Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Русско-турецкая война 1877-1878гг.

В своих произведениях болгарский писатель И. М. Вазов ярко отразил тяжелое положение страны в период господства турецких поработителей, а также массовый героизм народа во время апрельского восстания 1876 г.

Апрельское восстание 1876 г.

Двадцатого апреля клисурский представитель на главном собрании близ Мечки прискакал домой из Копривштицы, которая восстала в этот день, и, обнимая, своих родных, сообщил, что час восстания пробил... Тотчас в училище собрались главари заговорщиков. После пения "Бой наступает, сердца наши бьются" Караджов произнес пламенную речь, и вслед за этим Клисура под звон колоколов и восторженные клики объявила себя восставшей. Были немедленно разосланы письма комитетам других балканских городов с просьбой поддержать Клисуру и Копривштицу и тоже начать восстание. Назначив десятников и начальников стражи, члены местного комитета поспешили домой, чтобы вооружиться. Стреляли по убегающим жандармам, но безуспешно: им удалось спастись бегством в горы. Все мужчины вышли из города и заняли позиции на окрестных высотах.

Во всех стратегических пунктах было выставлено сторожевое охранение для защиты города - по пятнадцать - двадцать человек в каждом пункте - и для укрытия этих отрядов были вырыты окопы. По сторожевым пунктам было размещено почти все мужское население Клисуры в возрасте от восемнадцати до пятидесяти лет. Обратно в город уже никого не отпускали. Родные повстанцев должны были приносить им пищу и все необходимое. Вооружились кто как мог...

Вдали, на большой дороге, там, где она огибала пологий холм, показалась голова густой колонны; с каждой минутой колонна все больше и больше вытягивалась, все ползла и ползла вперед, как бесконечно длинная гусеница. То была орда Тосунбея. Чем ближе она подходила, тем яснее было видно, как она .многолюдна... Турки шли по четыре в ряд; три больших знамени " и десятка два маленьких флажков-- белых, красных, зеленых и других цветов - развевались над колонной. Растянувшись чуть не на два километра, она заполнила собой весь путь от башни Бяла - воды.

В рядах повстанцев произошло замешательство. Никто не мог усидеть на месте; все поднимались на ноги, пугливо озираясь.

Только Огнянов кое-как еще сдерживал людей гневным взглядом.

Черная колонна продолжала двигаться по дороге, пока не подошла к укреплению на ружейный выстрел.

Со Зли-дола стража дала по ней несколько залпов из дальнобойных ружей; тотчас же по команде Огнянова дали залп и с его укрепления. Рявкнула пушка. Густой дым окутал насыпи, грохот выстрелов разорвал воздух и эхом отдался в горах.

Несколько турок в передних рядах колонны рухнуло на землю.

Турки толпами продолжали наступать и стреляли беспрерывно. Они осторожно пробирались через виноградники и розовые плантации, отделявшие их от укрепления, и то прятались под случайные укрытия, то ложились, едва заметив, что с какой-нибудь высоты еще стреляют. Они уже занимали покинутые в панике окопы. Вместо повстанцев или их трупов турки находили здесь оружие, патронташи, сумки, одежду и другую добычу.

С криками и гиканьем турки темным роем обрушились на несчастную Клисуру, как черная стая воронов на свежий труп*.

*(Иван Вазов. Под игом. М., Гослитиздат, 1954, стр. 331, 332, 334, 335, 368, 371.)

"На Шипке все спокойно"

Подумать, что скрывалось за генеральской отпиской "На Шипке все спокойно".

Отрывок зачитывается в процессе разбора содержания картины В. В. Верещагина "На Шипке все спокойно".

Царь с наследником, покинув армию, уехали в Петербург. После их отъезда войска больше не пытались брать Плевну штурмом, а, отрезав ее от основных турецких сил, заставили капитулировать.

Положение изменилось. Гурко разработал план зимнего наступления на Софию и в направлении Константинополя. Скобелев готовил своих солдат, казаков и болгарских ополченцев к решающей схватке и прорыву турецких укреплений в районе деревень Шипка - Шейново.

Однажды, когда на балканских возвышенностях наступили холода, выпал обильный снег и по-российски закрутились бешеные метели, Верещагин побывал в одной из дивизий генерала Радецкого. Дивизия занимала оборону на Шипкинском перевале. А генерал, любитель кутить с утра до вечера, находился в пяти верстах от расположения своих войск, в теплой землянке, под надежным прикрытием бревенчатого навеса. Радецкий отсиживался в тепле и безопасности.

Скрывая истинное положение от начальства, генерал ежедневно слал в штаб верховного главнокомандующего и в Петербург одно и то же телеграфное донесение: "На Шипке все спокойно". Между тем солдаты погибали не столько от турецких пуль, сколько от морозов и ураганных метелей. Обмороженных солдат изо дня в день отвозили партиями в госпиталь, в город Габрово. Дивизия таяла, пополнялась резервами, медики не успевали справляться с обмороженными, а Радецкий неизменно докладывал командованию: "На Шипке все спокойно".

Верещагин пробрался в горы, где оборнялись и замерзали заметаемые снегом солдаты. Он набросал карандашом этюды будущих картин:

"Снежные траншеи на Шипке", "На Шипке все спокойно" - показал их Радецкому.

- Ваше превосходительство, на Шипке не так уж спокойно, как вам кажется. Вот, обратите внимание: этот набросок сделан мною с натуры. Солдаты сидят и лежат, скрючившись, в своих холодных шинелишках, в изношенных сапогах, не в землянках, а в окопах, вырытых прямо в снегу. Единственное спасение от холода - башлык. Но этого, как видите, недостаточно. Народ умирает от холода, а интенданты - не секрет! - воруют и дуются в карты. Им, ваше превосходительство, и дела нет до мученика-солдата...

- Позвольте, позвольте, - рьяно запротестовал Радецкий. - Адъютант, сюда!.. Поглядите, что изобразил художник. Так ли это?

- Ему видней, он там был. Полагаю, что так, ваше превосходительство. Есть обмороженные, есть насмерть замороженные. Кто же мог ожидать таких холодов!*

*(К. Коничев. Повесть о Верещагине. М. - Л., "Советский писатель", 1964, стр. 184 - 186.)

* * *

Ниже приведенный отрывок из солдатской песни зачитывают в качестве эмоционального описания боев за Шипкинский перевал.

Солдатская песня 
Вспомним, братцы, как стояли 
Мы на Шипке в облаках. 
Турки нас атаковали, 
Да остались в дураках. 
Только утро рассветает, 
Разнесет вокруг туман, 
И на Шипку наступает 
Вновь упорный Сулейман. 
Сулеймановы аскеры 
Крепко в Шипку били лбом, 
А мы били их без меры 
И прикладом, и штыком. 
Сорок таборов свалили, 
Навалили груду тел. 
Мигом турки побежали, 
И досталась нам гора. 
Было, братцы, плоховато, 
Накрест пули и гранаты 
Целый день над головой, 
Холод, голод... Эй, ребята! 
Будем тверды мы душой!..*

*(А. И. Красницкий. Освободительная война 1877 - 1878 гг. в очерках и рассказах. СПб., 1903, стр. 344.)

Вопрос. Какие трудности пришлось преодолевать русским: солдатам и почему они победили?

Плевна пала

Что-то нечеловеческое, стихийное было в наступлении турок... Турки были отброшены, русские вернули себе свои позиции. Было половина одиннадцатого.часа утра.

Всего на расстоянии ближнего ружейного выстрела стояли друг против друга враги. Теперь шел горячий стрелковый бой. С обеих сторон сыпались бесчисленные пули. Трескотне ружейных выстрелов неистово вторили турецкие и русские пушки. Турки расстреливали русских, русские - турок. И те и другие пришли в какое-то безумное остервенение. Жизни ни для кого из них не существовало, о ней забыли, налицо была только смерть.

Осман-паша, бесстрастный, как и в первый момент боя, хладнокровно распоряжался, направляя в самое пекло огненного ада на левом берегу новые таборы. Его конь, подарок султана, горячился под всадником. Вдруг невыносимо жалобный клич отчаяния пронесся по турецким массам, и в ответ ему с русской стороны грянуло, разливаясь в морозном воздухе тысячами перекатов, радостное "ура". Турки потеряли своего вождя. Всюду в их массах разнеслось известие, что Осман-паша убит. Все пропало: энергия, воодушевление, жажда победы. Неистовые храбрецы, с яростью освирепевших львов лезшие так еще недавно на русские траншеи, смутились, задрожали и в полном беспорядке отскочили к самому берегу Вида под натиском кинувшихся на них в штыки гренадер. Разом изменилась вся картина. Все поле пред мостами покрылось копошащейся в паническом испуге человеческой массой. Турки бежали, падали, следовавшие сзади спотыкались об упавших и падали сами, на них напирали, не давая им подняться на ноги, новые толпы...

В то же время за Видом на высотах продолжали канонаду турецкие орудия; турецкие стрелки, не переходившие Вид, сыпали пулями. Но это было уже последнее издыхание Плевны. На русской стороне было известие, что Осман-паша ранен в икру левой ноги навылет и не может командовать боем. Нельзя было не воспользоваться таким положением; полки выстроились в боевые колонны и каждое мгновение готовы были кинуться на непобедимого до того врага.

На каменном мосту через Вид среди порохового дыма появилось белое знамя; армия Осман-паши сдавалась; чудовище, поглотившее столько тысяч русских жизней, - Плевна - издыхало; крепчайший из завязанных турками узлов развязался...

Еще трещали до всей линии выстрелы турецких и русских ружей, еще вспыхивали кое-где взрывы снарядов, но не могло быть никакого сомнения, что Плевна - страшная, томительная Плевна, сушившая и угнетавшая столько русских сердец, лежавшая тяжелейшим камнем на множестве русских душ, - пала, безвозвратно пала...*

*(А. И. Красницкий. Под русским знаменем. Повесть-хроника освободительной войны 1877 - 1978 гг. СПб., 1903, стр. 308 - 314.)

Вопрос. Какие боевые качества проявили русские солдаты в боях за Плевну?

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"