Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

57. Димитров допрашивает Геринга (Мария Пуйманова)

Мария Пуйманова (1893 - 1958). Игра с огнем. Роман (1948). - В кн.: Пуйманова М. Люди на перепутье. - Игра с огнем. - Жизнь против смерти. М., 1976, с. 419 - 420, 421 ("Библиотека всемирной литературы". Серия третья, т. 172).

М. Пуйманова - выдающаяся писательница Чехословакии. Печататься начала с 1917 г. Первое крупное произведение написала в начале 30 - х гг. Постепенно сближаясь с коммунистами, М. Пуйманова начинает регулярно печататься в центральном органе КПЧ газете "Руде право". В 1932 г. писательница впервые посетила Советский Союз. После освобождения Чехословакии М. Пуйманова вступила в КПЧ. Ей было присвоено звание народный художник Чехословакии.

Роман "Игра с огнем" - вторая часть трилогии. В романе превосходно изображены Лейпцигский процесс и трагический для Чехословакии 1938 год - Мюнхен и последовавшая за этим оккупация Чехословакии (март 1939 г.). Роман был удостоен Национальной премии Чехословакии.

Диктатор Германии стоит... широко расставив ноги в сапогах, блеск которых гипнотизирует: каждая нога - будто столб, будто два столба видит публика, орущая в воинственном опьянении свое "хайль". Огромных размеров галифе вздуваются. Пояс - это экватор на шаре живота. Короткие толстые руки Геринг упер в бока жестом бойкой торговки. "Он отвечает высокому, строгому, как мысль, человеку, которого стерегут два солдата. Господи, как же это получилось? Димитров со скамьи подсудимых допрашивает премьера Геринга! И вот, слово за слово, Димитров позволил себе вопрос: по какой причине полицейские чиновники вообще не расследовали, у кого Люббе жил и с кем он встречался за последние два дня до пожара. Этот вопрос, бог знает почему, так возмутил всемогущего свидетеля, что он, вспыхнув, раскричался. Поджигателей надо искать только среди коммунистов! Среди этих врожденных преступников, этой садистской сволочи, у них всегда было растленное мировоззрение!

Димитров, охраняемый с обеих сторон, подал голос:

- Известно ли господину премьер-министру, что партия, имеющая, по вашему утверждению, растленное мировоззрение, правит одной шестой частью мира?

- К сожалению, - хмуро бросил Геринг.

- А знает ли господин премьер-министр, что та экономическая система, какую осуществляет эта партия в Советском Союзе, вывела бы весь мир из нынешней нищеты и безработицы?

Геринг и немецкая публика рассмеялись от всего сердца.

- Отдает ли себе отчет господин премьер-министр в том, что заказы Советского Союза обеспечивают работу сотням тысяч немецких рабочих?

- Русские платят векселями, - перебил Геринг и захохотал. - Я, поверьте, предпочитаю наличные. Потому что с этими русаками никогда не знаешь...

- Советский Союз, - спокойно возразил Димитров, - находится в дипломатических отношениях с Германией. Известно ли это господину премьеру?

Геринг так и взвился.

- Ах вы мерзавец! Бродяга! Горлопан! Этот наглый иностранный сброд околачивается тут, поджигает наш рейхстаг и еще имеет дерзость меня поучать! Вы негодяй и ваше место - на виселице!

Председатель суда несчастен. Господин премьер-министр не отдает себе отчета в собственных словах. Конечно, он солдат, он несдержан в выражениях, но на суде так не говорят. За нашим процессом следит весь мир!

- Димитров, я запретил вам проводить коммунистическую пропаганду. Не удивляйтесь теперь, что господин свидетель так ослеплен негодованием.

- Наоборот, я очень доволен ответами господина премьер-министра, - весело бросает Димитров. - Однако, господин премьер, вы как будто побаиваетесь моих вопросов?

Геринг откачнулся всей своей тушей, но сейчас же, как бык, нагнул голову и угрожающе двинулся вперед.

- Я боюсь? - прохрипел он. - Мне вас бояться? Что вы себе разрешаете? Вон! Увести этого паршивого коммуниста! - рычал он в припадке ярости, и конвойные обступили обвиняемого.

- Свидетель не имеет права удалять меня! - крикнул Димитров.

- А ну-ка, выведите его в самом деле! - не помня себя, гаркнул председатель суда.

Какая дерзость! Какой срам!

премьер-министр погрозил кулаком вслед обвиняемому.

- Подождите, выйдете из-под охраны суда, тогда поговорим!

Тишина спустилась, как занавес, на переполненный зал, - неловкая тишина, какая бывает, когда человек в стремительном порыве обнажит перед всеми свои сокровенные мысли. Ein prachtiger Kerl dieser Goering*, да вот беда - не следит за своим языком. К сожалению, премьер-министр компрометирует себя. Это чувствовали даже самые страстные поклонники свастики из тех, кто рукоплескал Герингу, когда тот поносил коммунистов и смеялся над Димитровым, прославляющим Советский Союз.

*(Замечательный парень этот Геринг (нем.) (Ред.).)

...Грудь с грудью схватились эти двое - пламенный и трезвый Димитров с бешеным и спесивым Герингом. <...> "Подождите, выйдете из-под охраны суда". Слышали... как он проговорился? Значит, и Геринг думает, что Димитров выиграет процесс? Да что вы, Геринг ведь не думает. Геринг действует по приливам крови к голове - совершенно в духе учения фюрера об инстинктах.

Только до господина премьера не дошла неловкость этого момента.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"