Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 30

Несмотря на отказ Нарциссы, Жолондковский стремился добиться ее руки и надеялся в конце концов сломить упрямство девицы. Вдруг он узнал, что Нарцисса проявляет большую заинтересованность в судьбе Иванцова. Случилось это во время короткого отъезда поручика из Бухареста. Возбужденная Нарцисса появилась дома у Жолондковского и спросила:

- Куда вы дели Виктора Федоровича?

- Как это - куда дели? Ничего не понимаю, - развел руками полковник

- Спрятали или заточили?

- Нет, Нора... Он должен быть в Бухаресте. Может, его схватили румыны, обратитесь к ним.

- В отеле сказали, что Иванцов вчера в гостиницу не вернулся, а утром кто-то из номера забрал его вещи.

Жолондковский, конечно, знал, где находится Иванцов, но не хотел говорить Нарциссе.

- Этим вы ничего не добьетесь! - сказала она и направилась к двери. Жолондковский был так ошеломлен, что не стал ее удерживать.

Иванцов не появился и на следующий день. Дочь генерала встретила Фосса в баре и решила с ним поговорить. Может, Фосс, который называет себя разведчиком-интеллектуалом, бросил Иванцова в подвал для пыток?

- Что-то не видно Виктора Федоровича? - спросила она.- Может, опять устраиваете ему проверку?

- Идет борьба, а вдруг Иванцов окажется нашим врагом?

- Если отдали его Меснеру, он изувечит поручика.- Нарцисса достала папиросу, стараясь говорить спокойнее, не смотрела на Фосса.

- Не забывайте, дорогая, - сказал он, - война с большевиками не может вестись рыцарскими методами. Это схватка на уничтожение.

- Своих-то зачем трогать? - Нарцисса чувствовала, что от взгляда Фосса краснеет.

- Вы зря волнуетесь. Я против таких методов и никогда к ним не прибегал. - Фосс посмотрел на ее красивое лицо, на темные длинные ресницы и продолжил: - Вам я скажу, по секрету, разумеется. Иванцов жив-здоров и скоро вместе с Жолондковским выезжает в Берлин. Там у них деловая встреча с немцами.

- С Жолондковским?.. - еле слышно переспросила она.

* * *

В конце апреля Геруа получил телеграмму из Парижа, в которой говорилось о том, что в Бухарест должен был приехать немецкий офицер, представитель генштаба для переговоров по очень важному делу. Вскоре немец по имени Эмиль Юст привез письмо от Миллера.

Глубокоуважаемый и дорогой Александр Владимирович!

Эмиль Юст - один из ближайших сотрудников начальника германского штаба фон Шлейхера. Просим принять его ласково. Он хочет познакомиться именно с вами, считаясь с вашим авторитетом. Лично я могу только это желание приветствовать, как возможность установить контакт, основанный на предпосылке, что здоровая национальная Германия требует наличия национальной России. Лично г-н Юст считает, что нынешние вынужденные германо-советские отношения скоро изменятся. Конечно, как это свидание, так и содержание беседы с Юстом является тайной, иначе всякое начинание может быть убито в зародыше. Господин Юст сообщит вам, что вы можете писать мне через германское посольство в Бухаресте.

При встрече Юст заявил Геруа:

- Я имею к вам поручение от генерала Шлейхера. Скоро мы свергнем правительство и возьмем власть в Германии в свои руки. Мы против большевиков и ищем сближения с русскими национальными кругами.

Геруа ответил, что генерала Шлейхера он не знает, но слышал о нем. Геруа спросил Юста, известны ли ему немецкие генералы фон Гаммерштейн и фон Зеехт? Юст ответил уклончиво: эти генералы в отставке, а о его миссии в Бухарест к Геруа известно Гиденбургу и Гитлеру.

Юст изложил Геруа фашистскую программу: сокрушение в Германии коммунистов; прекращение выплаты репараций; аннулирование Версальского договора; укрепление Восточной Пруссии; равенство вооружения; занятие Данцигского коридора; разрыв отношений с Советами. Немцев нового направления очень интересует и Румыния.

Потом Юст познакомил Геруа с советником немецкого посольства в Бухаресте фон Киргольцем.

После многих тайных встреч Геруа и Юст составили соглашение о совместных действиях.

Через две недели после отъезда Юста в Бухарест прибыл Дурново Петр Петрович, сын бывшего царского министра внутренних дел, после Февральской революции семнадцатого года оберквартирмейстер при начальнике генштаба. Дурново был женат на дочери великого князя Павла Алексеевича. Он слыл опытным контрразведчиком с авантюристическими наклонностями. Дурново привез еще одно письмо от Миллера.

Глубокоуважаемый друг Александр Владимирович!

Поездка Дурново дает мне случай побеседовать с вами откровенно. Инициатива всех разговоров исходит от здешнего германского посольства, почему им и надо придавать известное значение. Они основаны на предположении, что для здоровой (читай - фашистской.- И. М.) Германии нужна здоровая Россия. База вполне приемлемая. Мы ничем не рискуем. Конечно, все это тайно. Здесь, кроме меня и Дурново, никто о них не знает и знать не должен. Таким образом, посвящены в них только мы трое, и это необходимо хранить в тайне от всех, ибо найдется немало лиц, которые могут помешать всему. С Францией нам не по пути. Что касается Германии, то мне представляется, что мы с нею сговоримся, ибо без возрождения национальной Германии невозможно возрождение национальной России и союза с ней.

Для меня очевидно, что эмиграция не сможет свергнуть большевиков, это сделают немцы. В этом весь смысл переговоров с ними.

Возвращаясь к вопросу о роли эмиграции, к сожалению, приходится признать, что она сейчас хуже организована.

Пишу все это не к тому, чтобы узнать вашу точку зрения, а просить вас хранить все переговоры в глубокой тайне.

Письма Миллера и встречи с немцами вызвали у Геруа мучительные размышления.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"