Библиотека
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 18

Сведения, которые привез Иванцов из-за рубежа, были весьма интересны. Для развития операции чекисты приступили к подготовке второго разведчика. Иванцов предложил Манюкова, и его кандидатура была утверждена Центром. Сложность состояла в том, что в Румынии он не был, о Геруа и его окружении знал мало. Правда, Манюков был не первым, и ему предстояло идти по тропе, уже проложенной Иванцовым.

Вызванный из Ейска в Краснодар Манюков и приехавший из Майкопа Иванцов разместились в номере гостиницы "Европейская".

После обеда они гуляли по городу. Было тепло и сухо. В городском саду, куда они зашли, играл духовой оркестр. На сцене летнего театра какие-то артисты в поношенных цилиндрах пели куплеты и отбивали чечетку. Потом они посмотрели кинокартину с участием модного тогда артиста Дугласа Фербенкса и вернулись в гостиницу. Распахнули окно, в номер хлынул свежий воздух. Манюков стал возиться с чайником, а Иванцов подошел к окну, посмотрел на расположенные близ гостиницы дома.

Манюков и приехавший из Майкопа Иванцов
Манюков и приехавший из Майкопа Иванцов

- Что-то интересное? - спросил Манюков, ставя на стол чайник.

- Люблю смотреть на освещенные окна. За ними люди, и у каждого своя судьба, своя жизнь.

- А люди-то разные. Больше друзья, но есть и враги.

- Врагов еще немало.

Иванцов подробно рассказал о Геруа. Манюков спросил:

- Виктор, а у Жолондковского ты был?

- Несколько раз. Живет он один, как бирюк. Подлейшая натура. Начнет говорить тихо, вкрадчиво, будто между прочим, а на самом деле проверяет, уточняет, сопоставляет сказанное тобой. Потом вдруг начнет рубить с плеча и доказывать, что с большевиками все цацкаются. Жолондковский - за террор, повсеместный и беспощадный. Это его конек. Его в этом поддерживает и Кутепов.

- Ну, а слабости его какие?

- Большой охотник волочиться за женщинами.

- Что представляет из себя Авраменко?

- Это тень Геруа, и как личность - ничем особым не выделяющаяся. Но он способен на все, если будут хорошо платить. Его, кажется, прибрал к рукам румынский разведотдел. Так я думаю потому, что однажды, когда мы были с ним в ресторане, он, пьяный, жаловался не только на генерала, но и назвал скупердяем Морузова-Штефанеску. И все же Авраменко - это не Жолондковский, с ним как-то легче, он общительнее...

- Расскажи, Виктор, - негромко попросил Манюков, - что же все-таки произошло, когда тебя схватили в Бухаресте? Как ты догадался, что это действуют люди Геруа?

- Если бы я сразу догадался, - с грустью вспомнил Иванцов. - А помог мне в этом Авраменко. Он переоформлял документы многим сотрудникам штаба Геруа на право проживания в Румынии. Пришел он вечером ко мне и, как это с ним нередко случалось, напился. Уложил его спать и заглянул в документы. Смотрю - в одном фотоснимок того, бритоголового, который особенно наседал на меня в подвале. Меснер его фамилия.

Если днем беседы с Манюковым вел Иванцов, то вечерами с ним занимались Еремин, Алехин и Сологуб. Еремин считался специалистом по зарубежным монархическим организациям, их структуре, тактике, оснащенности. Алехин глубоко знал разведку Англии, Франции, Румынии, а Сологуб - так называемый "Народно-трудовой союз" (НТС) - зарубежную антисоветскую организацию, созданную на деньги разведок некоторых буржуазных стран.

И вот наступил день, когда они поменялись ролями: отныне рассказывать должен был Манюков, держа своеобразный экзамен. С одной стороны стола сели: Алехин, в светлом кителе, с осунувшимся, клинообразным лицом; справа от него спокойный, задумчивый Еремин, а слева - Сологуб, с трудно скрываемой доброжелательной улыбкой. Первым к сидящему напротив Манюкову обратился Алехин:

- Первое серьезное препятствие - граница, первый рубеж - хозяин тайной переправы Лещенко. Как вы будете действовать?

- Судя по всему, Николай Лещенко обрадуется моему появлению, так как он получит задаток, а деньгам он всегда рад.

- Допустим. А что вы должны выяснить у него? - спросил Сологуб.

- Побывать в тайном бункере, куда он прячет "гостей" в дневное время. В случае чего прикинусь больным, чтобы задержаться у него на день.

- Бункер бункером, а главное что? - настаивал Алехин.

- Выяснить, как много проходит через него нарушителей границы, использовать болтливость жены Лещенко.

- Это не помешает, но главное - переход через границу, - сказал Еремин.

- Вторым препятствием будет локотенент Патрику, он встретит вас и переправит к капитану Станкову, а потом к Морузову-Штефанеску. Как будете действовать в присутствии их? - вступил в разговор Еремин.

- Они будут ждать меня не с пустыми руками, согласно договоренности с Виктором Федоровичем. Передам им данные, поторгуюсь о цене.

- Только все разговоры ведите с Морузовым, Патрику и Станков не посвящены в тайную договоренность. А что будете делать дальше? - наседал Алехин.

- Чтобы заинтересовать, расскажу о нашей организации.

- Почему?

- Для солидности, дескать, разведывательная информация для нас постольку поскольку.

- Зачем румынским разведчикам организация, им подай шпионские материалы! - отрезал Алехин.

Манюков задумался, сделал в блокноте запись.

- Моя главная цель при встречах с Морузовым узнать, что интересует румынский разведотдел, какие сведения ему нужны, не заслали ли они к нам свою агентуру.

- Это уже близко к тому, о чем мы говорили. Но учтите, Николай Георгиевич, о своих агентах они вам скажут не сразу.

- Не скажут, не надо, подождем.

- А теперь переходим к Геруа. Это самый крепкий орешек. Какую линию поведения наметили? - задал вопрос Еремин.

- Рассказываю подробно миф о нашей "организации" и вручаю пакет от Виктора Федоровича.

- Сначала пакет, а потом разговоры, - поправил Еремин. - И постарайтесь не встречаться с его дочерью, она девица дотошная.

- А если?..

- А если и придется говорить, подтвердите ей все, что вам рассказывал Иванцов. Понятно?

- Все ясно.

- Вернемся к самому Геруа, - сказал Алехин. - Что вы скажете о конечной цели "организации"?

- Никаких парламентов, только монархическая Россия во главе с великим князем Николаем Николаевичем.

- Это основа разговоров, о деталях подумайте. Кто такой Жолондковский?

- Рассказать его биографию?

- Расскажите о личности, - посоветовал Еремин.

- Полковник Жолондковский... - начал Манюков.

* * *

Перевалочной базой врагов на советско-румынской границе служил дом Лещенко, который промышлял контрабандой. Он тайно пересекал границу и года два назад был пойман с товарами румынскими пограничниками. Перспектива сесть в тюрьму не очень прельщала его, и он согласился тайно переправлять через границу гостей, за соответствующую плату.

Прибыв к границе, Манюков к вечеру почти точно вышел на одиноко стоявший домик. Он постучал в дверь и назвал пароль. Ему открыли. Чуть не задевая притолоку, Манюков в темноте переступил порог. Перед тем как поместить гостя в маленькую комнатку, Лещенко проинструктировал его, как действовать на случай прихода советских пограничников, что говорить, какие документы предъявлять. Но разведчик был спокоен, он знал, что никаких проверок не будет.

День Манюков отсиживался в бункере, который сделал Лещенко для тех, кого переправлял через границу. Он внимательно осмотрел подходы к бункеру и замаскированную дверь. Переход границы был назначен на субботу.

Темным покрывалом нависла над землей ночь. Лещенко держался впереди, шагал неторопливым, еле слышным шагом. Манюков старался не отставать от проводника, поглядывал на его широкую спину и думал о злой судьбе, которая заставляет этого человека заниматься темными делами. Сколь ни удачлив Лещенко, не избежать ему тюрьмы. Лещенко словно угадал мысли Манюкоза.

- Ночь темная, заступница наша.

До окраины селения они добрались благополучно. Лещенко повернул к темному домику и постучал в окно. Вышел хозяин, молча взял Манюкова за руку и ввел на кухню. Из топившейся печки мелькали огненные всполохи, пахло жареным мясом. Хозяин подкрутил фитиль керосиновой лампы, поправил стекло. С печной лежанки спустилась хозяйка, поставила на стол чашку с солеными огурцами, квашеной капустой и бутыль сливовой водки, Хозяин налил каждому по полной кружке. Молча выпили, закусили. От второй Манюков отказался.

Утром он опять шагал следом за Лещенко. Несколько раз в шорохе камышей им слышались посторонние звуки. Тогда они надолго замирали, внимательно вслушиваясь. И вот наконец вышли к реке, по которой проходила государственная граница. Невысокий берег зарос кустарником и осокой Не останавливаясь, Лещенко взял круто влево, шагов через двести так же резко сменил направление.

Пришли к какому-то домику. Залаяла собака, но, почуяв знакомого человека, умолкла. Манюков огляделся. Почти рядом с домом стоял прохудившийся навес, посреди двора у колодезного журавля лежала колода, из которой поят скот. По шатким ступенькам поднялись в дом.

- Ужинать будем? - спросил Лещенко.

- Нет, не хочется, - сказал Манюков.

- Проходите сюда. - Лещенко провел гостя в соседнюю горницу, где было почище.

Манюков в темноте разделся, положил одежду под голову, а сам растянулся на лавке. Лежал долго с открытыми глазами, думая о предстоящей встрече с румынскими разведчиками и генералом Геруа.

* * *

На вокзале в Бухаресте к Манюкову подошел человек в темном пальто и шляпе-котелке.

- Господин Манюков? - спросил он. - Очень рад приветствовать вас в столице Румынии. Майор Морузов послал меня встретить вас.

Он учтиво взял Манюкова под локоть и повел на привокзальную площадь, где чуть в стороне стоял фаэтон на дутых шинах.

- Вот наш транспорт, поедем в отель "Дунай". Фаэтон бесшумно катил по бухарестским улицам, а Манюков рассматривал разномастную толпу, сновавшую по тротуарам мимо многоэтажных домов, приземистых особняков и бедных лачуг.

У отеля не видно было ни одного автомобиля. В безлюдном вестибюле царил полумрак.

Они поднялись на второй этаж, и спутник Манюкова постучал в номер, дверь которого тотчас открылась. В небольшой комнате сидел круглолицый смуглый мужчина с небольшими усиками над верхней губой. Манюков узнал в нем начальника разведотдела румынского генштаба Морузова.

Генштабист кивнул человеку в котелке, и тот покинул номер.

Морузов и Манюков представились друг другу. Манюков сразу отметил, что у Морузова усталые глаза, хотя в них и чувствовалась напористость.

- Как Виктор Федорович? - нарушил затянувшееся молчание начальник разведотдела.

- Виктор Федорович вам кланяется. Он всегда бодр, его авторитет в нашей среде непререкаем, - ответил Манюков, все еще пребывая в напряженном состоянии.

- Вы правы. - Морузов чуть нахмурил свои брови. - Он заслуживает этого.

- Простите, господин майор, - Манюков решил сразу же занять активную позицию. - Мне непонятно, почему капитан Станков, который встретил меня в Криулянах, требовал полного доклада, тогда как Виктор Федорович распорядился иметь дело только с вами?

- Пожалуйста, извините Станкова, - произнес Морузов. - Конечно, он не имел права что-то требовать у вас и превысил данный ему приказ. Он будет наказан... Ну, давайте, рассказывайте или показывайте?

Николай Георгиевич снял пиджак, распорол подкладку и вынул оттуда пачку бумаг. Морузов, придвинувшись к окну, стал их рассматривать. Разведка буржуазной Румынии получила новую порцию дезинформационных материалов. Особенность их заключалась в том, что они косвенно могли найти подтверждение в случае их проверки.

- Николай Георгиевич, где вам вручили эти документы?

- Как где? - не сразу понял Манюков.

- Где? В Краснодаре, Ростове или перед переходом границы?

- Эти материалы я получил лично от Виктора Федоровича в Краснодаре, - ответил Манюков.

- Так делать нельзя. У вас, Николай Георгиевич, неладно с конспирацией. Представьте, когда вы добирались от Краснодара до границы, вас случайно задержали в поезде при проверке документов или во время облавы. Что ж тогда? Провал!

- Вы хотите дать совет? - спросил Манюков, понимая, что Морузов, очевидно, поверил в "материалы" и заботится о том, чтобы в дальнейшем они поступали к нему с меньшим риском.

- Элементарные правила нашего дела гласят, разведчик должен рисковать в пределах выполнения задания, но не больше. Вас до границы должен сопровождать специальный человек, курьер, что ли. При нем должны быть все материалы. В этом случае можно лишиться только их, не ставя под удар себя и вашу поездку сюда.

- Мы говорили об этом, - произнес Манюков, пока майор закуривал, - но у нас еще мало людей, которым можно доверять.

- А теперь расскажите о вашей организации, какова система ее построения?

Собравшись с мыслями, Манюков ответил:

- Система "пятерок" действует безотказно. Конспирация строжайшая. Главный штаб в Краснодаре. Штабы во многих местах Северного Кавказа. В наиболее крупных станицах - группы. Ставку делаем на людей, чем-то ущемленных Советской властью.

- Провалов не было? - перебил Манюкова Морузов.

- Нет, бог миловал. Но как действовать с пустыми руками? Пока мы не получили средств и оружия. Виктор Федорович особо просил снова обсудить с вами вопросы материального обеспечения.

Манюков прекрасно видел, с каким интересом вначале его слушал румынский разведчик и как погас его взор, когда речь зашла о деньгах.

- Если вы не заинтересованы нас солидно поддерживать, придется искать другие пути.

- Нет, почему же, - оживился майор. - Я сделаю все возможное, чтобы наши отношения строились не только на взаимном уважении. Но вы должны иметь в виду, что без нашей поддержки вам будет трудно переходить границу.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ist-obr.ru/ "Ist-Obr.ru: Исторические образы в художественной литературе"