Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

109. Советско - германский пакт о ненападении (Савва Цангулов)

Савва Цангулов (род. в 1912 г.). Кузнецкий мост. Роман, книга первая (1968). М., 1973, с. 12 - 15.

В романе "Кузнецкий мост" воссозданы события предвоенных и военных лет, связанные с дипломатической борьбой Советского государства. С. Дангулов сам был участником многих событий, описанных в книге, находился на ответственной дипломатической работе.

Ниже приводится отрывок из романа, в котором показан ход переговоров И. В. Сталина и В. М. Молотова с министром иностранных дел Германии Риббентропом, завершившихся подписанием советско - германского пакта о ненападении.

Из-за стола поднялся Молотов. Его серый костюм, очень летний, и белая сорочка с мягким воротником казались будничными в сравнении с черными костюмами гостей.

- Дух братства, который связывал русский и германский народы... - произнес Риббентроп и сделал попытку удержать руку Молотова.

- Между нами не может быть братства, - сказал Молотов, высвобождая руку. - Если хотите, поговорим о цифрах...

Рейхсминистр еще не успел подавить в себе смятение, вызванное последними словами Молотова, когда за спиной не столько скрипнула, сколько мягко зашумела открывающаяся дверь. Риббентроп оглянулся... Вошел Сталин. В светло - сером костюме и черных сапогах, с трубкой в руке, он, видно, был очень похож на традиционного Сталина, каким глядел он с газетных полос. Риббентроп, заметно смешавшись, отступил. Но Сталин протянул руку с трубкой к стульям, предлагая сесть. Немцы усиленно задвигали стульями, рассаживаясь. Казалось, в самой возможности утвердить свои уставшие тела на стульях для них было спасение от той неловкости, которая ими владела.

- Каким образом Германия может получить нейтралитет России? - произнес рейхсминистр, обращаясь к Сталину. Фраза была обнаженно деловой, больше того, демонстративно холодной. Видно, рейхсминистр решил говорить с русскими в тоне, который был характерен для первой реплики Молотова.

Сталин взглянул на Риббентропа, не скрывая неприязни. Эта реплика германского министра о нейтралитете оскорбительна для правительства СССР. В самом деле, о каком нейтралитете у советской стороны может идти речь с министром фашистской Германии? Смысл нынешних переговоров для правительства СССР: выгадать время, только выгадать время. Значит, в порядке дня лишь договор о ненападении. Но и он может быть подписан, если рейх в своей русской политике откажется от агрессии. Сталин сейчас так и сказал: "...если вы сами не перестанете строить агрессивные планы в отношении СССР". Сказал и медленно пошел по комнате, при этом его сильные ноги ступали странно бесшумно.

- Мы не забываем того, что вашей конечной целью является нападение на нас, - сказал он, останавливаясь подле Риббентропа и не отказывая себе в удовольствии взглянуть на него сверху вниз.

Риббентроп поднял глаза на Сталина - начало явно не сулило ничего доброго. Происходило нечто непонятное Риббентропу. Если русские дали согласие на его приезд, значит, у них было желание договориться. А если такое желание имело место, то какой смысл вести разговор в тонах столь нетерпимых?..

- Вы ошибаетесь, - произнес Риббентроп, обращаясь к Сталину, и приподнялся, приподнялся не столько из-за того, чтобы лишить Сталина возможности смотреть на него сверху вниз, сколько чтобы оказать известное уважение собеседнику. - Национал - социализм и большевизм могут договориться и господствовать в Европе и даже во всем мире...

Сталин пошел прочь от Риббентропа - он любил говорить расхаживая по кабинету. Никто не мог себе позволить такого - он мог. В этом была уверенность человека, чья беседа с людьми в течение многих лет была не столько диалогом, сколько монологом.

- У нас достаточно дел у себя дома, чтобы хотеть бросить искру к соседу, - подал он голос с противоположного конца комнаты. Он обретал уверенность в русском, обращаясь к принятым оборотам: "Бросить искру к соседу".

Говорил Молотов. Видно, те несколько фраз, которые он произнес, сложились не сейчас - он говорил с большей свободой, чем обычно. Он сказал, что не может быть речи о заключении пакта о дружбе. Слишком велика разница во взглядах. Впрочем, если это соответствует желанию Германии, то может быть заключено соглашение, главная статья которого гласила бы, что договаривающиеся стороны обязуются не участвовать ни в какой группировке держав, которая прямо или косвенно была бы направлена против другой стороны.

Риббентроп сел. Советский министр иностранных дел не казался Риббентропу уступчивее Сталина. Больше того, он мог показаться много строптивее. Если это тактика, то понять ее можно - на великодушие имеет право только лицо, стоящее выше тебя. А может быть, объяснение всех причин не в тактике, а в характерах, в линии поведения?..

- Но, может быть, вы готовы заключить торговое соглашение? - спросил Риббентроп Молотова. Рейхсминистр склонен был идти на компромисс, но компромисс для себя минимальный. Договор о нейтралитете плюс торговое соглашение - это уже что-то значило.

- Сегодня нам не удастся договориться, - сказал Молотов и внезапно встал. Теперь на своих местах оставались только немцы. В этом была для немцев некоторая неловкость. Но сознательно ли русские заставили испытать их эту неловкость? Если сознательно, то почему? Не только же немцы заинтересованы в происходящих переговорах.

Риббентроп приподнялся и, удерживая коллег на своих местах, произнес:

- Англо-французы хотят подвергнуть блокаде Германию и Советскую Россию! - Тон, которым были произнесены эти несколько слов, отражал если не отчаяние, то откровенное уныние.

- Вы все-таки хотите, чтобы мы рассмотрели вопрос о военном союзе между Москвой и Берлином? - спросил Молотов.

- А почему бы и нет? - ответил Риббентроп, воодушевляясь. Вопрос Молотова обнадеживал.

- Об этом не может быть и речи, - сказал Молотов и взглянул на Сталина.

- Не может быть и речи, - подтвердил Сталин.

Главные линии переговоров наметились в первый час: немцы предложили заключить пакт о дружбе и военном союзе. Советская сторона отвергла эту перспективу, дав согласие на договор о ненападении.

Поздно вечером... договор был подписан и немцы уехали из Кремля...

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"