Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

43. На Черной речке

В кондитерской Вольфа, где, несмотря на середину дня, горели китайские фонарики, в клубах табачного дыма Данзас не сразу нашел Пушкина.

Поэт сидел в отдаленном углу у круглого стола, склонив голову на руку. Перед ним стояла бутылка с недопитым лимонадом и пустой стакан.

- Давно ль ждешь? - подойдя сзади, спросил Данзас.

Пушкин вздрогнул.

- Как это я не заметил, когда ты вошел! - проговорил он, с тревогой глядя на Данзаса.- Надеюсь, все улажено?

- Да, все,- тяжело опускаясь на стул, ответил Данзас и велел подошедшему слуге подать чаю.

- Вот погляди текст условий, которые мы выработали с д'Аршиаком,- Данзас достал из кармана лист веленевой бумаги и положил его перед Пушкиным на мраморный столик.

- Заранее одобряю,- кладя на бумагу руку, проговорил Пушкин. Но Данзас настаивал, чтобы он непременно прочел ее.

Пушкин неохотно развернул твердую, как пергамент, бумагу, точно такую, на какой раньше получал приглашения из французского посольства на балы и вечера, и быстро просмотрел условия. Их было шесть:

"1. Противники становятся на расстоянии двадцати шагов друг от друга, за пять шагов назад от двух барьеров, расстояние между которыми равняется десяти шагам.

2. Вооруженные пистолетами противники, по данному знаку, идя один на другого, но ни в коем случае не переступая барьера, могут пустить в дело свое оружие.

3. Сверх того принимается, что после первого выстрела противникам не дозволяется менять место для того, чтобы выстреливший первым огню своего противника подвергся на том же расстоянии.

4. Когда обе стороны сделают по выстрелу, то в случае безрезультатности поединок возобновляется как бы в первый раз: противники становятся на то же расстояние в 20 шагов, сохраняются те же барьеры и те же правила.

5. Секунданты являются непременными посредниками во всяком объяснении между противниками на месте боя.

6. Нижеподписавшиеся секунданты, облеченные всеми полномочиями, обеспечивают каждый за свою сторону, своей честью строгое соблюдение изложенных здесь условий".

- Отличные условия,- похвалил Пушкин,- особливо четвертый пункт.

- Д'Аршиак много упорствовал на недопустимости каких-либо объяснений между тобой и Дантесом,- сказал Данзас,- но, имея в виду не упускать все же надежды

К примирению, я настоял, чтобы при малейшей к тому возможности...

- Не бывать такой возможности,-перебил Пушкин, и все лицо его вспыхнуло гневом.-В каком часу поединок?

- В пятом,- коротко ответил Данзас и, достав из кармана брегет, долго глядел на его затейливый циферблат.

Пушкин через плечо Данзаса тоже посмотрел на стрелки и поспешно встал с места.

- Так нам пора ехать, Константин Карлыч,- проговорил он и постучал по краю стакана надетым на большой палец перстнем-амулетом.

Расплатившись, они вышли из кондитерской.

Поджидавший Данзаса извозчик откинул запорошенную снегом меховую полсть. Пушкин вскочил в сани вслед за Данзасом.

- Куда прикажете? - берясь за вожжи, спросил извозчик.

- Поезжай через Троицкий мост,- ответил Данзас.

- Уж не в Петропавловскую ли крепость ты меня везешь? - пошутил Пушкин.

- С превеликою охотой изменил бы наш маршрут даже в этом направлении,- с печальной серьезностью ответил Данзас.

- Экой жестокосердный,- искоса взглянув на него, улыбнулся Пушкин, и оба замолчали.

Как ни нахлобучивал Пушкин свою шляпу, его то и дело окликали знакомые. При выезде на Дворцовую набережную конногвардейский офицер Головин, отдав поэту честь, весело крикнул вдогонку:

- Опоздали, Александр Сергеич!

- Куда опоздал? - тревожно вырвалось у Пушкина.

И он приказал извозчику остановиться.

- Да ведь вы, наверно, на катанье с гор спешите,- улыбаясь, ответил Головин,- а там уже почти все разъехались.

- Экая жалость! - с облегчением произнес Пушкин, дотрагиваясь пальцами до края шляпы.- Ну, пошел, голубчик, пошел живее,- заторопил он извозчика.

Тот хлестнул лошадь, но не проехали они и десятка сажен, как из встречного нарядного экипажа зазвенел молодой женский голос:

- Мсье Пушкин, вы за Натали, наверно? А она уже уехала с катанья вместе с мадемуазель Гончаровой.

Пушкин с досадой поднял глаза на молоденькую графиню Воронцову-Дашкову, потом перевел взгляд на сидящую у нее на коленях японскую собачку с мордочкой полусовы, полумартышки и холодно ответил:

- Благодарю вас, графиня.- Обернувшись к Данзасу, он проговорил: - Скорей бы избавиться от этих ненужных встреч.

Данзас сохранял хмурое молчание, хотя и знал, что оно тяготит Пушкина. Но он не умел найти слов, которые не казались бы ему ничтожными в эти грозные минуты.

А Пушкин явно старался развлечь его. - Знаешь, Константин Карлыч,- говорил он,- этот повстречавшийся нам Головин удивительно схож с поручиком Зубовым, с которым я дрался на дуэли в бытность мою в Кишиневе. Кабы не Инзов, плохо бы кончилась для меня эта история. Кто-то донес о ней в Петербург, и Инзов пенял мне, что со мной одним ему куда больше забот, чем со всеми южнопоселенцами.

Когда сани поднялись на крутой хребет Троицкого моста, Данзас взглядом указал Пушкину на мчавшегося впереди них по Каменноостровскому проспекту лихача.

Над полированным задком саней виднелись фигуры седоков. Одна стройная, в военной шинели и кавалергардской треуголке с пышным, развевающимся по ветру султаном, другая в штатском, воплощение чопорности и элегантности.

- Отлично,- проговорил Пушкин, мгновенно узнав и Дантеса и д'Аршиака,- приедем одновременно...

Откинув за плечи медвежью шубу, Пушкин присел на холм, покрытый снегом, и рассеянно смотрел как д'Аршиак, не поднимая ног, продвигался по голубоватому в сумерках снегу, расчищая дорожку. Данзас отсчитывал за ним шаги. Дантес, отвернувшись, следил взглядом за парой ворон, качающихся на замерзших ветвях кустарника.

- Двадцать! - громко сказал Данзас и, сделав назад пять шагов, сбросил шинель на проведенную в этом месте сапогом черту.

Д'Аршиак отсчитал от нее еще десять шагов и тоже положил поперек свою шинель. Эти шинели обозначали барьер. Пушкин и Дантес стали на свои места. Щелкнул ключ у ящика с пистолетами, и через минуту сталь их потускнела в руках противников. Данзас, отходя спиною в сторону, взмахом перчатки сигнализировал начало поединка.

Пушкин, выставив грудь, сделал к барьеру несколько твердых шагов. Дантес сделал одним шагом меньше и нажал курок. Колкий удар в бок, а за ним огненный тол-шок в поясницу свалили Пушкина. Он упал, уткнувшись в снег лицом. Но через мгновение приподнялся, оперся на левую руку и медленно открыл плохо повинующиеся веки. Перед глазами на снежной дорожке стоял Дантес, а над ним и вокруг него плыли клочки каких-то оранжевых с зеленым радуг. Данзас и д'Аршиак кинулись к Пушкину, но он, не отводя глаз от Дантеса, проговорил раздельно и твердо:

- Attendez. Je me sens assez de force pour donner mon coup*,- и шарил обсыпанной снегом рукой, отыскивая пистолет.

* (Подождите. У меня хватит силы нанести свой удар (франц.). )

Данзас поднял его и, заглянув в забитое снегом дуло, взял из ящика другой. Когда он подал этот пистолет Пушкину, д'Аршиак пожал плечами: по его понятиям это нарушало дуэльный кодекс. Но он промолчал.

Дантес, стоя у барьера, выпрямился и прикрыл грудь рукой.

Еще один выстрел щелкнул в морозном воздухе. Дантес упал.

- Браво,- со вздохом удовлетворения произнес Пушкин и будто в истоме откинулся на снег.

Данзас наклонился над ним.

- Он убит? - спросил Пушкин, тяжело переводя дыхание.

- Нет, только ранен.

Брови Пушкина сдвинулись:

- Лишь бы нам только выздороветь, а тогда мы снова...- и, не договорив, потерял сознание.

Данзас подозвал насмерть перепуганного извозчика. Бережно приподняв раненого поэта, секунданты понесли его к саням. Когда извозчик тронулся, Пушкин застонал и медленно приоткрыл глаза, уже ушедшие в глубь орбит. Только на один миг он задержал свой взор на покрасневшем от его крови снегу и снова смежил отяжелевшие веки.

Дантес, раненный в руку, перевязав ее носовым платком, медленно шел к своему экипажу, оставленному у Комендантской дачи.

Вспугнутые выстрелами вороны вернулись на мерзлые ветви кустарника и закачались на них с важным спокойствием.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"