Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Из записок внука. (Вместо эпилога)

"...Когда началась Крымская война, Марья Николаевна прошла через трудное испытание. Сергей Григорьевич решил проситься рядовым на театр военных действий: проснулся боевой пыл в душе старого воина на шестьдесят четвертом году от роду. Все просьбы семьи остались тщетны, и только когда Марья Николаевна указала на все принесенные ею жертвы и во имя их просила и его принести жертву ей и детям, согласился он уступить и отказался от своего намерения. Но декабристы жили войной; с нетерпеливым трепетом следили они за известиями, увы, запоздалыми. Они не сомневались в благополучном исходе, они верили в торжество того оружия, которое низвергло Наполеона. Пока из далекого Крыма долетали отголоски боев под твердынями Севастополя, с Востока приходили вести о встречах наших китоловных судов с англичанами в устьях Амура и в Охотском море.

Но пыл старых воинов смирялся, надежды блекли...

В 1855 году умер Николай I...

Конечно, никому и в голову не приходило, что сын Николая даст амнистию тем, кто поднялся против его отца. Разрешение на приезд Марьи Николаевны в Москву было выхлопотано дочерью ее, Еленой Сергеевной, которая в это время жила там с тяжело больным мужем. Марья Николаевна, получив разрешение, заявила, что она только в том случае сочтет для себя возможным воспользоваться им, если ей будет дозволено вернуться обратно в Сибирь к мужу, который оставался там один, так как сын Михаил был в экспедиции на Амуре.

Но все же сердца декабристов и их близких лихорадочно бились надеждою..."

"В Москве на Спиридоньевке дочь Волконского, Елена Сергеевна, сидела в своей квартире за столом с братом, приехавшим из экспедиции для доклада своему генерал-губернатору. Раздался звонок. На имя Михаила Сергеевича Волконского повестка явиться к шефу жандармов князю Долгорукову.

Кратковременная всеобщая суматоха. Михаил Сергеевич спешит к Долгорукову. Входит в приемную. Пошли доложить.

Выходит шеф жандармов с пакетом в руке:

- Государь император, узнав, что вы находитесь в Москве, повелел мне передать вам манифест о помиловании декабристов, с тем чтобы вы его везли вашему отцу и его товарищам.

В тот же вечер отец мой выехал. Москва горела огнями, когда по той самой дороге, по которой двадцать девять лет тому назад Марья Николаевна ехала в кибитке, держа путь на Нерчинск, в тарантасе выезжал ее сын, везя с собою весть о прощении.

Никто еще никогда не совершал путешествия в Иркутск в столь краткий срок, как Михаил Сергеевич. Он ехал пятнадцать дней и несколько часов. Но эти последние часы он уже не мог ни сидеть, ни лежать - он ехал стоя на коленях.

Когда по пути его следования на дорогу выходили крестьяне и ссыльные, Михаил Сергеевич приказывал ямщику остановиться, читал поспешно манифест и, сопровождаемый сердечными напутствиями, мчался дальше.

За Уралом он повстречался с семьей умершего Василия Львовича Давыдова. Семье не препятствовали вернуться в Россию. С нею возвращалась и Улинька.

Уже наступила оттепель. Михаил Сергеевич подъехал к Ангаре ночью. Дул сильный ветер. Небо было хмурое, и тяжелые тучи громоздились по нему. Отец нанял баркас. Река вздулась, сильное течение уносило лодку влево, а город на горе все уходил вправо…

Наконец Михаил Сергеевич высалился, побежал вверх к городу. Знакомыми улицами мчался, запыхавшись, к знакомому дому.

Подбежал. Дернул звонок. Голос отца:

- Кто там?

- Я привез помилование!

Дверь отворилась. Они обнялись впотьмах. Сейчас же дали знать всем остальным. В эту ночь никто не спал…

Немногие воспользовались открывавшейся свободой: из ста двадцати одного в живых осталось девятнадцать…"

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"