку не имеете.

Волконский молча поклонился.

"Неужели он знает о Тайном обществе? - подумал он.- Это надо будет непременно выяснить..."

Отвернувшись от Волконского, царь обратился к начальнику штаба Киселеву тоже с выражениями благодарности за усердную службу:

- Не знаю, чем вас и наградить, Павел Дмитриевич? Другому подарил бы земли или людей, но вы ни когда этого не просите.

Киселев тонко улыбнулся.

- Я знаю, государь, что вы охотно дарите, но не уважаете тех, кто принимает дары. Мне же уважение ваше дороже денег.

Александру понравился ответ. Он улыбнулся и снова навел лорнет на войска.

Проходило последнее каре. Александр подозвал к себе полковника и что-то сказал ему. Полковник, сделав под козырек, круто повернул высокого серого коня. Тот взвился, и сильное его копыто задело царскую ногу.

Александр поморщился. Мгновенно вокруг него образовался рой блестящих мундиров. Злополучного полковника оттеснили несколько офицеров и штатских, которых до этого момента не было заметно.

Царь, чуть побледнев, что-то сказал дежурному генералу и медленно направился к колыхающимся хоругвям. За ним, как хвост за павлином, двинулась пышная, пестрая свита.

После молебна Александр, чуть-чуть прихрамывая на ушибленную ногу, пошел в павильон.

Заиграла музыка. Царь занял место в середине стола.

Над его креслом возвышалось лучистое сияние, устроенное из штыков, пик и сабель.

Сейчас же возле царя появился Аракчеев.

Среди нарядных свитских мундиров Аракчеев, в своей старой, полинявшей шинели и фуражке с тусклым козырьком, выделялся, как ржавая лейка среди клумбы.

- Обезьяна,- шепнул Басаргину князь Барятинский.- Ничего подобного не мог себе представить.

Многие из присутствующих тоже впервые видели жестокого сподвижника Александра и с любопытством его рассматривали.

Аракчеев поражал своей отталкивающей внешностью. Безобразны были его толстые, мясистые уши, огромный нос со вздутыми сизыми ноздрями и всегда мокрые широкие губы. Взгляд его мутно-серых глаз колол своей злобной подозрительностью.

Свояченица генерала Киселева, хорошенькая княжна Потоцкая, шепнула сестре:

- Какое чудовище! И эти отвратительные губы! Брр...- брезгливо вздрогнув, она плотнее закуталась горностаевой мантилькой.

- Тише, Ольга,- испуганно ответила Киселева и чуть слышно прибавила: - Ужасен! Сущий оранг утанг...

Хлопнули первые пробки шампанского. Витгенштейн провозгласил здоровье царя. Музыка заиграла туш. Артиллерийские и ружейные салюты раскатисто громыхнули по степи. Десятки тысяч солдатских глоток выдохнули троекратное "ура". И только после этого людям скомандовали: "Вольно!"

Эта команда будто выдернула стальной стержень, на котором держалась вся парадная напряженность. Измученные солдаты врассыпную побежали к палаткам и кухням. Не успели отойти затекшие от однообразного положения мускулы шей, плеч и спин, как над толпой уже всплескивались шутки и смех.

- Гляди, хохол, в генералы произведут,- зубоскалил коренастый рядовой над марширующим уже по инерции товарищем.

- Чего не бувае,- флегматично ответил украинец.

- Вань, гляди, аль не несут ли и нам с царского стола? У меня что-то глаз запорошился, не видать ничего,- подтрунивал другой над товарищами, которые, отхлебнув обычных щей, сплюнули.

- Хоть бы для праздника вкусней чем попотчевали.

Снова грянул орудийный салют.

- Чего же не орете, черти? - выругался взвод" ный.- Хотите, чтоб из-за вас и меня упекли.

- Ура! - злобно закричали солдаты.- Ура, ура!

- Слышите, ваше величество, восторженные клики? Они лишь слабое выражение той преданности, которой переполнены сердца всей армии, от командного состава до последнего рядового,-продолжал свою речь Витгенштейн.

Александр позволил слезам пролиться на блеклую голубизну глаз и с растроганным видом благодарил главнокомандующего.

Уже за обедом стало известно о наградах и передвижениях по армии. Поражались тому, что Александр неожиданно милостиво отнесся к Киселеву, недавно убившему на дуэли одного из друзей юности царя. Говорили о Михаиле Орлове, который на замечание царя о том, что в 16-й дивизии "в людях заметно неблагоприятное направление духа", так взглянул на него, что тот, оборвав себя на полуслове, вонзил шпоры в своего белого коня и поскакал дальше.

Слушая застольные речи, царь делал вид, что верит всем этим излияниям, и улыбался той присущей ему "прельстительной" улыбкой, которую каждый мог принять на свой счет.

После того как Александр провозгласил тосты, сначала в честь Витгенштейна, потом в честь Киселева, Аракчеев сердито почесал свой огромный нос и заерзал на месте.

Дождавшись, когда улегся взрыв возгласов, вызванных последним царским тостом, он, держа по привычке голову набок, обратился к Киселеву своим гнусавым голосом:

- Радуюсь за вас, Павел Дмитриевич, что его величество так вами доволен. Желал бы я поучиться у вашего превосходительства, как угождать государю. Позвольте мне приехать для этого к вам во Вторую армию. Даже не худо было бы, если бы ваше превосходительство взяли меня на время к себе в адъютанты.

Аракчеев улыбался, но улыбка эта походила на угрожающий оскал.

"Дорого обойдется Киселеву царский комплимент",- подумали многие и с напряженным вниманием ждали ответа начальника штаба.

Александр, все время переглядывавшийся с хорошенькими женщинами, тоже обернулся к Киселеву.

Тот поднялся.

Его жена нагнулась к сидящему рядом с ней Басаргину и быстро зашептала:

- Ради бога, передайте скорее мужу, чтобы он был осторожней.

Киселев заметил испуг жены и успокоил ее взглядом.

- Что же, граф,- раздался его голос,- милости просим погостить во Второй армии. А вот относительно того, чтобы взять вас в адъютанты,- извините. После этого вы можете пожелать и меня своим адъютантом.

А я этого отнюдь не желаю...

Послышался смех. Улыбнулся томно и Александр.

Аракчеев пробежал по лицам сверлящим из-под нависших бровей взглядом и хотел было привычным жестом поковырять в широких ноздрях, но спохватился и только так воткнул в ростбиф вилку, что она с визгом скользнула по тарелке.

Царь снова обратился к Киселеву:

- Мы с графом приглашаем ваше превосходительство посетить вместе с нами украинское военное посе ление.

Киселев почтительно поблагодарил за приглашение.

- Эта дама рядом с Басаргиным жена Киселева? - тихо спросил царь Аракчеева.

- Направо - жена, а слева - свояченица. Изволите видеть, ваше величество,- писаная красавица. К ней молодой Нарышкин сватается.

Нарышкин приходился близким родственником Марии Антоновне Нарышкиной, с которой Александр находился в долголетней связи. Услышав ее фамилию, царь глубоко вздохнул. Ему вспомнился последний вечер у Марии Антоновны на ее даче под Петергофом. Милые глаза. Полная белая рука, нежно охватившая его плечо, и ласковая угроза: "Смотри же, если не приедешь долго - велю нашей дочурке разлюбить тебя. Да я и сама не могу, если тебя подолгу не вижу..."

- Наш губернатор Милорадович без памяти влюблен в эту красавицу,- шептал царю Аракчеев, облизывая и без того мокрые губы.- Говорят, что для ее потехи скачет на одной ножке и кричит петухом.

Ольга Потоцкая, заметив, что Аракчеев то и дело поглядывает на нее, инстинктивно сжалась. Но тотчас же рассердилась за это на себя и постаралась выдержать залоснившийся аракчеевский взгляд.

- Ведь и то сказать, ваше величество, разве для этакой женщины не наделаешь глупостей...

- Да, чего для нее не сделаешь,- думая о своей незаконной дочери, вслух повторил царь слова Аракчеева и предложил тост "за прекрасных дам".

Аракчеев первый закричал "ура".

- "Без лести предан",- шепнул о нем Барятинский Басаргину.

- Да, этот бес лести предан чрезмерно,- отвечал тот.- Ведь для Аракчеева острый нож то, что царь зовет в поездку по военным поселениям Киселева. А смотрите, как юлит.

Обед тянулся не так долго, как ожидали. Царь явно чувствовал недомогание и время от времени дотрагивался до ушибленной ноги. Считая нужным показать себя обеспокоенными этим, многие понизили голоса и прогнали с лиц оживление.

Наступал ранний вечер. Вся степь и соломенные павильоны зажглись заревой алостью. Подул свежий ветер, и белые скатерти на столах забились и, завернувшись с наветренной стороны, опрокинули несколько бокалов. Виллье посоветовал царю ехать не верхом, а в коляске, чтобы не повредить ушибленной ноги. Царь послушался. В то время как он осторожно усаживался на широком сиденье, экипаж окружила блестящая толпа.

Александр расточал любезные улыбки, покуда рядом с ним не уселся Аракчеев.

- Я бы этого полковника не то что сквозь строй прогнал, а четвертовал бы, мерзавца,- прогнусавил Аракчеев Витгенштейну.- Истинно говоря, не верю я, что он не преднамеренно ушиб государя. Ведь полковник-то полячок...- дернул себя за нос Аракчеев и сердито отвернулся.

После отъезда царя искусственно приглушенное в конце обеда оживление вспыхнуло с новой силой.

Вновь запенилось шампанское. Заиграла музыка, и зазвенел женский смех.

Общество разбилось на отдельные группы.

Некоторые вышли из павильонов и любовались уже побледневшей зарей. На ее желто-зеленом фоне дымились и вспыхивали много-численные лагерные костры. Возле них особенно четко вырисовывались солдатские силуэты.

Пестель, все время державшийся в стороне от своих друзей, подошел к группе, в которой находились Волконский и Сергей Муравьев.

Еще во время обеда главнокомандующий сказал Пестелю, что царь доволен выправкой, амуницией, подвижностью и ловкостью солдат Вятского полка и приказал передать его командиру - полковнику Пестелю - свою благодарность.

Об этом, видимо, уже знали, потому что Волконский встретил Пестеля ироническим замечанием:

- Выходит, Павел Иваныч, что сочинитель "Русской правды" больше всех угодил государю.

- Сарказм,- поморщился Пестель.- А ваши дела, кажется, хороши, князь? Государь так благосклонно говорил с вами.

- Но что говорил! - ответил Волконский.

Передав разговор с царем, он просил совета, как поступить: сделать вид, что не понял намека, или выяснить значение царских слов.

- Конечно, попытайтесь выяснить,- сказал Пестель.- Я убежден, что он многое знает. А теперь нам неудобно держаться вместе. Жду вас всех вечером к себе.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"