Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Начало революционно-демократического этапа освободительного движения

В романе С. А. Заречной "Предшественник" рассказывается о жизни и деятельности великого русского революционера Н. Г. Чернышевского от юношеского возраста до последних лет его жизни в Астрахани и в Саратове. На страницах романа дается также описание ряда важных событий того времени, в том числе восстаний крестьян в селе Бездна Казанской губернии, в селе Черный Гай Пензенской губернии.

Восстание крестьян в селе Бездна

Народ затопил улицу. Впереди Антон, широко осеняя крестом толпящихся вокруг него мужиков и баб, не шел, а будто несся, едва касаясь земли. Тщедушный и неказистый, он словно вырос.

Ясные детские глаза его лучились светлой радостью. Внезапна толпа дрогнула, загомонила.

- Беда! Солдат нагнали!

- Пропали мы, братцы! Ой, пропали!

- Антон Петрович! Схоронись, батюшка! - шумели мужики.

- Не бойся, не выдадим!

Антона увели в избу. Народ плотной стеной окружил крыльцо, загородил вход. Тогда из кареты вышел Половцев* и, выпрямившись, высоко вскинув голову, зашагал к избе Антона, где густ сгрудились мужики.

*Доверенное лицо губернатора.

- Здравствуйте, поселяне! - Голос его ему самому показался чужим.

- Здравствуй, барин! - нестройно ответили мужики.

Лица у всех были неприязненные, но спокойные. Половцев приободрился.

- Благочестивый государь наш, император Александр Николаевич, - бойко начал он заранее подготовленную речь, - по великой доброте своей и в неусыпных заботах о благе чад своих как истинный, так сказать, отец, даровал вам волю...

- А помещики тую волю спрятали, - перебил его чей-то на смешливый голос.

Половцев на мгновение растерялся.

- Вернитесь же к своему мирному труду, поселяне,- покрывая шум, продолжал Половцев, - отныне, так сказать, вольному труду. Исполняйте свои обязанности по отношению к вашим бывшим господам. Через два года вы будете совершенно свободны.

Озорной свист прорезал воздух.

- Через два года! Пока солнце взойдет, роса очи выест.

- Не станем дожидаться ослушного часа! - грозно гудела толпа.

- Не надоть нам вашей воли!

Но Полозцева это уже не смущало. Солдаты были рядом, за околицей.

Апраксин* с трудом сдержал ярость.

*(Начальник карательной воинской команды численностью в 231 человек, присланной для подавления восстания.)

- Выдайте Антона, не то стрелять буду. Это он вас подучил бунтовать.

- Стреляй!

- Все до единого умрем, не покоримся.

- За правду постоим!

Апраксин сделал знак поручику, подошли солдаты, и среди наступившей тишины ружейный залп разорвал воздух.

- Убивают! - пронзительно заголосила баба.

Но толпа стояла, не дрогнув. Люди крестились. По бледным лицам текли слезы.

_ Ну? Выдадите Антона - помилую. Не выдадите...

Он медленно отсчитывал:

- Раз... два... три...

_ И, не дождавшись ответа, коротко бросил:

- Огонь!

Новый залп смешался с воплями. На талом, окрашенном кровью снегу стонали и корчились умирающие. Рыдали женщины. Медленно рассеивался пороховой дым. Несколько человек отделились от толпы подбирать раненых. Но те, что охраняли избу Антона, не шелохнулись. Стояли, как зачарованные... Новый залп, и люди с воплями кинулись в разные стороны.

Военно-полевой суд был скор, но немилостив. Антона расстреляли через 24 часа...*

*(С. Заречная. Предшественник. М., "Советский писатель", 1957, стр. 266. )

Помещиков по шеям(рассказ Н. Г. Чернышевскому его "старого знакомца")

И в Черном Гаю не лучше нашего вышло, не по слухам знаю, сам побывал... Там Василий Горячев верховодил. Гвардии солдат. Ох, и вправду горячая голова! Что делал! На тройке из села в село скакал народ поднимать, чтобы, значит, помещиков по шеям, да бурмистров и всякое начальство. Чтобы вся земля была хресьянская. И к телеге у него длинный шест приделанный, а на шесте красный кумач трепыхается. Цельное полотнище. Куда ни придет Горячев, народ на улицу высыпает, "Воля, - кричат,--воля!!!"А чем кончилось? Без немногого сотню мужиков перестреляли. Поболе сотни выпороли да на каторгу сослали! А самого Горячева шпицрутенами чуть не до смерти засекли. Эх, сударь, воля не воля, а такая наша доля. Вози и воду на воеводу. Трещи, не трещи, да гнись. Не пришло, видно, еще наше время, хресьянское...*

*(Там же, стр. 270 - 271.)

Обсудить, чего добивались крестьяне и почему их выступления терпели поражения.

Литература к теме

Д. К. Вишневский. Загадка бубнового туза. В кн.: "Повести о безвестных мастерах". М., "Советский писатель", 1958.

Н. Вирта. Вечерний звон. М., "Молодая гвардия", 1951.

К. Коничев. Повесть о Верещагине. Л., "Советский писатель", 1964.

С. Заречная. Предшественник, М., "Советский писатель", 1952.

В. Миколайтис. Путинас. Повстанцы. М., "Известия", 1962.

Е. Катерли. Некрасов. Калуга, 1959.

Д. Брегова.. Всегда вместе с тобой. М., "Детская литература", 1964.

О. Фор ш. Одеты камнем. Л., Гослитиздат, 1960.

В. А. Слепцов. Трудное время. М., Гослитиздат, 1955.

* * *

Книга советских историков "За нашу и вашу свободу" рассказывает о трагической истории народного восстания 1863 - 1864 гг., о традициях дружбы и совместной борьбы русского, польского, украинского, белорусского и литовского народов. Перед читателем предстают десять портретов выдающихся революционеров-демократов, героев и вождей народного восстания; он многое сможет узнать об активных участниках событий, предпосылках и ходе восстания, об исторической эпохе, в которую оно происходило.

Совместная борьба против тиранов

От имени "Земли и Воли" в эти первые недели восстания было выпущено несколько прокламаций. Одну из них ("Льется польская кровь, льется русская кровь") написал А. Слепцов, уполномоченный ЦК "Земли и Воли", приехавший в восставшую Польшу. Другие написал Огарев в то время, когда в Лондоне был Потебня. Две прокламации обращены к солдатам. "Братья солдаты! Одумайтесь, пока время!" - писал Огарев, адресуясь ко всему царскому войску. Вторая, обращенная к войскам, находящимся в Польше, начинается со слов: "Братья солдаты, ведут вас бить поляков". Третья прокламация озаглавлена "Офицерам всех войск от общества "Земли и Воли".

Прокламации призывали поддержать освободительную борьбу польского народа и готовиться к революции в России. "Братья солдаты, - говорилось в одной из них, - оставьте поляков в покое устраиваться по-ихнему, а идите освобождать народ русский от царских дворян и чиновников". В прокламации к офицерам Огарев писал: "Мы не оставляем нашей прежней мысли: вы должны готовиться и готовить солдат - на востоке и юге, на западе и севере. Дружно, со всех окраин, двинемся внутрь России, подымая народ на создание бессословного Земского собора".

Прокламации были отпечатаны Тысячными тиражами и получили широкое распространение. Эти прокламации с печатью "Земли и Воли", на которой были изображены две руки, соединившиеся в братском пожатии, читали в войсковых частях и в учебных заведениях, они появлялись в карманах пальто и шинелей, в почтовых ящиках и на стенах домов. Они обнаруживались не только в Польше и центральных русских губерниях, но и на Кавказе, в уральских и сибирских городах и поселках.

Потебня не сдался, не отступился от дела всей своей жизни, выказав большое мужество и силу духа. Он хотел одного: пусть не в той форме, как было задумано, но русский легион в повстанческой армии должен существовать. От него еще может зависеть многое в дальнейшем ходе и польской и русской революции...

В ночь на 21 февраля (5 марта) 1863 года Потебня участвовал в стычке с карателями около кладбища на окраине местечка Скала. Он пошел в бой как рядовой косинер, встал во главе атакующей группы повстанцев, но вражеская пуля настигла его. Смертельно раненного Потебню перенесли в кладбищенскую сторожку. А. Елёранский, присутствовавший при этом, вспоминал впоследствии: "Умирал спокойно. Последние слова его были: "Дай вам бог успеха в борьбе против тиранов"*.

*("За нашу и вашу свободу. Герои 1863 года". М., "Молодая гвардия". 1964, стр. 161, 162, 163.)

Обсудить, в чем проявилось в событиях 1863 г. революционное содружество польского и русского народа.

* * *

На территории Белоруссии и Литвы в числе выдающихся руководителей повстанцев был революционер-демократ Кастусь Калиновский.

Добывать волю и правду

В самом конце марта 1863 года Калиновский отправился в родной ему край. О своем вступлении в должность комиссара он оповестил население специальным приказом, в котором объяснял, что повстанцы борются за справедливую свободу, призывая народ вступать в повстанческие отряды, сообщать восставшим о передвижении карателей, истреблять мелкие группы царских солдат. Приказ Калиновского получил широкое распространение среди крестьян и не на шутку встревожил карателей.

В седьмом номере "Мужицкой правды" содержался призыв к крестьянам решительно поддержать восстание: "Вышел уже польский манифест. Земля бесплатно дается всем мужикам, ибо это их земля с дедов-прадедвв. За эту землю никто не должен отрабатывать панщину и никаких чиншей никогда не платить. Подушного налога больше не будет, рекрута не будет, а все мужики, паны и мещане - всякий отслужит 3 года в своей земле и снова вольный... Вот теперь сами разбирайтесь, где больше правды: в польском манифесте или в царском? Царь обещал дать вольность - не дал. Обещал не брать рекрута, а на деле уже второго требует. Польский манифест дал землю, не берет рекрута, сбросил подушный, вернул унию. Ну, скажите же, братки, кто же нам добра желает?! Подумайте хорошо, да, помолившись богу, дружно встанем вместе за нашу вольность. Нас царь уже не обманет... И пока есть время - надо нашим парням спешить с вилами и косами туда, где добывают волю и правду. И будет у нас вольность, какой не было у наших отцов и дедов".

Возглавив повстанцев Городненщины, Калиновский вновь боролся против шляхетско-националистических элементов, которые, захватив руководство восстанием, заигрывали с помещиками, саботируя проведение аграрных декретов в жизнь.

Деятельность Калиновского была образцом революционного служения народу. Он объехал губернию, посетил все повстанческие отряды, строго взыскивал за нерадивость и бездеятельность. Он произвел проверку личного состава отрядов, снаряжения и обеспечения бойцов всем необходимым, "расспрашивал о духе сельского населения".

Сохранилось описание внешнего вида- Калиновского во время одной из инспекционных поездок. Он был одет в чемарку, расшитую черными шнурками, в сапогах и барашковой шапке, роста выше среднего, широкоплечий, сутуловатый, крупные волевые черты лица, обрамленного небольшой бородкой, пристальный, даже дерзкий взгляд. Прибывал в отряд он точно в назначенное время. С командирами держался строго, сурово взыскивал за упущения, слабую заботу о рядовых, оставаясь в отряде, вел задушевные беседы с повстанцами...

На вооружении состояли старые охотничьи ружья, часто кремневые, новые охотничьи двустволки были редкостью, военные винтовки (штуцеры) - исключением. Большая часть повстанцев вооружалась самодельными пиками и копьями, изготовленными из кос. Порох и пули повстанцы приготовляли сами. Повстанцы могли вести прицельный действенный огонь на расстоянии пятидесяти - семидесяти шагов и были почти беззащитные перед армией, вооруженной новейшим оружием*.

*("За нашу и вашу свободу", стр. 266, 267, 268.)

Обсудить, почему деятельность К. Калиновского можно считать примером революционного служения народу.

В автобиографической книге В. Г. Короленко "История моего современника", охватывающей три десятилетия второй половины XIX в., рассказывается о польском восстании 1863 г, и о подавлении его царскими властями.

Восстание не удалось

Первое время настроение польского общества было приподнятое и бодрое. Говорили о победах, о каком-то Ружицком, который становится во главе волынских отрядов, о том, что Наполеон пришлет помощь.

Недели через две или три прошли слухи о стычках под Киевом - В семье Рыхлинских водворилась тяжелая тревога.

Вскоре в пансионе стало известно, что все три брата участвоали в стычке и взяты в плен. Старший ранен казацкой пикой в шею... Вся семья гордо несла свое горе, ожидая новых ударов судьбы.

Восстание нигде не удавалось, Наполеон не приходил, мужики даже в Польше неохотно приставали к "рухавке", а в других м-естах жестоко расправлялись с восставшими панами.

Однажды мне пришлось увидеть поезд с захваченными пленными. На длинных возах с "драбинами", в каких возят снопы, сидели кучей повстанцы, некоторые с повязанными головами и руками на перевязях. Лица у раненых были бледны. У одного на повязке виднелись пятна крови. Впереди сидели мужики, погонявшие лошадей, а по бокам верхами скакали такие же мужики-конвоиры. Сочувствие городского большинства было на стороне пленников. Молодые горничные плевали в гарцевавших на своих клячах победителей, а те насмешливо потряхивали чупринами и заламывали бараньи шапки.

Тюрьма, помещавшаяся на тесной, узенькой Чуднотской улице, скоро была переполнена этими пленниками, и для содержания просто "подозрительных" и "неблагонадежных", нанимали помещения у частных лиц.

Казней в нашем городе, если не ошибаюсь, было три.

Я помню только одну. Казнили бывшего офицера, кажется, Стройновского.

Умирал он с горечью и сожалением, но мужественно и гордо.

Романтизм, которым питалось настроение восставшей тогда панской молодежи, - плохая военная школа. Они вдохновлялись умершим прошлым, тенями жизни, а не самой жизнью...*.

*(В. Г. Короленко. История моего современника, кн I. M., "Художественная литература", 1948, стр. 95, 96, 97, 98.)

Обсудить, в чем заключалась основная причина поражения восстания.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"